Архив

Ольга Родионова: «Каждое утро, просыпаясь, я благодарю судьбу за то, что она дала мне»

На днях на отечественном телевидении закончился остросюжетный сериал «Химик». Картина, основанная на документальных событиях, рассказывает о талантливом ученом, изобретения которого оказались нужны лишь криминальному миру.

25 августа 2010 20:07
6272
0
Дочь Ольги Родионовой учится в Швейцарии. И несмотря на то что девочке не нравится работа мамы в кино, Ольга надеется, что дочка тоже выберет творческую профессию.

— Ольга, вы сами сериал смотрели по телевизору?


— Я сейчас в Хорватии и, конечно же, смотрю сериал. Пока еще не определилась с вопросом, «как он мне». (Улыбается.) Как человек, который работал в этом сериале, я не вижу его концептуально. Я разбираю все составляющие на кусочки, а это, конечно же, неправильно. Но в любом случае сериал интересен тем, что он был основан на реальных событиях, только, как принято говорить в таких случаях, имена героев были изменены.


— А вообще вы смотрите свои работы?


— В основном да. Они же мои, и потому мне всегда интересно, что получилось в финале. Какие-то из них мне нравятся больше, а какие-то меньше.


— Многие актеры говорят, что после увиденного хотели бы все переделать. А вы?


— Точно так же… Хочется доработать многие вещи, но это на экране, а не в фотографии (Ольга профессиональная фотомодель. — «МКБ»). Просто когда ты смотришь смонтированный фильм, то в некоторых эпизодах понимаешь, что стоило бы роль переделать. Ведь и при чтении сценария, и даже во время съемок ты все равно не сможешь увидеть целой картины, тем более каждый актер привносит в свою роль что-то свое.


— Вы помните свои первые ощущения, когда увидели себя по телевизору?


— Да, я себе ужасно не понравилась. (Смеется.) Впрочем, с тех пор мало что изменилось. Но это опять же в кино! С фотографиями дело обстоит иначе.


— Похудеть после этого не хотели, ведь экран прибавляет килограмм 5—6?


— У меня рост 175 сантиметров, и по меркам кино я высоковата. Из-за этого у меня бывают сложности с партнерами. Во время съемок с Эриком Робертсом, например, мне запрещали носить туфли на каблуках, во многих дублях мне приходилось «подгибать ножку», а в сцене с поцелуями ему вообще скамейку подставляли. (Улыбается.) Со Стивеном Брэндом в «Охотниках за сокровищами» была такая же история, а вот в «Химике» мне с партнерами в этом смысле повезло. В жизни я никогда не была худощавой, но у меня генетически заложена хорошая женская фигура, которую я стараюсь поддерживать. Правда, для сериала «Химик» мне пришлось немного булок поесть: по роли я должна была быть полнее. Предполагалось, что моя героиня приехала из небольшого провинциального городка, с соответствующей едой эконом-класса, которая никак не способствует похудению… Короче говоря, режиссер хотел видеть во мне «кровь с молоком». Кстати, Всеволод Яковлевич (режиссер. — «МКБ») вообще с трудом переносит меня худую. (Смеется.) Он говорит, что когда я сбрасываю килограммы, то теряю шарм! Ему больше нравится, когда у меня округлые формы. Например, во время работы над фильмом «Лифт» мне тяжело давалась роль, я очень нервничала и в результате потеряла 7 килограммов. Раз в неделю мне ушивали юбку. И в очередной раз, когда юбка начала сваливаться, а ушивать уже было некуда, художник по костюмам пожаловалась режиссеру. Что тут началось! С этого дня я ела только в компании режиссера и других актеров. Правда, иногда спасал Игорь Верник: мы сидели рядом, и я умудрялась свою еду ему в тарелку перекладывать. (Смеется.)


— «Химик» — это четвертая ваша работа с режиссером Всеволодом Плоткиным. Не каждая актриса может похвастаться таким творческим тандемом.


— Не знаю… Как-то так сложилось. Когда Всеволод Яковлевич начинает новую работу, то всегда приглашает меня, и не поверите — каждый раз я отказываюсь! Можете у него спросить. Я все время говорю, что подведу его, не справлюсь. Потом у нас начинаются долгие разговоры по телефону, потом, когда он перестает уговаривать, я начинаю задумываться над своими страхами — «почему я не справлюсь»? Ну и соглашаюсь. Мне очень симпатичен этот человек.


— В сериал «Химик» вы пришли тоже после его уговоров или проходили кастинг?


— Он пригласил меня без всякого кастинга, а я, как водится, отказалась. (Смеется.) Я испугалась этой роли. Что я могу знать о девушке, приехавшей из провинции? Я ведь родилась и выросла в Москве, и, как говорила героиня фильма «Интердевочка», у меня всегда была булка с маслом. Я просто не знала, что делать с этой ролью. Но мы с режиссером встречались, много разговаривали, и в результате я решила попробовать.


— То, что, по сценарию, ваша Алена работает в бутике — это чистое совпадение или авторы фильма хотели провести некую аналогию с вашей судьбой?


— Ну сравнили! Тот бутик, в котором работает Алена, и бутик, которым владела я, — две огромные разницы. (Смеется.) Это просто совпадение, здесь нет линии моей судьбы: от начала и до конца этот персонаж не имеет ничего общего со мной. Всегда легче играть, когда имеешь общее со своим персонажем, а здесь практически невозможно найти точки соприкосновения.


— Вы никогда не задумывались: смогли бы, как и ваша героиня, предать любимого ради выгоды?


— Я никогда никого не предавала. Я вообще по характеру порядочный человек, что иногда в жизни даже мешает. Я очень однозначна в отношениях и чувствах. Во мне нет подводных камней. И если какой-то человек мне не симпатичен, то вряд ли мы увидимся во второй раз.


— А какие еще табу у вас существуют?


— Никогда не говори «никогда»!..


— Любая девушка, не только провинциалка Алена, вступая во взрослую жизнь, ставит перед собой цели. Наверное, готовясь к роли, вы вспоминали ту пору? Какие цели и мечты были у вас?


— Я была типичным московским подростком: закончить 10 классов, поступить в институт (одно время мечтала о ВГИКе, но родители убедили в ненужности этой профессии на тот момент), найти престижную работу, чтобы можно было выезжать за границу, и, безусловно, хорошего мужа. Мне кажется, многие девочки ставили перед собой именно эти цели, независимо от места проживания. В Москве их было легче реализовать. Помните, что московская прописка открывала двери всюду? Хотя могу сказать одно, в том прекрасном возрасте иллюзии превалируют над фактами: юность — свободный полет против ветра. Важнее взлететь, а не долететь, хотя многие из нас долетели. (Улыбается.)


— Что особенно трудным было в работе над сериалом?


— Сделать из меня провинциалку. Всматриваюсь в каждую серию и так и не пойму: получилось или нет! Сейчас премьеру сериала смотрят мои друзья в Дамаске. И муж моей подруги говорит: «Скажи Олга, что этот камер ее плохо снимать. Он в жизни такой красивый дженщин, а этот камер ее толко портить». (Смеется.) Наверное, мы добились того эффекта, который был нужен.


— Не робели перед таким мастерами кино, как Костолевский, Будрайтис, Конкин?


— Робела! Но они повели себя так, как будто мы знакомы миллион лет. Юозас Будрайтис, мой партнер по фильму, просто покорил меня своей интеллигентностью.


— Ваши муж и дочь видели эту работу? Кто в семье главный критик?


— Ну… Они оба критики! Муж иногда мне так жестко высказывает за какие-то работы, что заставляет меня глотать слезы. Дочери вообще не нравится то, чем я занимаюсь. Она всегда хотела обычную маму, «как у всех». Первую серию я смотрела вместе с дочерью, и ее реакцией было: «Мама, а кто этот харизматичный брюнет? Я хочу с ним познакомиться!» Теперь, когда будет в Москве, обязательно хочет сходить на какой-нибудь спектакль с Юрой Чурсиным (исполнитель главной роли. — «МКБ»). Вот так она относится к моим работам. (Смеется.)


— Насколько я знаю, сейчас вы живете не только в разных городах, но и странах: дочка учится в Швейцарии, вы работаете в Хорватии, а муж — в Москве…


— Мы заложники ситуации. В каком-то смысле работаем мы оба в Москве, только я устроила свою жизнь иначе: я «накапливаю» дела, прилетаю в Москву на неделю или дней десять и делаю все одним махом. У мужа профессия не творческая, и его работа требует каждодневного присутствия. А вот жить я перебралась в Хорватию. Когда муж может, он тоже проводит время здесь, со мной. Хорватия для меня удобная точка. Она, в некотором смысле, центр Европы, и на машине здесь можно с легкостью добраться куда угодно. Последнее время я работаю с итальянцами и очень часто езжу туда по всяким делам. От двери моего дома до дверей отеля, в котором я обычно останавливаюсь, ровно 5 часов. Я так устала от перелетов и чемоданов, что мне удобнее передвигаться по Европе на машине. Я не работаю в Хорватии, здесь тяжело быть публичной персоной: страна очень маленькая и спокойной жизни вообще не будет. Хотя после показа здесь «Охотников за сокровищами», обложки «Playboy» и шумихи вокруг «The book of Olga» (коллекционный альбом с фотографиями в стиле ню. — «МКБ») мое имя и фотографии стали часто появляться в прессе. В прошлом году мы с мужем дали большое интервью крупному хорватскому политическому изданию «Globus», чтобы расставить все точки над «i», рассказать все, что люди хотят знать о нас, и попросить журналистов больше не беспокоить и уважать наше желание оставаться в тени. Хотя не все это выполняют. И периодически я вижу фотографов в лодках, дрейфующих напротив дома.


— Как дочка закончила очередной семестр и сдала экзамены?


— Она учится хорошо и экзамены сдала без проблем. Учиться ей еще 4 года, надеюсь, что к этому времени она наконец-то окончательно определится с профессией. Думаю, ее жизнь так или иначе будет связана с творческой профессией.


— Как часто вы видитесь?


— Часто. Кстати, к дочери, в Швейцарию, я тоже езжу на машине. Иногда на выходные мы приезжаем в Хорватию и бродим по старинным городкам. Осенью туристический сезон умолкает, и порой кажется, что мы одни обедаем в маленьких ресторанчиках. Иногда мы едем на шопинг в Милан или Париж или отправляемся на уик-энд погулять по Мюнхену — все близко и очень удобно. Часто к нам присоединяется и глава семейства, ему уже тоже давно хочется тишины и покоя.


— Удалось этим летом вместе куда-нибудь выбраться?


— Конечно! Сначала были в Бейруте — поехали к нашим друзьям. Обожаю этот город, у него невероятная энергетика. Мне очень нравятся ливанцы, удивительный народ, очень искренний и веселый. Еще ездили в древние ливанские города Библос и Баальбек. Ну и ночная жизнь в Бейруте просто фантастическая: чего стоит только один «Мюзик-холл»! И, естественно, как и всегда на Востоке, мы ели-ели-ели, потом неспешно курили наргиле и болтали об отличиях жизни на Востоке и в Европе. Затем мы праздновали мой день рождения в Италии, потом улетели на остров Миконос — у нас очень много приятелей греков. Были в городе Делос и, конечно же, веселились. Я дружу с дизайнером Паносом Зинасом, у него невероятно красивый дом на Миконосе. Потом были в Каннах. В свете моего нового агентства «Constellation by Olga Rodionova» вместе с Андрисом Лиепой организовывали представление русского балета с такими звездами, как Ирма Ниорадзе, Ильзе Лиепа, Николай Цискаридзе. Даже моя дочь сказала, что было потрясающе. Потом летали в Москву на свадьбу брата. А сейчас вернулись в Хорватию. Со мной вся моя семья: мама, папа, дочь, муж, брат с женой, горничная Лида, которая живет с нами уже 5 лет, собаки. Мы читаем книжки, купаемся, загораем.


— Вам, наверное, многие завидуют. А вы сами довольны своей жизнью?


— Каждое утро, просыпаясь, я слышу бой старинных часов в хорватской деревне XIV века. Я выхожу на балкон с газетой и чашкой кофе: под ногами море плещется, на крыше чайки кричат… И я благодарю судьбу за то, что она дала мне многое из того, о чем я мечтала в детских грезах…