Архив

Типа крутые легавые

Считается, что комедийные актеры веселятся лишь на экране, а в жизни они серьезные и даже занудные люди

Знаменитый американский комик Уилл Феррелл с легкостью опроверг стереотип, о том, что комедийные актеры в жизни серьезные и даже занудные люди, приехав на прошлой неделе в Москву вместе с Адамом Маккеем

23 сентября 2010 20:44
2819
0
Марк Уолберг, Адам Маккей, Уилл Феррелл и Ева Мендес пробыли в Москве чуть больше суток, однако главные достопримечательности российской столицы посетить все же успели. И остались от них в полном восторге.

Ева Мендес: «Я нормально чувствую себя среди мужчин, но предпочитаю
общество женщин»

— Ева, почему вы согласились сняться в фильме «Копы в глубоком запасе»? Ведь ваша героиня в картине не похожа на ваши предыдущие роли: она очень смешная и местами нелепая.


— Мне просто была нужна работа, а тут как раз подвернулся сценарий этого фильма. Да к тому же денег пообещали. (Смеется.) А на самом деле я очень люблю посмеяться над собой. И люблю, когда зрители смеются. Так что я готова к любым предложениям: нужно выглядеть глупо — пожалуйста, лишь бы всем было весело. А еще я большая поклонница Уилла Феррелла. Поэтому когда узнала, что буду играть его жену, пришла в полный восторг. Мне нравятся все его фильмы — и «Рикки Бобби: Король дороги», и «Сводные братья», и «Продюсеры». А «Телеведущий» вообще один из самых любимых.


— А какие-нибудь российские фильмы вы видели?


— Да. Мне понравились фильмы от режиссера «Особо опасен». Как их? Темный, светлый…


— «Ночной дозор» и «Дневной дозор».


— Точно! Они меня очень впечатлили.


— Вы провели в Москве на один день больше, чем ваши коллеги по «Копам…». Что успели посмотреть?


— Я посетила могилы Чехова и Станиславского. Мне нравятся старые кладбища, так что я побродила там немного. Еще была на Красной площади, в Кремле, Алмазном фонде и Оружейной палате. Меня потрясли платья Екатерины Великой, драгоценности, кареты… Удивительно красиво. А потом я зачем-то пошла в итальянский ресторан. Не знаю, почему я это сделала. Быть в России, в Москве, и пойти в итальянский ресторан… Глупо как-то. Правда, насколько мне известно, в русской кухне очень много мясных блюд, а я не ем мясо уже несколько лет. Я понимаю, что вегетарианкой быть скучно. Но так получилось. (Смеется.)


— Ваше имя, которое по-английски произносится Ива, по-русски звучит Ева. Как вам такой вариант?


— О, мне очень нравится Ева! Я, когда приеду в США, скажу всем, чтобы они меня так и звали: Ева. Здорово!


— На съемочной площадке вас окружало множество мужчин. В этом есть какое-то преимущество? Ведь, наверное, за вами все ухаживали, делали комплименты.


— Конечно, в этом что-то есть. Но я больше люблю находиться в обществе женщин. Возможно, потому, что выросла среди женщин: со мной все время были моя мама, мои сестры, мои подруги, с которыми я очень близка лет с двенадцати и по сей день. Да и в кинобизнесе у меня появилось много подруг среди актрис. Лив Тайлер, например. То есть я вполне нормально чувствую себя среди мужчин. Но предпочитаю все-таки общество женщин. Сильных женщин, с которыми и сама чувствую себя сильной.


— А как же сильный мужчина, на которого можно положиться? Вы разве не нуждаетесь в таком?


— Безусловно, в моей жизни должен быть мужчина, на которого можно положиться. Но именно положиться, а не зависеть от него. И я не нуждаюсь в нем, я его хочу. А это большая разница. Дело в том, что я люблю независимость. Наверное, потому что моя мама и другие мои родственницы были очень зависимы от мужчин. В плане денег, например. Я же хочу и могу делать все сама. И для меня это очень важно.


— В фильме вы играете жену полицейского. Чем не сильный мужчина? Правда, ему порой приходится рисковать. Вы бы смогли жить с таким человеком или вам нужен мужчина более спокойной профессии?


— Я бы, наверное, не смогла жить с таким человеком. Я все время за все беспокоюсь, за всех переживаю. Мне бы просто не хватило нервов.


— А смогли бы вы быть такой же идеальной женой, как ваша героиня?


— Нет! Хотя бы потому, что я не умею готовить. (Смеется.)


— По сюжету, ваш муж постоянно вас критикует. Но ваша героиня к этому спокойно относится. А как вы в жизни относитесь к критике?


— К критике, которая появляется в СМИ или Интернете, — довольно спокойно. Но если меня критикует мой бойфренд, мне это не нравится. То есть я нормально отношусь к справедливой критике, но если это придирки по мелочам, то я прихожу в бешенство. Так что я никогда не позволю своему бойфренду разговаривать со мной так, как это делает герой Уилла Феррелла.


— Как вы думаете, в жизни возможно, чтобы такая женщина, как вы, влюбилась в такого недотепу, которого сыграл Уилл? Ведь он не очень похож на секс-символа…


— Конечно, возможно. Он же плохой мальчик. А мы, девочки, любим плохих мальчиков, вы же сами знаете. (Смеется.) Он вроде весь такой занудный, но он же, прости господи, работал сутенером! А что касается секс-символов, то у нас в Америке их много и на любой вкус: от Брэда Питта до Адама Сэндлера. Все зависит от того, кому что нравится и кто как понимает сексуальность. (Улыбается.) Мне ближе амбициозные мужчины, с мозгами, не похожие на других. Но у меня есть бойфренд, так что, наверное, мне пора заканчивать рассуждать на эту тему. (Смеется.)


— Ваш бойфренд не ревнует вас с коллегам по фильмам?


— Нет. А даже если и ревнует, то мне об этом, слава богу, не говорит. (Смеется.)


Марк Уолберг: «Я не люблю полицию, она меня слишком часто арестовывала»

— Марк, в фильме «Копы в глубоком запасе» вы в очередной раз играете полицейского…


— Да, это забавно. На самом деле я не люблю полицию, она меня слишком часто арестовывала. (Смеется.) Шучу. Я нормально отношусь к копам, потому что у меня больше нет проблем с законом и я не занимаюсь вещами, за которые мог бы угодить за решетку.


— А при подготовке к роли вы общались с настоящими полицейскими?


— У нас на площадке был офицер полиции, который работал консультантом. Но я уже действительно так много раз играл полицейского, что не нуждался в подобного рода помощи.


— Ваш герой уверен, что знает жизнь улиц. Вы знакомы с жизнью улиц не понаслышке. С тех пор, как вы выросли, что-то изменилось?


— Все то же самое, к сожалению. Размер влияния криминала остался таким же: те же наркотики, то же насилие, те же преступления…


— У вас непростое прошлое, в котором были и наркотики, и воровство, и мошенничество, и тюрьма. Вам стыдно за это?


— У всех нас в прошлом есть вещи, за которые нам стыдно. И каждый из нас думает, что если бы можно было что-то исправить, то еще раз так уже бы не поступил. Но в то же время все, что с тобой когда-либо происходило, сделало из тебя того человека, которым ты сейчас являешься. Конечно, я натворил в своей жизни многое, совершил массу ошибок, но все, что я могу сейчас сделать, — это извиниться перед людьми, которых когда-либо обидел или расстроил.


— Обычно вы играете в фильмах крутых парней. Почему вы вдруг решили сняться в комедии?


— Когда я был моложе, там, где я рос, было важно быть крутым. Но с тех пор мое представление о крутости изменилось. Крутой не тот, кто пользуется авторитетом у своих дружков, а тот, кто делает в жизни правильные вещи. Заботится о своей семье, ходит в церковь, является хорошим мужем и отцом. При этом умеет наслаждаться жизнью, не относится к ней чересчур серьезно. Это как раз и показано в комедиях. Я люблю, когда люди смеются. Люблю, когда мои дети смеются и смешат меня. Это же здорово.


— Вы собираетесь показать фильм «Копы в глубоком запасе» вашим детям?


— Да, когда они подрастут. Моей старшей дочери сейчас семь лет, она пока не готова к таким фильмам, не говоря уже о других детях. Они вообще еще не видели ни одной моей картины, они им пока не по возрасту. Так что мы смотрим с ними мультики и всякие развивающие передачи.


— Ваш отец был военным, ветераном корейской войны. Вы никогда не хотели пойти по его стопам?


— Мой папа сказал мне: «Что бы ты ни делал, что бы ни происходило в твоей жизни, никогда не ходи в армию!» (Смеется.) Хотя когда меня посадили в тюрьму, я подумал, что лучше бы, наверное, пошел служить.


— А своим детям вы будете говорить: «Никогда не ходите в кинобизнес»?


— Буду! (Смеется.) Но в то же время мне хочется, чтобы они воплотили в жизнь все свои мечты, желания, цели, которые перед собой поставят. Хотя, конечно, я бы пожелал им более стабильной профессии — врача, адвоката…


— Ваш хит «Good Vibrations», который вы записали еще будучи поп-рэпером Марки Марком, сейчас часто используется в саундтреках к различным фильмам. Это тешит ваше самолюбие?


— Да. К тому же это еще один источник дохода, так что это хорошо. (Смеется.) Мои дети, которые очень любят хип-хоп, часто просят меня: «Папа, ты же писал раньше музыку, мы хотим, чтобы ты написал нам песню». Но я отвечаю: «Нет, нет и нет!»


— Почему?


— Сейчас мне больше нравится сниматься в кино, музыкой я больше не интересуюсь. Ну то есть я слушаю какой-нибудь классический рок, который играют на лос-анджелесских радиостанциях, но на этом все.


— Ваш персонаж в фильме хотел быть героем. А вы бы каким героем хотели стать?


— Я хочу быть хорошим мужем. Хорошим отцом. Примером для своих детей. И если у меня это получится, я буду очень счастлив.


Уилл Феррелл: «У меня нет конкурентов. Это же очевидно»

— Уилл, ваш герой с легкостью покоряет женщин, однако секрет своего успеха не раскрывает. Может, вы поделитесь?


— Я не могу вам сказать, иначе это перестанет быть секретом. (Смеется.) Но, я думаю, секрет успеха заключается в том, что женщин лучше игнорировать. И они сами к тебе потянутся.


— Как же можно игнорировать таких женщин, как Ева Мендес?


— Это трудно. Очень трудно. (Смеется.)


— А как ваша супруга относится к тому, что вы снимаетесь с красивыми женщинами?


— Моя жена самый неревнивый человек, которого я когда-либо встречал в своей жизни. К тому же когда это комедия, очень легко не ревновать, ведь даже когда я кого-то целую, это скорее смешно, чем страстно. Тем более, она сама снималась в кино и не понаслышке знает, что это часть работы. И самое главное, она сама очень красивая женщина, так что ей не о чем беспокоиться. (Улыбается.)


— У вашего героя — примерного полицейского — оказывается темное прошлое: выясняется, что он был сутенером. А в вашем прошлом есть какой-нибудь сомнительный факт биографии?


— Разве лишь то, чем я занимался прежде, чем стать актером. Я, например, парковал машины около отеля. Работал кассиром в банке. Кассир из меня был никудышный. Но в принципе ничего особенного. Банк я не грабил. (Смеется.)


— Ваш герой любит контролировать ситуацию. А вы сами?


— Нет, в жизни я мало что контролирую. У меня нет в этом нужды. А работать я и вовсе люблю на импровизации, чтобы все шло, как идет. И даже лучше, если порой будут случаться разные неожиданности. Так веселее.


— Фильм «Копы в глубоком запасе» отчасти является пародией на комедийный полицейский боевик. А какой ваш любимый фильм этого жанра?


— Пожалуй, «48 часов» с Эдди Мерфи и Ником Нолти. Мне было 15 лет, когда он вышел, но я до сих пор смеюсь, когда его смотрю. Наверное, потому, что у Эдди Мерфи получается одновременно быть и смешным, и настоящим. В него веришь.


— Когда вы сами поняли, что можете смешить людей?


— Наверное, в старшей школе. Но даже когда я закончил школу, то не думал, что буду этим зарабатывать. Все это пришло немного позже.


— А о чем вы думаете, чтобы самому не засмеяться, когда снимаетесь в смешной сцене?


— Я думаю об абстрактной живописи, преимущественно картинах Густава Климта. К тому же к моим тестикулам прикреплены электроды, которые бьют меня током в нужный момент. Как-то после этого становится совсем невесело… Шучу. (Смеется.)


— Уилл, вас называют одним из самых известных комиков современности. Как вы думаете, у вас есть конкуренты?


— У меня нет конкурентов! Мне кажется, это очевидно. (Смеется.)


Адам Маккей: «Моя жена расстроилась, узнав, что я был наедине с Евой Мендес»

— Адам, персонажи ваших фильмов, таких как «Рикки Бобби: Король дороги», «Сводные братья», «Телеведущий», часто попадают в глупое положение. А с вами такое происходит?


— Бывает. Вот как-то недавно ранним утром я проводил свою дочь в школу и оставил открытой калитку. И наша сумасшедшая собака выбежала на улицу и давай на всех гавкать. И я в трусах и майке побежал за ней, чтобы ее поймать. А попутно объяснял всем встречным, что ловлю свою чокнутую собаку. И лишь потом я понял, что эти мои оправдывания делали ситуацию еще более глупой и комичной. (Смеется.)


— А это правда, что ваша жена устроила вам скандал, когда вы пригласили Еву Мендес к вам домой обсудить съемки фильма «Копы в глубоком запасе»?


— (Смеется.) На самом деле было не совсем так. Ева переехала в дом, расположенный в квартале от нашего. Я был со своей дочерью и ее подружкой, когда Ева прислала мне эсэмэску, что теперь она моя соседка. Я ответил ей, что это замечательно и она может прийти к нам гости. Она и пришла вместе со своей собакой. Мы поболтали, и она ушла. Вечером я рассказал жене, что у нас была Ева, на что Шира ответила: «Здорово». И на этом все бы и закончилось. Но на следующий день ее подруга сказала: «Ты что, с ума сошла? Ты позволила своему мужу быть наедине с Евой Мендес?» И моя жена очень расстроилась. Я ей сказал: «Дорогая, вспомни, что за подруга тебе это сказала. Она все время несет всякую чушь». Шира со мной согласилась и вскоре перестала переживать. Но где-то с час все-таки на меня пообижалась.


— Ваша дочь Перл, которой сейчас пять лет, три года назад снялась в двух короткометражках с Уиллом Ферреллом. Вы хотите, чтобы она стала актрисой?


— Нет, не хочу. Эти короткометражки вообще получились случайно. Мы с Уиллом просто хотели повеселиться, сняли их для себя и выложили в Интернет. А потом оказалось, что их посмотрело какое-то невероятное количество пользователей. Они стали очень популярными в Сети, потому что действительно получились смешными. Когда моя жена узнала об этом, она пришла в ужас и долго ругалась. Дело в том, что мы не хотим, чтобы наши дети снимались в кино. И хорошо, что когда мы снимали этот ролик, Перл была слишком мала, чтобы понимать, что происходит. Для нее это было просто игрой. Так что она растет обыкновенным ребенком, не имея представления о кинобизнесе.


— А в будущем?


— Если она в будущем скажет, что хочет быть актрисой, мы не будем ей запрещать. А пока — нет. Перл даже предложили сняться в фильме с Джеки Чаном, но мы отказались. Так что она у нас пока вышла на пенсию. (Смеется.)