Архив

Марк Тишман: «Я пел серенаду под балконом. Но для чужой девушки и за деньги»

Его песни вполне подходят для романтических музыкальных коллекций, а сам он из тех молодых людей, которых девушки с удовольствием знакомят со своими мамами.

Марк Тишман положителен настолько, что это надоело даже ему. Видимо, из чувства протеста он озвучил в русской версии мультфильма «Гадкий я» рьяного злодея Вектора, который пытается прославиться на весь мир за счет отца-банкира.
«МК-Бульвар» был изрядно впечатлен и отправился к Марку за комментариями.

14 июля 2010 19:05
4487
0
Марк Тишман озвучивает в кино молодого злодея, который пытается прославиться за счет средств отца-банкира. Артист признался, что рад отрицательной роли, поскольку обычно режиссеры видят в нем исключительно положительного героя.

— У вас уже был опыт по озвучиванию фильмов?


— Нет, я делал это в первый раз. Когда, окончив ГИТИС, я остался не у дел, то ходил на три тысячи кастингов и снимался в каком-то сериале, где нужно было сделать озвучку. Но иностранный фильм — это совсем другое. Для большинства актеров главная трудность — говорить синхронно с англоязычным персонажем. Но я часто пою в дуэтах, а потому знаю, как это делается.


— Кроме вас в озвучке участвовал и Леонид Ярмольник. Вы с ним вообще знакомы?


— Мы не были знакомы до пресс-показа фильма. Помню, как меня повеселила презентация. На пресс-конференции фильма нас представил программный директор Московского международного кинофестиваля Кирилл Разлогов. Он сказал, мол, в озвучании мультфильма приняли участие звезда отечественного кино Леонид Ярмольник и звезда отечественного телевидения Марк Тишман. У меня сразу родилась крамольная мысль о том, что американцы все-таки решили выяснить, кто же гаже в России и что у нас гаже: телевидение или кино? Ярмольник тогда даже сказал: «Ну, ты поживи еще пару десятков лет и станешь таким же гадким, как и я».


— Предложения о съемках в кино поступают?


— Да, ко мне поступают предложения. Но если я соглашусь, для меня это будет фактически началом кинокарьеры, а начать лучше достойно. Сценарии, которые присылают, сомнительны по драматургии, несмотря на хороший бюджет и участие популярных актеров. Мне, например, совсем неинтересно сниматься в фильмах про какие-то тусовки и светскую жизнь. Вся наша тусовка уже фактически не существует. Просто на всех этих вечеринках так и хочется порой воскликнуть: «Эти удивительные насекомые!» Мне важно, чтобы была интересная драматургия. Почему-то считается, что серьезные вещи у нас не могут стать популярными.


— Если вы с таким энтузиазмом относитесь к серьезным вещам, то давно пора подумать о семейной жизни…


— Я пока что не готов к серьезным длительным отношениям. Возможно, это мой инфантилизм. Мне тут одна мудрая женщина сказала: «Ты — человек узкоколейный». Действительно, моя основная доминанта сейчас — это музыка. Естественно, у меня есть какие-то отношения. Но я не готов их афишировать сейчас, чтобы не ранить девушку. Скажу только, что она имеет отношение к музыке, и познакомились мы именно благодаря нашей профессии.


— Раскройте карты: роман с Корнелией Манго на «Фабрике звезд» — это был все-таки пиар или действительно любовная история?


— Пиар добавляется, когда программу монтируют. Но мы не знали, что там и как монтируют. Никогда никто не говорил: «А давайте-ка вы с Корнелией сделаете это или то!» Все шло естественно и нормально. Мы — разнозаряженные частицы. Она женщина, я мужчина. Ей нужна была моя поддержка, мне ее энергия. То есть никакой искусственности. Наверное, это все-таки была romantic story.


— Кстати, о романтике. Слышала, что вы даже пели как-то под балконом для девушки…


— Но пел я не для моей девушки. Просто чем только студент театрального института ни занимается. Я тогда учился в ГИТИСе, параллельно пел в ресторане испанские песни. Ко мне обратился человек и сказал: «У моей девушки день рождения. Ты бы мог в 12 часов ночи у нее под балконом спеть в испанском плаще и сомбреро песню «Besame mucho»? Я согласился: пожалуйста, тем более что заработать можно. Все прошло замечательно.


— Как сейчас обстоят дела с вашей музыкальной карьерой?


— Я независимый артист, мне повезло, что мне позволили стать самостоятельным, вывели из всех контрактов. Константин Меладзе более чем по-дружески, великодушно поступил. Я безумно благодарен ему. Сейчас у меня сложились хорошие отношения с одним из ведущих каналов, я периодически пишу песни к телепроектам. Я часто езжу по России — по самым разным ее уголкам, и за границей бывают концерты для наших соотечественников. В этом смысле у меня складывается все нормально.


— А кроме написания песен чем занимаетесь?


— Я люблю театр, современную поэзию и путешествия — это моя слабость.


— Все заработки уходят на путешествия?


— Для того чтобы спустить все деньги на путешествия, мне нужно на какое-то время бросить работу, путешествовать и останавливаться только в пятизвездночных отелях, летать частными самолетами. Недавно меня тут спросили: ты, наверное, из такой богатой семьи? Я из совершенно обычной семьи, мои родители — обычные трудовые люди. То есть они с точки зрения финансов или положения в обществе звезд с неба не хватают. Я не помню ни одного дня, кроме выходных и праздников, чтобы мои родители не работали. Поэтому все, что у меня есть, — это результат воспитания плюс мои собственные усилия.


 — Можно добавить — целеустремленность и амбиции…


— Если бы я не был амбициозным, то вряд ли здесь сидел и отвечал на вопросы. Правда, несмотря на это, я крайне неорганизованный. Ярчайший пример. Собираюсь улетать на корпоратив в Турцию. Собираю сумку в три часа ночи, потом ищу паспорта и понимаю, что в этот день я сдал загранпаспорт на шенгенскую визу. Притом что деньги мне за концерт уже заплачены, сценарий только у меня, на мне подвязана куча вещей. Это будет просто катастрофа: у человека юбилей, а тут такой неорганизованный артист. В итоге я поднял всех на ноги. В четыре часа ночи получил паспорт обратно и успел на самолет.