Архив

«Большая перемена»

Лето — время, когда думать о школе категорически не хочется. А вот поговорить о переменах можно вполне. Тем более если эта перемена — такая яркая

Сегодня в «Кинопробах» — история о том, как готовился и снимался фильм «Большая перемена» режиссера Алексея Коренева.

27 мая 2010 20:59
7088
0
Кононов считал, что только таланты актеров спасли несуразный сюжет картины.

Сегодня в «Кинопробах» — история о том, как готовился и снимался фильм «Большая перемена» режиссера Алексея Коренева.


Cначала была книга. Писатель Георгий Садовников, поработав учителем истории в школе рабочей молодежи, еще в середине 50-х выдал на-гора труд «Иду к людям» — грустную проникновенную повесть о буднях своих учеников и коллег-учителей. А спустя почти двадцать лет партия и правительство приняли указ о всеобщем среднем образовании и решили поддержать свое решение с помощью наглядной агитации — через самое народное из искусств, коим всегда являлось кино.


Тогда-то и была извлечена из небытия книга Садовникова, а сам писатель приглашен на Гостелерадио с предложением написать сценарий по мотивам своей же повести. Поначалу Садовников категорически отказался: узнав, что снимать собираются комедию, он выступил резко против такой трактовки своей книги. Но режиссер Алексей Коренев, которому поручили работу над будущим киношедевром, нашел какие-то нужные слова, чтобы убедить писателя поработать вместе.


Строптивый Нестор


Поскольку Алексей Коренев был уверен, что Садовников написал книгу о самом себе (сей факт сам писатель периодически опровергал), то на роль главного героя он искал человека, внешне похожего на автора. Главными претендентами были Михаил Кононов и Андрей Мягков. Причем чаша весов склонялась в сторону последнего. Однако Мягков поставил ультимативное условие: он будет сниматься только вместе со своей супругой, актрисой Анастасией Вознесенской. По мнению Мягкова, никто лучше его любимой не справился бы с ролью жены Ганжи Светланы Афанасьевны. Коренев после долгих раздумий все-таки решил отказаться от услуг супружеской четы. Что, впрочем, нисколько не ухудшило его отношений с Мягковым и Вознесенской: они продолжали дружить домами и ходить друг к другу в гости.


А вот Михаил Кононов, как ни странно, вообще не горел желанием сниматься в картине. Нет, он послушно приходил на кинопробы, однако всем своим видом давал понять: эта роль ему на самом деле малоинтересна. Еще бы! Ведь он снимался у Андрея Тарковского в «Андрее Рублеве», у Глеба Панфилова в картине «В огне брода нет». А тут какая-то легкомысленная комедия… На всякий случай Коренев сделал пробы с другими актерами (в качестве претендентов числились Константин Райкин и Евгений Карельских). Однако и он сам, и художественный совет склонялись все-таки к кандидатуре Кононова. И в итоге был выбран именно он.


Впрочем, и на съемках актер продолжал демонстрировать, что эта работа для него второстепенна. В архивах сохранилось немало документов о том, что в тот или иной день съемки не состоялись из-за «неразрешимых разногласий режиссера Алексея Коренева и исполнителя роли Нестора Петровича Михаила Кононова». Например, когда снимали одну из сцен на шинном заводе в Ярославле, Кононов категорически отказался выполнять указания режиссера — со словами, что более дурацкой трактовки он и представить себе не может. По сценарию его герой беседует с бригадиром Федоскиным, которого играл Готлиб Ронинсон. Что именно так не понравилось в этом эпизоде исполнителю главной роли, история умалчивает, однако съемки пришлось приостановить, потому что после громкой ругани (в присутствии рабочих этого самого завода) актер просто покинул рабочее место.


И Коренев решил действовать иначе. Актеру объявили строгий выговор и сделали предупреждение: еще одна подобная выходка — и он может лишиться части гонорара. И что вы думаете? На следующий день Кононов прибыл на шинный завод в прекрасном расположении духа и отыграл сцену так, как просил режиссер.


Тем не менее строптивый актер проявил свой норов и позже. Спустя месяц он вновь сорвал съемки, отказавшись играть сцену разговора Нестора Петровича с Полиной. На сей раз угрозы не подействовали — задуманный эпизод так и не был отснят.


Позже Михаил Кононов так опишет в мемуарах работу в картине:


«В многосерийке „Большая перемена“ был собран весь цвет четырех поколений актеров — начиная от популярных народных до только что окончивших театральные училища. Мне приходилось оправдывать фантасмагорические ситуации и несуразный текст. О „Большой перемене“ много писали, и с успехом она прошла за рубежом. Вот такой силы таланты были в то время в России. Любой бред в их исполнении выглядел милым и обаятельным, а главное — искренним».


Впрочем, другие актеры вовсе не считали, что они играют бред. Александр Збруев хоть и сетует, что его до сих пор, несмотря на наличие внушительной фильмографии, зовут Ганжой, тем не менее благодарен судьбе за «Большую перемену». А между тем у него на кинопробах было два серьезных конкурента — Стас Садальский и Юрий Векслер. Но первый, по мнению художественного совета, чересчур переигрывал, а второй, напротив, был слишком мягок. Так Збруев стал Ганжой. К слову, ради харизматичного актера режиссер не раз шел на уступки. Так, согласно сценарию и задумке костюмеров, все актеры-мужчины в картине должны были появляться на заводе, где они работают, исключительно в робах. И только Збруев встал на дыбы:


«В робе ходить не буду!» Коренев поначалу пытался спорить: мол, любая другая одежда будет нарушением замысла, однако в конце концов смирился. И в итоге стильная замшевая куртка Ганжи стала его своеобразным отличительным знаком.


Женская доля


Отбор на женские роли тоже проходил долго. И почти все актрисы, которые попали в картину, только начинали карьеру. Например, Нелли Ледневу сыграла студентка-третьекурсница Школы-студии МХАТ Светлана Крючкова. На эту роль претендовали также Ольга Науменко и Наталья Гвоздикова. Но в дело вмешался случай. Юрий Векслер, который так и не стал Ганжой, отправил Светлану Крючкову (на тот момент свою законную супругу) на киностудию — отнести сценарий «Большой перемены». В дверях Светлана столкнулась с незнакомцем, который сразу же задал вопрос в лоб: «А что вы делаете сегодня вечером?» — «А в чем дело?» — с вызовом переспросила она. «Приходите репетировать», — ответил Алексей Коренев (да, это был именно он!).


Так юная актриса вытянула свой счастливый билет. Правда, изначально Коренев планировал снимать ее совсем в другом образе — супруги Ганжи. Однако репетиция закончилась неудачно. «Режиссер поставил мне задачу: „Вы — Светлана Афанасьевна, жена Ганжи. Он вас втаскивает в комнату, а вы изо всех сил сопротивляетесь“, — вспоминает актриса. — Начали репетировать, Збруев меня тащит, а я чувствую, что силы неравны — он побеждает. И от отчаяния, не зная, что делать, я укусила его за палец».


У Збруева тут же хлынула кровь. Коренев остановил съемку: «Хватит! Достаточно! Репетиция закончена». Крючкова отправилась домой, даже не пытаясь сдерживать слезы: она была уверена, что упустила свой шанс. Но едва она зашла в квартиру, раздался телефонный звонок. Это был режиссер. «Я подумал и решил, что вы будете сниматься. Но только в другой роли — Нелли Ледневой».


В итоге жену Ганжи Светлану Афанасьевну сыграла молодая актриса Наталья Богунова. И она на долгие годы превратилась в «супругу» Збруева. После премьеры буквально все были убеждены, что актеры женаты и в реальной жизни.


Полиной (Наталья Гвоздикова) могла стать Наталья Гундарева. Именно ее видел в этой роли Алексей Коренев. Но лично позвонив актрисе, был ошарашен ответом: «А ты мою задницу видел?» Тем не менее режиссер пригласил-таки Гундареву на кинопробы, но почти сразу же понял, что актриса права — эта роль явно не для нее. Так Наталья Гвоздикова стала прекрасной Полиной. Ради «Большой перемены» начинающая актриса превратилась из блондинки в яркую шатенку. В результате всех кинопроб на финишную прямую вышли одни блондинки. Требовалось хотя бы одну из них срочно «перекрасить». Вот и отработала Гвоздикова все съемки в неудобном парике. К слову, ее роль изначально была намного шире, чем мы видим в кино. Сама актриса как-то намекнула, что случилось это по банальной в киношном мире причине: мол, она не ответила режиссеру взаимностью, и тот в сердцах сократил время ее пребывания на экране.


Пробы проходили даже ближайшие родственницы Коренева — его дочери Мария и Елена. По иронии судьбы в «Большой перемене» снялась только Мария (девушка с ребенком), которая позже решила связать свою судьбу вовсе не с кинематографом: она окончила Полиграфический институт и работала художником-графиком. А вот Елена Коренева, которая позже стала известной актрисой, в картину так и не попала. Она пробовалась на роль подружки танцора Генки Ляпишева, и ее пробы получились вполне удачными. Однако Елена… сама отказалась от участия в фильме. Во-первых, она, уже тогда грезившая об актерской карьере, была уверена, что комедийный жанр — не ее стезя. Ну и к тому же именно в тот период в ее жизни появился мужчина, который ревновал ее и к партнерам, и к съемкам вообще. Позже Коренева не раз признавалась, что жалела об этом своем решении.


Вне конкурса


Виктор Павлов был утвержден на роль Петрыкина одним из первых. На него уже были сшиты костюмы, как вдруг спустя три месяца после кинопроб актер… написал письмо с отказом от работы. Причем как раз в тот день, когда должны были сниматься сцены с его участием. В итоге пришлось судорожно искать замену. Петрыкиным стал Ролан Быков. Он согласился на участие в картине от безысходности: всесильный министр культуры Екатерина Фурцева лично приостановила репетиции спектакля «Медная бабушка» во МХАТе, где актер играл Пушкина. Формулировка была уничижающей: «Наша национальная гордость не был таким уродом». Оскорбленный Быков решился сыграть в «Большой перемене» хотя бы для того, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. И почти сразу же заразил съемочную группу своим энтузиазмом. Он фонтанировал идеями каждую минуту, предлагая двадцать вариантов одного и того же эпизода. В итоге в коллективе даже появился шутливый термин — «быковщина»: он звучал всякий раз, когда кто-то из актеров излагал свое видение сцены.


Съемки проходили по всему Советскому Союзу. Группа ехала то в Ярославль снимать Москву (только там сохранились уголки, очень похожие на старинные столичные улочки), то в Сочи — за теплом и солнцем. Обстановка на съемках сложилась настолько дружеская и расслабленная, что работать было в удовольствие. Лишь Михаил Кононов портил всеобщее благостное настроение своими выкрутасами. Помимо споров с режиссером он перед тем, как войти в кадр, любил поругаться с кем-нибудь из коллег. Говорили, что таким образом он настраивается на роль, ловит кураж. Эти методы доводили до слез женскую часть группы — Наталью Богунову успокаивали не раз.


Что фильм будет аж четырехсерийным, изначально не планировалось. Бюджет выделили на две серии. Однако в процессе работы выяснилось, что отпущенного метража не хватает. И худсовет, отсмотрев уже готовый материал, принял беспрецедентное в советские времена решение: пусть фильм станет длиннее! Коренев работал по тем временам очень прогрессивно: снимал фильм и параллельно монтировал уже готовый материал. Перед художественным советом лента появилась спустя всего двенадцать дней после завершения съемок. Высокие начальники приняли картину благосклонно. А потом и зрители признались в любви к «Большой перемене». В то время, когда фильм шел по ТВ, улицы вымирали. И это несмотря на то, что почти сразу же в картине было обнаружено немало ляпов! Так, герой Савелия Крамарова в сцене, когда он приходит на работу к Коровянской, предстает то в кепке, то — в следующем кадре — без оной. Кстати, эту ошибку режиссер заметил еще во время монтажа. Но переснимать что-либо было так дорого, что решили оставить все как есть.


Другая ошибка — повязка у Ганжи. Помните, он сильно ошпарился? Так вот, бинт поочередно появляется у него то на правой, то на левой руке. Следующий ляп — опять же с участием Збруева. Его герой берет у Тимохина бутылку с молоком и пирожок. В бутылке молоко только на дне, однако когда Ганжа его допивает, жидкость вдруг поднимается до половины бутылки.


Остальные неточности смогли обнаружить только самые бдительные киноманы. Например, мало кого насторожил факт, что Нестор Петрович встречался с учительницей физкультуры. А между тем в вечерних школах этого предмета не было как такового. Также никто не обратил внимания, что учительскую обозвали учебной частью, а Полина носит спецовку с нашивкой МАИ, хотя учится в педагогическом на кафедре истории. И уж только единичные эксперты написали в адрес съемочной группы гневные письма: «Леонов и Збруев в кадре пьют вовсе не заявленное пиво, а квас! Подмена видна невооруженным глазом». Режиссер позже признал: да, действительно, в Ярославле, где снимались эти кадры, пива не нашлось. Но вот лично мы, как ни старались, не смогли обнаружить эту ошибку!


Кстати…


Поначалу фильм назывался не «Большая перемена», а «Приключения школьного учителя». О чем даже сообщалось в газете «Вечерняя Москва». И началось сумасшествие: в Министерство просвещения мешками шли письма от возмущенных учителей. Как так: снимать про серьезный труд легко-мысленную комедию? И вообще, разве можно эту работу называть приключением? Словом, режиссера Коренева вызвали на ковер к министру и повелели ни в коем случае не насмехаться над учителями, а название сменить на более безобидное. Коренев после высокой аудиенции предложил съемочной группе придумать название, а за лучший вариант пообещал бутылку коньяка. Ценный приз достался оператору Анатолию Мукасею, который мгновенно выдал свою версию: «Большая перемена»!


Помимо того что абсолютно несмешная история превратилась в комедию, есть еще немало различий между книгой и фильмом. Так, в повести герой Евгения Леонова был… женщиной. Она училась в пятом классе, а ее дочь Нелли (которую в фильме сыграла Светлана Крючкова) — в девятом. Петрыкин, которого сыграл обаятельный, худощавый и юркий Ролан Быков, в книге — толстый, абсолютно несимпатичный мужчина. Ганжа с лицом Александра Збруева, покоривший сердца доброй половины советских женщин, в книге появляется в одном-единственном эпизоде и выглядит как хлипкий тщедушный подросток. А Тимохина (Савелий Крамаров) и Люськи (Ирина Азер) в повести не было вообще!


Поскольку фильм снимался по заданию партии, режиссер Алексей Коренев (то ли в шутку, то ли всерьез) довел ситуацию до абсурда. Он вложил в уста Нестора Петровича… кусок речи из реального доклада Леонида Брежнева. Писатель Георгий Садовников потом долго поддевал режиссера: «Леша, это же плагиат. И ведь украл ты не у кого-нибудь, а у самого генерального секретаря!» Коренев поначалу даже насторожился: а вдруг действительно кто-нибудь заметит этот кусок из речи Брежнева — ну, к примеру, его помощники? Но время шло, все было тихо, и он успокоился.


По сценарию Нестор Петрович сидит как-то в пляжном летнем кафе и наблюдает за прекрасной незнакомкой, которая мчится в даль дальнюю на водных лыжах. Специально для этой сцены незнакомка, которую играла Наталья Гвоздикова, несколько дней кряду брала уроки у мастера спорта по водным лыжам. Однако в итоге эпизод, который мы видим в картине, снимался без лыж: Гвоздикова просто стоит на подставке и делает вид, что рассекает по водной глади!


Деньги на бочку!


А вот какие гонорары получили за съемки в картине некоторые из актеров (это те данные, которые сохранились в архивах):


Михаил Кононов — 4926 руб.;
Евгений Леонов — 3731 руб.;
Ролан Быков — 3200 руб.;
Анастасия Георгиевская — 2700 руб.;
Александр Збруев — 2616 руб.;
Людмила Касаткина — 2138 руб.;
Наталья Богунова — 1525 руб.;
Виктор Проскурин — 1133 руб.;
Наталья Гвоздикова — 1149 руб.


Как видно, для многих фильм стал действительно «большой переменой». Как минимум в финансовом благосостоянии!


Крылатые фразы и выражения


— Разрешите вами восхищаться!


— А эта история на уроке истории?


— Самое прекрасное лекарство — работа!


— Ты меня еще не знаешь! Вот ты поживешь со мной, ты меня еще узнаешь!


— Я тоже человек и целоваться хочу.


— Я сам был мать!


— Ребята, лучше меня усыновите, я вам дешевле обойдусь.


— Влюбилась в меня литераторша. Знаешь, где она живет? В моем доме. Более того — в моей квартире!


— Что ты мне глазки строишь?
— А что, я тебе кооператив должен строить?


— Публично чулки не поправлять, юбки не задирать, новыми комбинациями не хвастаться. Все должно быть шарман, черт подери!


— Я наблюдал за вами семь дней и пришел к выводу, что вы меня достойны.