Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Дама с обложки

Наталия Петрова запомнилась как одна из первых моделей Playboy

30 марта 2008 18:31
2201
0

А еще — по пронзительному фильму Валерия Тодоровского «Любовь», где она сыграла в паре с молодым Женей Мироновым. После этого громких киноработ у нее не было. О том, как она жила до «Любви» и после нее, Наталья рассказала Елене Помазан.

А еще — по пронзительному фильму Валерия Тодоровского «Любовь», где она сыграла в паре с молодым Женей Мироновым. После этого громких киноработ у нее не было. О том, как она жила до «Любви» и после нее, Наталья рассказала Елене Помазан.

Наталия Петрова — как перелетная птица. Сегодня она живет сразу на три страны — Россию, Францию и Англию. Большая удача — поймать ее в Москве, пока она вновь не улетела в чужие края…

Наталия Петрова-Бронштейн: «Когда я была совсем маленькой девочкой, то хотела, как мой папа, стать режиссером. Позже я переформулировала свою цель. Я захотела быть девушкой с обложки, а еще лучше — девушкой с экрана. Решила пойти туда, где моя цель может скорее осуществиться. Не дожидаясь окончания школы, будучи ученицей девятого класса, отправилась в Ленинград — пробовать свои силы в ЛГИТМиК. Прошла несколько туров, а потом меня завернули, потому что обратили внимание на мои паспортные данные, где значилось: возраст — пятнадцать лет… Мне сказали, чтобы я ехала домой и оканчивала школу. Кстати, о моей школе нужно рассказать отдельно. Это был интернат.

Считается, что такие заведения — причина ночных кошмаров детишек. Только не наш интернат! Это было замечательное время. Я помню, как впервые пришла туда и увидела, что все ребята в одинаковых пальто, а я в мутоновой шубке. Тут же попросила выдать мне такое же пальто, чтобы стать «как все». Думаете, я стала такой, как все? Ничего подобного.

Именно в интернате стали проявляться мои лидерские и организаторские способности. Например, однажды я увидела афишу фильма «Афоня» и подумала: «А почему бы нам всем классом не сходить в кино?» Рассказала о своей идее классу и уговорила всех, включая самых тихих отличниц, сбежать с уроков и поехать смотреть кино. Позже директор интерната, отчитывая меня за проделку, никак не мог понять: «Петрова, ну расскажи мне, как тебе удалось убедить всех сделать то, что хочешь ты?!» В общем, свои организаторские способности я отрабатывала на школьном коллективе".

Тем не менее, несмотря на проделки, она не забывала о своей главной цели — стать девушкой с обложки. Школа (как ей и советовали театральные педагоги ЛГИТМиК) была благополучно окончена, но на сей раз Наташа поехала в Москву — ведь все самое лучшее находится в столице, не так ли?

Наталия: «Я тогда была, что называется, «гарна дивчина с Украины». Представьте: коса до попы, короткая юбка, кроссовки и это узнаваемое «гэ». Помню, я прочитала первую строчку заготовленного стихотворения: «И вот стою я перед вами, нагая и босая, вот такая», а приемная комиссия уже попадала под столы от хохота. Меня тут же остановили: «Спасибо! Больше ничего не надо!» Я недоумевала: и почему мне не дают продолжить? Оказывается, одного моего вида и этой строчки уже было достаточно. Я поступила.

Мне дали место в общежитии — где-то на окраине Москвы, в Коровине.

Я пару раз туда съездила, и мне там не понравилось: далеко, нужно рано вставать, чтобы успеть на занятия. Мне кто-то рассказал, что можно устроиться дворником и получить комнату в коммуналке. Я мечтала жить на Арбате! И готова была мести улицы, лишь бы иметь возможность жить в центре. Так я стала дворником. Позже, уже на третьем курсе, у меня появилась возможность платить за комнату. Потому что в моей жизни случилась «Любовь» — съемки в фильме Валерия Тодоровского".

Была ли тогда любовь в реальной жизни?

Наталия: «Я вам больше скажу — у меня уже был ребенок. Свою дочь Полину я родила на втором курсе. Все случилось очень быстро: я приехала в Москву совершенно неискушенной девушкой, появился парень, он был старше меня на год, потом свадьба, ребенок… Сейчас я понимаю: так было надо. И рано выйти замуж, и родить. Если бы не этот брак, то я бы так и витала в своем космосе, совершенно не обращая внимания на окружающую жизнь. Дочку я носила в сумке на занятия в Щуку. Она была тихая, совсем не кричала. Какие в моем училище были золотые педагоги!

Я помню, однажды преподаватель Смоленский, увидев, что я пришла на его лекцию с малышкой, предложил всем студентам разговаривать шепотом, чтобы девочка могла спокойно спать.

С первым мужем мы прожили семь лет. Была семья, и семья неплохая, но потом все закончилось. Мне повезло, потому что мы с первым мужем смогли спокойно разойтись. Я вообще считаю, что скандально расходиться на глазах у ребенка — это преступление.

Теперь уже совсем не важно, почему мы развелись с первым мужем, потому что воспоминания о том времени — теплые, светлые, но если говорить о любви, от которой тебя трясет и выворачивает, то такое большое чувство пришло ко мне только в тридцать один год…"


Первая «Любовь»

Но сначала была все-таки «Любовь» киношная. Сейчас в это сложно поверить, но, в первый раз прочитав сценарий, Петрова отказалась от роли, потому что она посчитала, что не потянет, не справится…

Наталия: «Мы познакомились с Тодоровским в Ялте. Я снималась в фильме «Любовь на острове смерти» режиссера Андрея Малюкова. Валера только что снял свой дебют — «Катафалк». Он дал почитать мне сценарий «Любви», я прочла и честно сказала, что такой образ не потяну. Тодоровский стал пробовать других актрис. А через четыре месяца он мне позвонил и сказал: «Наташа, а может быть, ты придешь попробоваться на роль?» Я пришла — и осталась сниматься.

Почему я отказывалась? Потому что одно дело играть роль, а другое дело — ее прожить. Тодоровский хотел, чтобы я этот образ прожила. А меня этому не учили! Моя героиня Маша большую часть фильма просто молчит. Тодоровский мне объяснял: «Пойми, Наташа, твои глаза говорят больше, чем любые крики и размахивания руками». Я не понимала этого, обижалась, хотела уйти.

Однако Тодоровский все правильно делал. После премьеры был настоящий успех. Помню, после первого показа ко мне подошел Зиновий Гердт и сказал: «Наташа, детка, вы даже не представляете, что вы сделали в этом фильме…»

С фильмом «Любовь» я объездила полмира. Доехала и до Америки. Но уже не с лентой, а с желанием учиться в театральной школе в Майами. Когда я подавала туда документы, то допустила одну большую ошибку: написала в анкете, что свободно владею английским языком. Хотя на самом деле все мои по-знания ограничивались фразой «What is your name?» Поэтому, придя на занятия и обнаружив, что я не понимаю ни-че-го, почти целый год просто путешествовала по Америке. Устроила себе такой отпуск, а потом вернулась в Москву".

В Москве Наташе Петровой предложили стать девушкой с обложки первого номера журнала Playboy. Мечта воплощалась буквально на глазах — девушка с экрана, девушка с обложки. Петрова от откровенной фотосессии не отказалась, мотивируя это тем, что снимки в стиле ню — прекрасная возможность избавиться от комплексов.

Наталия: «Кстати, на обложке мне пририсовали грудь на пару размеров больше, чем есть на самом деле. Я лишь подумала: «Мило», но желания сделать себе что-нибудь искусственное не появилось. После возвращения из Америки у меня появились другие цели: посвятить время семье, а в профессии — попробовать себя на театральных подмостках.

Моя пьеса сама меня нашла. Однажды раздался звонок: «Не хотите ли сыграть в спектакле по произведению Сартра? Мы вам предлагаем главную роль».

Я прочитала пьесу, она мне очень понравилась: главная героиня держит на себе все действие, она даже ни разу не уходит со сцены. А заканчивается спектакль потрясающей репликой: «Ад — это не мы, это другие для нас». Она была плюс ко всему и очень актуальной лично для меня: в то время я переживала кризис в своей семье…

Участие в этой постановке дало мне многое. Но и многое забирало. Потому что я не играла, а жила. Видать, актриса я никакая. Я все пропускала через себя, и это была чудовищная душевная нагрузка. В какой-то момент поняла, что просто умру на сцене. И в какой-то момент сказала: «Я ухожу…»

И ушла. В никуда. Год сидела дома взаперти. Думала, что мне делать и как жить дальше. Шестым чувством понимала, что мое место не на сцене, а за кулисами. Словом, я захотела быть режиссером.

Поступила на Высшие режиссерские курсы в мастерскую Митты. Пока училась, у меня родилась идея фильма «Дорога».
В то время мне очень хотелось поговорить об ощущениях женщины, которая находится в тупике, но знает, что из него выберется. На главные роли я по-звала Дину Корзун и Гошу Куценко. Фильм рождался тяжело — все-таки дебют, да и финансовые трудности были, но в итоге картина вышла. Ее часто показывают по телевидению в прайм-тайм, но тогда, после премьеры, критики мне надавали тумаков. И слава богу! Я поняла, что кино — мой ребенок и нужно его защищать, а не прятаться под псевдонимами. В «Дороге» была указана фамилия режиссера — Козакова. Козаковой была моя бабушка…"

Наталия умалчивает, что во время съемок фильма «Дорога» произошла очень важная встреча в ее жизни: она познакомилась с будущим мужем Александром. Все случилось, как это часто бывает, неожиданно. За неделю до окончания съемок деньги закончились. Куценко позвонил одному бизнесмену, и тот согласился помочь. Наталия встретилась с великодушным предпринимателем, поблагодарила его, и… все. Они расстались ровно на год, чтобы потом встретиться на дне рождения все того же Гоши Куценко. И снова расстались почти на год. Пока однажды Александр сам не позвонил Наталье — с предложением поужинать вместе.

Наталия: «Когда мы начали с ним общаться, я не знала, насколько это влиятельный человек (Александр Михайлович Бронштейн — бизнесмен с мировым именем. Сфера его интересов — цветная металлургия. — Авт.). Было важно другое: в тридцать один год я встретила человека гораздо мощнее, талантливее, сильнее, масштабнее меня. Он завладел моим умом, покорил, заставил забыть покой и сон. Я не знаю, что будет завтра, но хочу, чтобы наша любовь была вечной. Я счастлива, что у меня есть муж Саша, сын Саша и моя дочь Полина. Я считаю, что быть женой и матерью — это колоссальный труд.

У меня роль жены и мамы отнимает уйму времени. Мы только недавно закончили реконструкцию дома во Франции, а сейчас идет глобальная стройка в Англии. Я — прораб, а не просто домохозяйка. У меня, конечно, есть помощники, но дом держится на моих плечах. Я хочу, чтобы мой муж возвращался в спокойную обстановку…"

К зрителю Наталия Петрова возвращается с фильмом «Пари». Сюжет интригующий. Некоему человеку запрещено покидать пределы флигеля и общаться с миром. Причина заточения неожиданна: давным-давно он поспорил на пятнадцать миллионов, что продержится в одиночестве пятнадцать лет…

Наталия: «Идея фильма у меня родилась совершенно неожиданно. Я встретила человека, с которым произошла похожая история. Долгое время она не выходила у меня из головы. Я рассказала ее одному другу. Он выслушал и ответил: «Такой случай был описан у Чехова сто лет назад». Прочла рассказ Чехова «Пари» — о том, как два человека поспорили не на бутылку шампанского, а на жизнь. Я посчитала невероятно важным поднять эту тему сегодня и сейчас — показать, на что готовы идти люди во имя своих амбиций, гордыни, глупости…

Фильму «Пари» я отдала много душевных и физических сил. Режиссер отвечает за все, на нем лежит колоссальная ответственность. Я знаю, что актеры, занятые в картине, поспорили между собой. Тоже заключили пари: сорвусь я во время съемок или нет, закричу — не закричу. Не закричала. Не сорвалась. А остальное — за кадром…"