Архив

Гибкость уставов

Она привыкла покорять вершины — спортивная закалка дает о себе знать. Но есть одна тема, которая делает несгибаемую Светлану Хоркину уязвимой и ранимой, как дитя. А именно — все, что касается ее личной жизни. Она привыкла хранить эту «папочку» под грифом «секретно».

26 августа 2010 19:59
4913
0
Автор фото: Маргарита Боруздина

Мы попытались раскусить этот крепкий орешек. А в качестве компенсации за откровенный разговор предложили нашей героине отдушину — яркие сверкающие наряды, которые никак не вписываются в строгий повседневный дресс-код ее депутатской жизни.


Света, мы не виделись пять лет. За это время много важных событий в твоей жизни произошло?


Светлана ХОРКИНА:
«Самое важное — что сын подрастает, ему как раз пять лет исполнилось в июле. Рождение ребенка всегда становится главным событием в жизни женщины, соперничать с детьми могут только внуки. Я не тот родитель, который торопит события: чтобы мальчик как можно раньше знал буквы, научился читать, считать. Я не хочу, чтобы его детство пролетело слишком быстро.

Святослав ходит в сад и на дополнительные занятия — русский язык, английский, развивалки всякие. Но все в игровой форме. Занимался он и гимнастикой, кстати. Но сказали, что пока рановато, надо подрасти. Еще я научила его стоять на коньках, сразу после каникул мы с ним пойдем в хоккейную секцию".


Ты хочешь, чтобы он занимался спортом профессионально?


Светлана:
«Я хочу, чтобы пока это было просто гармоничное физическое развитие. А в будущем — жизнь покажет. Я ни в коем случае не стану требовать от него супердостижений. Пусть он занимается спортом для здоровья и для удовольствия. Это развивает чувство ответственности, командный дух, да и характер корректирует. Будем пробовать — что понравится, на том и остановимся. Святик хочет кунг-фу заниматься. Услышал от мальчишек на площадке — и загорелся».


Кто помогает тебе с ребенком?


Светлана:
«Мама по-прежнему рядом со мной, и я ей очень за это благодарна. Время для меня — это самый большой дефицит, но каждую свободную секунду я отдаю Святославу. Хотя сейчас я уже более-менее равномерно распределила свою жизнь, веду ребенка в сад и иду на работу. В целом я вполне в состоянии справиться сама. Но бывают какие-то выездные мероприятия, командировки — тогда, конечно, необходима помощь мамы. Няню брать страшно. Вот сейчас я приехала в Москву по делам, а сын с мамой остались на отдыхе, где море и солнышко, вкусная здоровая еда».


А с папой он общается? Мужское воспитание есть в его жизни?


Светлана:
«Ну да. Есть, конечно. Они общаются — иногда мы отдыхаем вместе или ходим куда-то, на те же занятия спортом. Мужское воспитание мальчишке, конечно, необходимо. Но есть и дедушка — мой папа, они с ним вообще общаются душа в душу. Я по сей день стараюсь обходить стороной эту тему, потому что не люблю распространяться о личном, да и не хочется спугнуть. Я понимаю, что со стороны это может выглядеть как снобизм: чего, мол, скрывать, уже и так все всё знают… Но мне на это совершенно наплевать — ну знаете и знайте. Ни я, ни кто-то другой об этом никогда не говорил, вся информация — только по слухам. Поэтому я, с одной стороны, уже не парюсь, а с другой — ничего и не комментирую».


А ты не боишься, что эта лавина слухов будет расти и шириться?


Светлана:
«Нет, я расслабилась. На похожий вопрос кто-то из известных людей замечательно ответил: это моя жизнь, и мне надо прожить ее так, чтобы не было стыдно перед собой. Действительно, ведь жизнь у меня одна. И если я так живу — значит, я так выбрала. Я всем довольна, меня все устраивает, я контролирую ситуацию и при этом стремлюсь ее изменить. Сейчас я про свою жизнь могу сказать одно — хуже не надо. А по поводу слухов… Никогда не думала, что будет такое внимание ко мне. Ведь когда я уезжала рожать, меня искали буквально по всему миру! Но если меня спрашивают, с кем я, когда и почему, неизменно отвечаю: всему свое время и кому какое дело. Я привыкла озвучивать только достоверную информацию, чтобы потом не было разоблачений — вот, мол, Хоркина сказала неправду. Если я чего-то не говорю — значит, я не до конца уверена».


Но ведь был в свое время в прессу запущен слух, что отец твоего ребенка живет в США, были и другое фантастические версии…


Светлана:
«Ну это вообще за гранью добра и зла. Порой факты настолько искажают, что сложно себя узнать, потому что на самом деле все совсем по-другому. Я ничего не говорила, все сделали за меня».


Ты ждешь перемен в личной жизни? Как-то ты сказала: «Мой принц еще где-то ходит…»


Светлана:
«Ходит. Мы, конечно, идиотки — все женщины, которые рассказывают своим дочерям про принцев. Е-мое, ну какой принц? Сказок в детстве начитаемся и давай искать и ждать. Только когда взрослыми тетями становимся, пора бы уже понимать, что идеальных людей не бывает — как мужчин, так и женщин. Нет, нам подавай принца этого несчастного в готовом виде! Чушь какая-то. Конечно, хочется найти человека, который был бы ответствен за все, поступки, которые он совершает ради женщины, независимо от того, расписаны люди или нет. Последний вариант, к моему великому сожалению, сейчас все больше распространяется в молодежной среде. Да, я согласна, что должен быть некий период притирки друг к другу. Но почему сейчас появляется понятие „гражданский брак“ и все нормально на это смотрят?! Такого нет в юридической практике! Есть сожительство, совместное проживание. А брак — это когда люди идут в загс, это было придумано задолго до нас. Кого мы хотим обмануть? Сами себя? А потом начинается — разбитые сердца, попытки суицида…»


Скажи, Святослав уже интересуется девочками?


Светлана:
«Он у нас очень общительный мальчик, и женское общество ему явно приятно, правда, пока это всего лишь детское общение. Зато когда вырастет — парень будет хоть куда. Все, наверное, так говорят про своих детей, но, судя по его внешним данным, мне еще придется подежурить у ночных клубов. Хотя я не буду особо вмешиваться в его жизнь. Знаешь, когда Святик готовился к появлению на этот свет, мне кажется, я во всех очередях постоять успела — и за счастьем, и за здоровьем, и за благополучием, и за умом, и за рассудительностью. Надеюсь, ему всего хватит и мне не придется его сильно прессовать в будущем».


ПЕСНЯ ПРО ЗАЙЦЕВ


Тебе нравится заниматься политикой?


Светлана:
«Да, мне очень интересна политика. Я работаю в Комитете по делам молодежи заместителем председателя комитета».


А как ты отреагировала, когда в Сети выложили ваши с Алиной Кабаевой фотографии с «ушками» из зала заседаний Госдумы?


Светлана:
«Эта история уже стала притчей во языцех. Тут тоже проявилась нечистоплотность людей, аккредитованных в зале. Заседание проходило после каникул — после Рождества и Нового года, понятно, что мы все долго не виделись. И в перерыве мы с Алиной начали рассказывать друг другу, как прошли праздники, я говорила про детский утренник — как мы с сыном готовились к елке, как я пошла в магазин и купила ему зайца, такого смешного, с огромными ушами. То есть речь шла о маскарадном костюме. А я человек эмоциональный, ты же знаешь — я всегда все показываю, жестикулирую. Журналист взял и воспользовался ситуацией — все это выложил в Сети. Но я всегда спокойно к таким вещам отношусь, никаких объяснений или опровержений давать не стала, не считаю нужным».


Алина сейчас исчезла, ее не видно. Вы общаетесь?


Светлана:
«Да, она в Москве, мы с ней виделись летом на форуме „Россия — спортивная держава“ два дня подряд. Мы общаемся регулярно, у нее все хорошо».


Если не брать в расчет деловые качества, у вас там в Думе есть вообще…


Светлана:
«…друзья?»


Ну да. Или мужчины, на которых было бы интересно посмотреть?


Светлана:
«Люди разные, как и в жизни. С кем-то ты общаешься легко и открыто, с кем-то — только в пределах деловой необходимости. У меня есть друзья, есть хорошие знакомые, есть просто коллеги. Сегодня Госдуму так увлеченно хают, недолюбливают ее непонятно почему. Ты не представляешь себе, насколько это тяжело — ежедневно рассматривать десятки законов, в каждый ты должен вникнуть, понять, как он будет применяться в жизни. Это огромный объем информации — так что трудно не только физически, но и психологически. Но мы не ищем легких путей».


Раньше ты с блеском в глазах говорила, что хочешь сниматься в кино, участвовать в каких-то творческих проектах, а сейчас — неужели одни законы впереди?


Светлана:
«Только в кино я так и не снялась — не получилось пока. Хотя хочется по-прежнему. Отказала многим — ни один сценарий не затронул душу. А в остальном — и в театре я играла, и две книги написала, фонд создала… Ну, еще не преподавала до сих пор, хотя кандидатский минимум у меня есть. Что еще я не сделала?»


А что хочется сделать?


Светлана:
«Хочется просто спокойной качественной жизни. Мне очень нравится моя работа, она приносит мне радость, каждому могу такого пожелать. А если говорить про брак — повторюсь: сегодня это, увы, большой вопрос. Сейчас другие понятия о нормах семейной жизни: чем больше у тебя связей, тем ты круче. Современная женщина не уверена в том, что ее мужчина не поведет глазом на мимо проходящую девушку. Это мое личное мнение. Поэтому она думает: ага, я поживу с ним, доучусь, встану на ноги, а тем временем к нему присмотрюсь — если сгнилит, то я не пропаду, главное — ребеночка раньше времени не родить. Хотя, бывает, и рожают… Недоверие, неуверенность друг в друге живут в отношениях изначально. А ответственность, наоборот, почти исчезла. Но ведь она была! Где мы ее утеряли? Мои родители до сих пор ответственны друг за друга, несмотря на то, что мама живет со мной в Москве, а папа — в Белгороде, где я родилась. Они ездят друг к другу, и они семья!»



БЕГУ И ПЛАЧУ


Расскажи, как ты ухаживаешь за собой? Сложно сохранять форму после ухода из большого спорта?


Светлана:
«Если человек чего-то добился, вписал себя в историю золотыми буквами (а олимпийский титул — это навсегда) — значит, он стал публичной личностью, которую всегда будут обсуждать. Мне кажется, что мое имя олицетворяет спортивную гимнастику России. Поэтому я ни в коем случае не могу выглядеть как-то иначе. Конечно, рано или поздно кто-то перебьет меня по результатам — и хорошо. Но на сегодняшний день этого пока не произошло… Когда сын подрастет и мы будем идти с ним рядом, хочу, чтобы все считали, что я его девушка. Поэтому мне приятно держать себя в форме. Хотя „держать“ — неверное слово, я не мучаюсь, не изнуряю себя. Просто сохраняю здоровый вид, здоровый взгляд».


Неужели все само собой получается?


Светлана:
«Мне повезло. В свое время, когда я профессионально занималась спортом, мне очень хотелось каких-нибудь пирожков поесть, тортиков урвать или пирожных. А сейчас я просто терпеть не могу сладкое, равнодушна к тортам. Хлеб ем крайне редко — обожаю хрустяшку вкусную, свежий французский батон — м-м-м, особенно если есть его во Франции… У меня не хватает времени постоянно питаться правильно. Но если получается — завтрак, обед и ужин, тут уж я ни в чем себе не отказываю. Хочу макароны — я их ем, мяса хочу — пожалуйста. И столько, сколько захочу, пока не наемся. При этом я практически всеядна. Конечно, бывают исключительные дни желаний, когда хочется себя чем-то побаловать. Просыпаешься и думаешь: ладно, сейчас я на бегу попью чай, зато в обед обязательно пойду есть морепродукты или устрицы. Главное — получать удовольствие от еды, наслаждаться ею, а не жевать то, что положено. Захотелось мне, допустим, в Европе окрошки. Хочу — и все! Я объездила все магазины — там нет ни кефира, ни кваса, ни докторский колбасы, ни редиски, но я нашла йогурт, развела его минеральной газированной водой и сделала себе окрошку. Вместо колбасы вполне сойдет ветчина или куриная грудка. Так здорово мне было, так вкусно!»


Похоже, ты относишься к тем редким женщинам, которые сохраняют вес без всяких усилий.


Светлана:
«Нет, невозможно выглядеть хорошо и свежо без физических упражнений. Сегодня это должно прочно войти в привычку у каждого человека — как зубы чистить. Первое время, покинув большой спорт, я вообще ничего не делала, и, честно говоря, не хотелось. Такой период бывает, наверное, у всех спортсменов. Потом родился сын, я поняла, что мое тело изменилось, ему необходимо движение. В свое время мне очень нравился большой теннис, почему бы не взять в руки ракетку? Я начала играть — и по сей день продолжаю. Еще мне нравится в баню ходить… Хотя, казалось бы, после того как мы худели в бане (все спортсмены часами там сидели, потели до умопомрачения), я могла бы ее возненавидеть. Ан нет. Особенно если процедуры к этому какие-то добавить, скрабы — выходишь вся мягенькая, будто заново родилась. На отдыхе люблю понежить себя в СПА. Еще бассейн люблю. Мы туда вместе с сыном ходим, в пять лет он у меня уже отлично плавать научился. На коньках тоже нравится кататься. А последнее время я стала бегать, ведь бег — это самое доступное: не надо ни ракетки, ни корта, ни катка. Но одна беда — я ненавижу бег! Начала на отдыхе — первые разы буквально через силу, бегу и плачу. Но потом потихонечку втянулась. Бежать тяжело, зато потом ныряешь в прохладное море — такое облегчение, приятная тяжесть в ногах… Быстрый душ — и идешь со своим сыном завтракать. Класс! Да и результат заметен — я „подсушилась“, и мне это нравится».


А в одежде изменились предпочтения?


Светлана:
«Раньше я всегда придерживалась классики — четкие линии, ничего лишнего, никаких наворотов. Большую часть времени ходила в кроссовках и спортивном костюме. Понятно, что потом мне пришлось учиться одеваться, узнавать какие-то марки, имена известных дизайнеров. Я это делала постепенно. Я ведь часто участвовала в фотосессиях, у стилистов многое спрашивала, наблюдала. И мне не стыдно было это делать. Зато сегодня я уже научилась разбираться, знаю, что мне подойдет, а что нет».


ТОРОПИТЬСЯ НЕ НАДО


Каким ты видишь свое будущее лет на пять вперед?


Светлана:
«Я загадывать очень не люблю. Максимум на год вперед могу что-то запланировать, и то это касается только деловых вопросов — предстоящих выборов, например.
Помимо работы я учусь, получаю второе высшее образование в Академии госслужбы при Президенте РФ на факультете стратегического управления и менеджмента. Пошла туда, потому что почувствовала, что мне не хватает определенных знаний. Учусь заочно за свои деньги, так же, как все, волнуюсь на экзаменах, так же шпаргалки пишу, если честно. Поблажек мне никто не делает. Не забываю и про спортивную гимнастику, которая дала мне старт в жизни. Я решила повышать свою квалификацию в сфере судейства, потому что хороших профессиональных судей у нас катастрофически не хватает. Также надеюсь усовершенствовать свой английский — сейчас я говорю совсем на элементарном уровне, его надо повышать. Еще очень хочу книгу свою издать в Китае».


Почему именно в Китае?


Светлана:
«В этой стране меня очень полюбили и как человека, и как спортсменку, и как вечную конкурентку китайским гимнасткам».


Не могу не задать вопрос: мужчина в твоей жизни присутствует?


Светлана:
«Отвечу уклончиво, как обычно. Да, какие-то движения на личном фронте происходят. Но на сегодняшний день самый главный и единственный мужчина в моей жизни — это сын. Я безумно его люблю, он у меня такой долгожданный! Понятно, что это весьма обходной ответ — в сторону от вопроса. Но думаю, что придет время, мы снова лет через пять встретимся, мне будет уже тридцать шесть — и, может быть, все-таки женское самолюбие и природой заложенное стремление иметь статус замужней женщины сыграют свою роль. И я смогу открыто говорить о мужчине, который рядом со мной, которому я позволю приблизиться, помогать мне, понимать меня и быть ответственным не только за меня, но и за моего ребенка или даже за нескольких детей, кто знает».


Ты ждешь простого женского счастья?


Светлана:
«Да. Но при этом могу сказать, что я и так счастлива. Мне тридцать один год, а я уже довольно многого добилась. Я все в своей жизни сделала за мужчину — и дом построила, и дерево посадила, и сына родила! Все успела. И все-таки… что-то кажется недосказанным. Понятно, что я не замужем, понятно, что мы, женщины, всегда остаемся женщинами — все мы ждем, все мы хотим, чтобы мужчина был рядом… Но не всегда все бывает по правилам, правда же? Поэтому нельзя допускать, чтобы эти ожидания стали мучительными. Нам зачем-то вбили в голову, что срочно надо замуж выходить, что после тридцати — уже старая дева. Что за бред? Так что не стоит торопиться — хочется найти человека, с которым будет комфортно и спокойно жить. Чтобы не думать о том, что он пошел куда-то с кем-то и где-то предает тебя, хотя сам обещает тебе золотые горы. Хочется уверенности. Чтобы все было раз и навсегда. А если не навсегда — хотя бы чтоб не так мучительно больно…


Я в полном порядке. Есть на что еду купить, есть на что сына растить, есть любимая работа, родители живы и здоровы. А больше мне и не надо ничего. Никто же не мешает романы заводить, влюбляться — пожалуйста. Я знаю это чувство, оно окрыляет, у меня такое было — ты летишь и не соображаешь куда. А потом об реальность какую-нибудь как стукнешься… И присядешь. Сейчас мне хочется лететь, лететь и уже ни обо что не стукаться".