Архив

Тадж-Махал по-русски

Граф Петр Шереметев: «Здесь 200 лет назад началась российская благотворительность»

«Я питал к ней чувствования самые нежные, самые страстные. Долгое время наблюдал я свойства и качества ее: и нашел украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность, нашел в ней привязанность к святой вере и усерднейшее Богопочитание. Сии качества пленили меня больше, нежели красота ее, ибо они сильнее всех внешних прелестей и чрезвычайно редки».

31 мая 2010 18:18
1791
0

«Я питал к ней чувствования самые нежные, самые страстные. Долгое время наблюдал я свойства и качества ее: и нашел украшенный добродетелью разум, искренность, человеколюбие, постоянство, верность, нашел в ней привязанность к святой вере и усерднейшее Богопочитание. Сии качества пленили меня больше, нежели красота ее, ибо они сильнее всех внешних прелестей и чрезвычайно редки». Это строки из письма графа Н. П. Шереметьева, посвященные его безвременно умершей жене Прасковье Жемчуговой.


Памятником любви этих двух людей стал уникальный Странноприимный дом, который стоит в Москве уже 200 лет.

Мезальянс приключился по тем временам вопиющий: один из знатнейших и богатейших женихов империи Николай Шереметев избранницей своей назвал собственную крепостную — красавицу Парашу. Официально этот брак удалось оформить лишь почти десять лет спустя, в 1801-м благодаря особому разрешению, которого граф добился-таки от императора Александра I.


Уже вскоре после начала их совместной жизни Прасковья высказала Николаю пожелание — организовать в Белокаменной «обитель милосердия», где могли бы получать помощь заболевшие и нуждающиеся из числа несостоятельных. В 1792 г. за кольцом Садовых неподалеку от Сухаревой башни, на землях, принадлежавших графу, была заложена «Каменная гошпиталь». Первоначальный проект подготовил архитектор Елизвой Назаров, не раз уже выполнявший заказы для Шереметева. Однако работы по сооружению огромного комплекса затягивались. «Дом милосердия» был готов лишь наполовину, когда в 1803 г. скончалась Прасковья Ивановна. Выполняя последнюю волю умершей супруги, Н. П. Шереметев пожертвовал огромные капиталы на помощь бедным, а также на устройство Странноприимного дома. Сохранился подготовленный тогда «прожект» шереметевской «социальной программы»:


«…Сто человек неимущих, обоего пола, престарелых и увечных, будут довольствуемы жилищем, пищею, платьем и всякими потребностями. Пятьдесят человек, обоего пола, бедных в больнице безденежно лечимы будут. Сверх того, ежегодно на общественные вспоможения по особенному распоряжению покойной графини Шереметевой предназначаются следующие суммы:


1. На приданное двадцати беспомощным и осиротевшим девицам — 6000 рублей.
2. На вспоможение оскудевшим и лишенным необходимого для жизни продовольствия пятидесяти семействам — 5000 рублей.
3. На поддержание и восстановление нуждающихся ремесленников с семьями чрез снабжение их потребными для работы инструментами и материалами — 4000 рублей.
4. На вклады в обители и церкви Святые, на искупление из темниц, на погребение убогих и на прочее сему подобное — 5000 рублей…"


Строящееся здание у Сухаревки Николай Петрович решил превратить в своеобразный памятник любимой жене. Для этого требовалось придать всему архитектурному комплексу более торжественный вид. Чтобы осуществить новый замысел, граф обратился за помощью к известному петербургскому зодчему Джакомо Кваренги. Замечательный мастер сумел (даже не приехав ни разу на место строительства) внести в прежний проект Назарова нужные изменения, благодаря которым Странноприимный дом считается одним из красивейших зданий Москвы. Поистине гениальной находкой Кваренги стала полукруглая колоннада-ротонда перед главным входом в здание — подобного декоративного украшения в московской архитектуре больше нигде не встречается.


Граф пережил свою ненаглядную Прасковью лишь на 6 лет. Уже после его смерти, 28 июня 1810 г., состоялось наконец торжественное открытие Странноприимного дома, называемого также Шереметевской больницей. Лечебное заведение в первые годы возглавлял врач-терапевт Яков Кир. Он активно развивал хирургическое направление в работе больницы и утвердил строгие и весьма прогрессивные обязательные правила для пациентов и персонала — например, введение в практику диетического питания больных, запрет на курение, обязательное проведение вскрытия умерших…


Как и предусмотрено было графом Шереметевым, все медицинские услуги оказывались пациентам Дома милосердия безвозмездно. В период Отечественной, Крымской, Балканской и других войн здесь находились на излечении раненые русские солдаты. А в 1876 г. в здании Странноприимного дома открылась единственная на тот период в Москве бесплатная амбулатория. Сюда стекался занедуживший люд со всего города — в день врачам приходилось принимать по 200 пациентов.


После революции шереметевский благотворительный проект ожидали серьезные перемены. В 1918-м было принято решение об упразднении богадельни, а в июле того же года новые власти ликвидировали и само историческое название: Странноприимный дом.


В 1919 г. на базе бывшей Шереметевской больницы была организована первая в стране Станция скорой помощи — для ее сотрудников поначалу выделили лишь 3 комнаты в левом крыле здания и два телефона. Всего несколько лет спустя, 21 июля 1923 г., Мосздравотдел своим решением постановил полностью перепрофилировать больницу на Сухаревке и образовать вместо нее Институт неотложной медицинской помощи, которому присвоить имя Н. В. Склифосовского — выдающегося русского врача-хирурга.


Невзирая на то что комплекс зданий старой Шереметевской больницы был признан в СССР памятником архитектуры, прежнее творение Д. Кваренги и Е. Назарова в значительной мере утратило свою прежнюю красоту. Были установлены во многих местах новые перегородки и устроены промежуточные перекрытия в прежних просторных залах, уничтожена часть интерьеров церкви Живоначальной Троицы, расположенной в центральной части здания, закрашены росписи… Лишь в начале 1950-х гг. удалось провести частичную реставрацию. Интересно, что знаменитый хирург С. С. Юдин, возглавлявший в ту пору институт, пожертвовал полученную им Сталинскую премию на восстановление убранства бывшего больничного храма. Благодаря этим средствам смогли восстановить в том числе и замазанную прежде побелкой живопись в огромном куполе церкви, выполненную в начале XIX в. известным мастером Д. Скотти. (К слову сказать, считается, что на фреске среди ангелов изображен младенец Дмитрий — сын Николая и Прасковьи Шереметевых.)


В 1982 г. позади созданного Д. Кваренги архитектурного шедевра на Сухаревке было закончено строительство нового клинико-хирургического корпуса Склифа.


Старинное здание между тем приходило в упадок, разрушалось. Ситуацию особенно усугубляло то, что этот знаменитый шереметевский комплекс в 1990-е оказался в ведении другого хозяина — Академии медицинских наук, которая не имела реальных средств, чтобы должным образом позаботиться о выдающемся произведении архитектуры. Лишь в 1998-м памятник зодчества был передан от федералов снова в распоряжение НИИ им. Склифосовского. В последующие 6 лет, благодаря усилиям московских властей и руководства института, Странноприимному дому вернули его прежний дворцовый облик. А в январе 2008 г. патриарх Алексий II освятил полностью отреставрированную церковь Живоначальной Троицы, являющуюся центром всей архитектурной композиции.


* * *


В настоящее время НИИ скорой помощи им. Склифосовского является крупнейшим в стране многопрофильным научно-практическим центром экстренной медицинской помощи. Здесь работают около 800 научных сотрудников, в стационаре развернуто 962 койки для пациентов (120 из них — реанимационные). Ежегодно здесь делают около 20 тысяч операций. Многие хирургические и лечебные методы были внедрены в практику именно специалистами Склифа — в том числе удаление опухоли головного мозга, вскрытие нарыва в легком, удаление поврежденной почки… В 1987 г. в НИИ СП был организован первый в СССР научный отдел медицины катастроф.


Несколько дней назад состоялись торжества, посвященные 200-летию Странноприимного дома. Для участия в них в Склиф приехали супруга президента Светлана Медведева, мэр Юрий Лужков, граф Петр Шереметев — прямой потомок основателя Шереметевской больницы…


«Институт Склифосовского — уникальное медицинское учреждение, замечательный памятник нашей истории и архитектуры, — сказал, выступая перед собравшимися, московский градоначальник. — И мы всегда будем находить ресурсы и возможности, чтобы шереметевский Странноприимный дом нормально существовал…»