Архив

Не пропал бы капитал

Закону о «маткапитале» больше 3 лет — у родителей назрели «поправки»

Моей дочке Маше было полгода, когда президент Путин произнес историческую для многих российских женщин речь: дескать, рождаемость в стране стремительно падает, смертность растет и нация, того и гляди, вымрет. Все это означает, что демографическая ситуация требует пристального внимания государства. И пообещал кучу денег — на тот момент речь шла о 250 тысячах рублей. Ход сработал: женщины стали рожать активнее. Но…

14 мая 2010 19:50
1668
0

Моей дочке Маше было полгода, когда президент Путин произнес историческую для многих российских женщин речь: дескать, рождаемость в стране стремительно падает, смертность растет и нация, того и гляди, вымрет. Все это означает, что демографическая ситуация требует пристального внимания государства. И пообещал кучу денег — на тот момент речь шла о 250 тысячах рублей. Ход сработал: женщины стали рожать активнее. Но…


За малолетнюю Машу из федерального бюджета по месту работы мне выплачивали всего 700 рублей в месяц — это на пару пачек дешевых подгузников. Да и то лишь до момента достижения ею полутора лет. А дальше живи как знаешь. Однако в 2007 году ситуация, казалось бы, изменилась: теперь каждой решившейся родить во второй и более раз женщине государство пообещало выделять немалый материнский капитал. Услышав такое от президента, женская половина населения замерла у экранов телевизоров. Еще бы: после многолетней гуманитарной аскезы — и такой пир! В нынешнем году в связи с инфляцией эта сумма составила более 300 тысяч рублей, что, согласитесь, заметная сумма. Однако лишь в том случае, если эти деньги выдают на руки и разрешают тратить на то, что вам самим нужно.


Когда начались разъяснения в прессе и по ТВ, выяснилось, что «президентские» тысячи представляют собой некий безналичный капитал, который можно вложить в одну из государственных программ — образовательную, жилищную или вовсе отложить до момента выхода мамы на пенсию. Да и то лишь после достижения ребенком трех лет. Как говорится, обещанного три года ждут.

У всех возник закономерный вопрос: а почему нельзя получить эти деньги прямо сейчас и потратить на подгузники и детскую кроватку, а завтра — на велосипед и школьную форму? Зачем нам абстрактные, виртуальные средства, которые вроде бы и есть, но на самом деле вы им не хозяин, а некий посредник-распорядитель? Куда они пойдут и пойдут ли? Всё это — вопросы темные и непонятные. Правда, в нынешнем году было разрешено часть денег потратить на свое усмотрение. Речь идет о бешеной сумме… в 12 тысяч рублей. Для этого надо было успеть написать заявление в Пенсионный фонд до 1 мая. Не успели — и того не увидите.


Плохие матери


В сорок лет я стала мамой в третий раз. Вася появился на свет в феврале 2008 года. Пока я его вынашивала, все — врачи в женской консультации, подруги и даже знакомый юрист — убеждали: в моем случае «материнский капитал» положено выдавать наличными, поскольку речь идет о многодетной семье. Дескать, в этом случае делается исключение. Я почти поверила. Однако вскоре, обратившись в Пенсионный фонд г. Королева — подмосковного города, где я прописана, услышала: «Вы что, дамочка, с ума сошли? Да хоть десять детей родите — никаких денег вы не увидите! Мы выдаем только сертификат». Для получения этого документа требовалось собрать целую кипу других документов. Я собрала и отправила «на дело» мужа с нотариально оформленной доверенностью. Как бы не так: в Пенсионном фонде ему сообщили, что выдадут сертификат только лично мне. То, что детей мне не с кем оставить, и то, что добираться до Королева общественным транспортом три часа в один конец, — мои проблемы. А что, если бы я была зарегистрирована не в Подмосковье, а в Норильске или на Камчатке?


— Это тоже ваши проблемы, — разъяснили мне.


Возникает закономерный вопрос: что будет с деньгами тех женщин, которые в силу различных причин не обратились за этим самым материнским капиталом? Таких, не стоит сомневаться, пруд пруди. Не будут ли они прокручиваться через соответствующие фонды в интересах многочисленных чиновников? Такой опыт у наших чиновников, да и время, есть: закон предусматривает возможность обращения за материнским капиталом до 2016 года включительно. «Такого быть не может, — с возмущением пояснили мне в Пенсионном фонде. — Какая мать плюнет на деньги, причитающиеся ее ребенку? Только плохая мать!»


Купите себе жилье


В 2009 году нас обрадовали неожиданной новостью: теперь «материнские» деньги можно потратить на приобретение жилья. По центральным телеканалам регулярно показывают счастливых молодых мамаш с малышами на руках, которые уже улучшили с помощью этих средств свои жилищные условия. Но что значит «улучшили»? Вот Татьяна из Кемерова говорит в камеру: «Может быть, в каких-то регионах России эти деньги могут реально помочь приобрести квартиру, но для Кемерова — это несерьезная сумма. Мы потратили материнский капитал как первоначальный взнос за квартиру. Что же, и на том спасибо»…


Что уж говорить о Москве, где на эти деньги можно купить от двух до семи квадратных метров жилья. Не проще ли приобрести хорошую туристическую палатку и поселиться в лесу? Однако такие траты законом не предусмотрены… Нельзя пустить деньги и на медицинские нужды, хотя это крайне актуально для многих россиян, дети которых испытывают нужду в дорогостоящем лечении. Для иных это вопрос жизни и смерти, однако медицинские чиновники и слышать об этом не хотят. Ведь по закону у нас бесплатное здравоохранение!


Каков закон, таков и резон


— Условия, на которых предлагается предоставлять «маткапитал», а также направления его использования в том виде, в котором они представлены в законе, вызывают массу возражений, — рассуждает профессор Валерий Елизаров, руководитель Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ.
Так, в преамбуле утверждается, что закон «…устанавливает дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, в целях создания условий, обеспечивающих этим семьям достойную жизнь». Вряд ли можно согласиться, что реализацией данной версии закона эти цели достигаются. Выбор направлений использования капитала пока слишком скуден, чтобы всем семьям удалось найти «маткапиталу» достойное применение в интересах конкретно своей семьи и своих детей. Изложенные в законе меры могут быть значимы прежде всего для семей в регионах с низким жизненным уровнем, с дешевым жильем, а в случае использования на оплату образования — на очень недорогое образование в далеко не самых престижных государственных или в негосударственных вузах. Иначе закон выглядит насмешкой.


Многое в законе непонятно, продолжает Валерий Елизаров. Почему средства находятся на балансе Пенсионного фонда, а не Фонда социального страхования? Почему распоряжение средствами материнского капитала осуществляется «не ранее чем по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей»? Что означает эти странные три года? Видимо, «работает», как обычно, боязнь нецелевого использования денежных средств: родят, жилье купят или иным способом обналичат деньги, а ребенком заниматься не будут… Но у таких «неблагополучных» семей и через три года ситуация вряд ли изменится. Однако зачем наказывать сотни тысяч семей нормальных, не собирающихся «пропивать» детские деньги и материнский капитал?


Другая недоработка — невозможность направить деньги на безотлагательное лечение. Если ребенок нуждается в операции или дорогостоящем лечении, а у семьи нет для этого необходимых средств, то родителям будет не до будущего образования и тем более не до накопительной части пенсии мамы. До этого, как говорится, еще дожить надо.


По его мнению, настоящий капитал должен работать, приносить прибыль, а не лежать в Пенсионном фонде. «Если запретить трогать капитал до того момента, когда семья решит им распорядиться, то уж проценты вполне можно было бы разрешить использовать на текущие нужды, — считает Елизаров. — Тогда бы 300 с лишним тыс. рублей при 6% годовых давали бы около 20 тыс. рублей прироста в год, — а это в пять—семь раз больше, чем сегодняшнее ежемесячное „детское“ пособие! А раз этого не делается, возникает вопрос: не работают ли эти деньги на кого-то уже сейчас?»


Возможно, авторы идеи материнского капитала «хотели как лучше». Да и наличные давать людям с небезупречной репутацией не хотелось… А так деньги под надежным приглядом Пенсионного фонда. Чем не капитал? Однако пока что получилось «как всегда», подводит итог эксперт.


Были в истории нашей страны разные бумаги, одни других ценнее — облигации, ваучеры… Где они теперь? Потом ввели медицинские полисы, однако разве стала медицинская помощь более качественной? Уже вынашивая Васю, я получила родовой сертификат — документ, состоящий из нескольких частей, каждая из которых остается в соответствующем медучреждении: женской консультации, роддоме, детской поликлинике… Наличие этого документа должно было качественно изменить уровень оказываемых мне и ребенку услуг, но этого не произошло. Всё чаще одолевают сомнения: а вдруг и сертификат на материнский капитал окажется очередной филькиной грамотой? Поэтому мы его пока не получили. Не нашлось времени и возможности. А главное — нет у меня уверенности, что эта бумага что-то изменит в нашей жизни.