Архив

Двое в лодке

Они знают друг друга почти двадцать пять лет. Все эти годы Лева и Шура Би−2 занимаются вместе музыкой — она их, собственно говоря, и связала. Но не только

Они знают друг друга почти двадцать пять лет. Все эти годы Лева и Шура Би−2 занимаются вместе музыкой — она их, собственно говоря, и связала. Но не только.

30 сентября 2010 00:22
4514
0
Свадьбу солисты группы Би-2 решили сыграть в один день. Фото: пресс-служба группы Би-2, Любовь Шеметова/журнал Hello, Personastars

Лева и Шура признаются, что их часто путают, хотя ни внешне, ни по характеру они абсолютно не похожи. Лева — эмоциональный, романтичный. Шура — более практичный и спокойный. По крайней мере производит такое впечатление. Но как у супругов, проживших много лет в браке, появляется что-то неуловимо общее в жестах, характере, манере общения, так и солисты Би−2, кажется, понимают друг друга с полуслова.



«Разучивая время перемен»


Вы знакомы четверть века. Какие эмоции у вас это вызывает?


Лева:
«Да? Ну надо же, как летит время! Мы как раз перед вашим приходом разговаривали с одним музыкантом — нашим коллегой, который хвастается своими пока еще достаточно юными годами. Так вот пусть он не обольщается: с определенного момента ты просто не успеваешь отмечать — вот стукнуло тридцать, а потом сразу — раз, и тридцать пять…»


Погодите, у вас что — кризис среднего возраста?


Шура
: «Нет, возраст для рок-н-ролла не помеха! Мы знаем примеры, когда людям за шестьдесят, а они еще ого-го».


Шура, когда на сцене минской театральной студии вы впервые увидели вот этого мальчика — Леву, вы почувствовали, что он такую большую роль сыграет в вашей судьбе?


Шура:
«На самом деле мы познакомились за сценой, а в студию приходили потому, что нам обоим оказалось это интересно (уже как постфактум нашей дружбы). У меня в детстве было два варианта: или слоняться на улице, или играть в театре. Слава богу, я выбрал второе. Нашу первую встречу я отлично помню. Лева подошел ко мне, чтобы я посоветовал ему что-нибудь почитать. Он уже тогда начал писать стихи, и его ко мне направили педагоги. Я взял толстенный справочник по философии и выписал оттуда названия книг, которые он даже если и нашел бы, то ни за что в жизни осилить бы не смог».


Поиздеваться захотелось?


Шура:
«Нет, хотелось показаться умным… Потом мы стали общаться и поняли, что одной театральной студии нам для самореализации уже мало. Возникла идея создать музыкальную группу. Я играл на бас-гитаре, Лева сочинял песни. Ну и затянуло, и тянется по сей день».


Вы говорили, что первые песни были остросоциальными и остросексуальными.


Лева:
«Это был конец 80-х, перестройка. Политическими страстями тогда была накалена вся ленинградская рок-сцена. Всем хотелось быть на передовой, на острие проблем. А поскольку играть на инструментах мы толком не умели, то делали ставку на эффект и устраивали на сцене разные хулиганства».


Разорванные окровавленные подушки и гробы… А у вас были кумиры в то время, какие-то ориентиры?


Шура:
«Конечно, мы слушали ленинградские рок-группы „Аквариум“, „Кино“. Я был большим поклонником The Police, Modern Talking, Depeche Mode. Но вообще стиль группы Би−2 сформировался уже позже, в Австралии».



«Полковнику никто не пишет…»


Вашему переезду в Австралию способствовал какой-то творческий кризис?


Шура:
«Нет, это было просто путешествие. Я ничего не знал про эту страну, мне хотелось там побывать. Все мне понравилось — природа, культура, люди хорошие, симпатичные. И я решил там остаться».


Вот просто так взяли и решили?


Шура:
«До этого мы еще два года пожили в Израиле. (Там у ребят были родственники. — Прим. авт.) Но стимулов для творческого развития — никаких. Израиль — небольшое государство. В начале 90-х там было пять миллионов человек, из них миллион русских. Сколько звезд может „выдержать“ такая страна? В общем, для нас это был не заработок. И я решил податься в Австралию: все-таки там побольше народу. Лева приехал позже. В Австралии мы собрали коллектив, группу Сhiron, она просуществовала до нашего отъезда в Москву. И мы до сих пор записываем пластинки в Австралии: там очень хорошие студии звукозаписи».


Лева, а когда вы расстались с Шурой, у вас не возникло мысли начать сольную карьеру?


Лева:
«Некогда мне было этим заниматься. Я же в армию пошел. Израиль — такая страна, где надо очень много времени и сил уделять зарабатыванию на жизнь. И все мое время было посвящено тому, чтобы заработать денег, купить билет и поехать к Шуре в Австралию».


Кем же вы работали?


Лева
: «Сторожем, на стройке — в самом начале „карьеры“. Большинство эмигрантов проходят через неквалифицированный труд. Потом, после демобилизации из армии, я уже прилично владел языком, и это помогло мне устроиться на хорошую работу. Я занимался компьютерной графикой и достаточно быстро скопил нужную сумму, чтобы поехать в Австралию».


А ведь вы могли бы каждый пойти своим путем…


Шура:
«Предпосылки были. Но все, что мы делаем, делаем вместе. И почему-то всегда ощущалась внутренняя уверенность в том, что нам удастся реализовать свои идеи».



«Не потерять бы в серебре ее…»


«Медные трубы» — испытание, которое не всем по силам. Когда к вам пришел успех, что-то в ваших отношениях изменилось?


Шура:
«Нет, нам делить-то нечего. У нас все поровну. Мы живем в соседних домах, недалеко друг от друга. И часто бывало так, что Лева ночевал у меня, я у него».


Когда кого-то выгоняли из дома?


Шура:
«Ну типа того». (Смеется.)


А кто у вас в группе лидер?


Лева:
«Шура — это продюсер Би−2, а я… творческий центр. Хотя иногда мы меняемся. Три года назад группа полностью сформировалась, и мы счастливы, что у нас играют лучшие музыканты страны».


И никогда не было у вас конфликтов, ссор?


Шура:
«Бывали разногласия, но все это решается на уровне диалога».


Вы амбициозные люди? Вам изначально хотелось славы?


Лева:
«Нам изначально хотелось заниматься тем, чем мы занимаемся. И слава богу, что это стало нашей профессией. Парень с гитарой всегда пользовался вниманием девушек. Нам даже не столько хотелось быть богатыми, сколько популярными. Когда мы только начинали, понятия о богатстве были абсолютно абстрактными».


Ну и с приходом популярности счастья у вас добавилось?


Лева:
«Добавились сложности, но об этом даже говорить не хочется. Откройте любой журнал, почитайте, как звезды жалуются на жизнь».


То, что вы так потрясающе совпали по характеру, вкусам, — это одна из составляющих вашего успеха?


Лева:
«Мы не похожи на самом деле. Хотя нас все время путают и меня почему-то называют Шурой, а его Левой. Самое главное — у нас абсолютно разные вкусы на женщин. А это, как правило, является залогом большой и крепкой мужской дружбы».


«Кончится пленка, ты ждешь ребенка…»


Шура, вам какие женщины больше нравятся?


Шура:
«Мне сейчас сложно сказать какие. Я люблю свою жену».


Лева, а вы любите жену Шуры?


Лева
: «Конечно, но братской любовью».


Вы и свадьбу сыграли в один день. Чья это была идея?


Лева:
«Общая. Это очень символично и логически вытекает из того, что последние лет двадцать мы практически не расстаемся. К тому же это было очень удобно: собрать в один день всех наших общих друзей. А иначе им пришлось бы два раза приезжать».


Шура: «По-моему, очень красивое получилось торжество». (Солисты Би−2 расписались со своими возлюбленными Асей и Лизой год назад, 29 октября, в московском Дворце бракосочетания. После этого молодожены отправились «гулять свадьбу» в Израиль. Церемония прошла по еврейскому обычаю «хупа». На свадьбу съехались друзья и родственники со всего света. — Прим. авт.)


На протяжении этих лет вы наблюдали, какие спутницы появлялись у каждого из вас. Наверное, они пытались как-то влиять на ваш дуэт?


Лева:
«Никаким женщинам вклиниваться в наш творческий союз мы не позволяем, все эти попытки сразу же пресекаются в зародыше».


Лева, но ведь ваша жена связана с музыкой, она была тур-менеджером известной группы «Мумий Тролль». Неужели она не пытается что-то комментировать, советовать?


Лева:
«Конечно, Ася — ценный советник, к мнению которого мы прислушиваемся. Но она уже завоевала наше доверие. Она не перестает говорить, как ей нравится то, чем мы занимаемся».


Лева, вы успели пожить гражданским браком, прежде чем решились официально оформить отношения с Асей. У Шуры все произошло как-то стремительно.


Шура:
«Это была любовь с первого взгляда. Мы с Лизкой недавно подсчитали, что знакомы всего полтора года, а за это время уже успели пожениться, у нас родилась дочка. И мы очень счастливы».


Лева: «Кстати, у нас с Асей тоже была любовь с первого взгляда… Но когда Шура уехал отдыхать на Сицилию, ничто не предвещало, что он вернется оттуда другим человеком и так круто развернет парус своей холостой жизни».


Шура: «Я сразу почувствовал, что это моя женщина. Конечно, у нас есть общие интересы и взгляды на жизненно важные вопросы совпадают, но главное не в этом, а в ощущении, что это родной человек. Я беру Лизу с дочкой с собой на гастроли, мы ездили все вместе в Израиль».


Но дочке же всего пять месяцев.


Шура:
«Тем не менее она очень хорошо переносит самолет. Даже лучше, чем электричку. Из нее выйдет путешественница».


Вы такой героический поступок совершили: «рожали» вместе с женой. Многие мужчины в обморок падают…


Шура:
«Я не из тех, кто падает в обморок. Хотя в тот день только вернулся с гастролей, а к вечеру родилась Ева. Все было ответственно. Мне дали белый халат, маску, провели в палату. Хотелось быть в такой важный момент рядом с женой, поддержать ее».


Вы хотели сына или дочку?


Шура
: «Я уже знал, что родится девочка. Но в принципе не задумывался над тем, ребенка какого пола я хочу. Просто был рад, что стану отцом».


Лева, а вы-то уже многодетный отец…


Лева:
«Да, отец-герой. И ощущения самые прекрасные. Я тоже присутствовал при родах: и когда появился на свет Авив, и сейчас, когда родился Давид. Взял сына на руки и отнес его в палату для новорожденных. Это уже стало хорошей традицией».


На кого похож ваш младший?


Лева:
«Мне показалось, что он похож на маму, а Ася считает, что на меня. Наверное, это говорит о том, что с течением времени мы с женой все больше становимся похожи друг на друга».


Интересные имена вы своим детям придумываете — Авив, Давид.


Лева:
«Да, мы решили пройтись по святым местам». (Смеется.)


Как Авив воспринял новость о том, что у него будет братик?


Лева:
«Сейчас он пока радуется, что он теперь старший брат. Что будет потом, мы не знаем, но постараемся, чтобы он не ревновал и не чувствовал себя обделенным родительским вниманием. Ему два с половиной года, пока он еще не осознает полностью, что жизнь изменилась».


А с сыном от первого брака вы общаетесь? Читала, что у вас возникла конфликтная ситуация с бывшей женой Ириной.


Лева:
«Нет, не общаюсь. Конфликтная ситуация, да, возникла. Но все случается в жизни. Надеюсь, что в ближайшее время мы придем к компромиссу».


Вас изменило отцовство?


Лева:
«Каждый ребенок — это больше ответственности. Но я был к этому готов морально. Могу сказать, что в большей степени меня изменило знакомство с моей нынешней супругой Асей. Я ей очень благодарен».


У вас интересные методы воспитания детей. Это правда, что в детской у вас одна стена осталась некрашеной, чтобы ребенок мог на ней рисовать?


Лева:
«Да, и Авивчик с удовольствием это делает. Но одной стены ему уже мало… Думаю, вместе с Давидом они разберут квартиру по кирпичику».


Шура, вам Лева пытается давать советы, как воспитывать детей?


Шура:
«Дочке всего-то пять месяцев. Она пытается говорить какие-то слоги, петь. Я пробовал ей исполнять разные композиции: мне интересно наблюдать, на что она реагирует сильнее. По-моему, ей больше всего нравятся мелодии Максима Дунаевского. Я пою: «Сердце, тебе не хочется покоя», а она в паузе что-то подпевает: а-а-а-а. Не так давно Дина Арбенина мне жаловалась, что когда поет близнецам свои песни, они начинают нервничать. Конечно, я бы тоже под такое не уснул: «Катастрофически тебя не хватает, жгу электричество, но не помогает».


Кстати, Диана нам в интервью рассказывала, что вы были в нее влюблены.


Шура:
«Думаю, влюбленность не обязательно должна носить сексуальный характер. Она может быть платонической. Одно время мы общались очень тесно, я помогал ей делать альбом, мы встречались на концертах. Мы и сейчас с Диной хорошие друзья, постоянно созваниваемся. Вот подрастет дочка, будем встречаться семьями».


Может, еще и сборник песен для детей вместе запишете…


Шура:
«Такая идея действительно есть. Мы не хотели про это говорить раньше времени».


Существует стереотип, что рок-музыканты — это такие отвязные, свободолюбивые парни, которые гоняют на мотоциклах, а вы производите впечатление домашних, семейных.


Лева:
«Свободу мы тоже очень сильно любим, но человек не может полностью отключиться от мира. Должны быть какие-то обязательства, ответственность. Свобода — это скорее свобода духа. Сейчас нам нравится жить так».