Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Обнаженная в банке

В одной крупной компании разделись: директор по маркетингу, руководитель отдела продаж и вся бухгалтерия. В другой фирме оголились: пиар-служба, юридический отдел, менеджер по работе с клиентами и секретарша

30 марта 2008 20:05
4136
0

Думаете, весеннее обострение? Вовсе нет, всего лишь новая офисная мода — сразу в нескольких российских компаниях сотрудницы снялись для корпоративного календаря обнаженными.

Думаете, весеннее обострение? Вовсе нет, всего лишь новая офисная мода — сразу в нескольких российских компаниях сотрудницы снялись для корпоративного календаря обнаженными.

Календари мыслились подарочными. Чего не сделаешь ради клиента! Моментально разошедшийся тираж вызвал сначала изумление, а потом и восторженное улюлюканье партнеров. Еще бы: вроде вел переговоры со строгой дамой в дорогом костюме, а на самом-то деле под костюмом скрывалась игривая вакханка!

Все двенадцать календарных месяцев до предела напичканы махровыми стереотипами о женской роли и доле. Помните придуманное прусским королем и ставшее хрестоматийным правило четырех «k»: kinder, kuche, kirche, kleider, что переводится как «дети, кухня, церковь, наряды»? Авторы календаря упростили даже эту немудреную схему, оставив российским карьеристкам всего две области для самовыражения: кекс и секс.

Вот сотрудница банка, ведущий менеджер счета отдела по работе с клиентами (придумали же должность!), предстает перед нами в кружевных трусиках, чулках с подвязками и бантиками, прикрывая трепетную грудь подносом с пирожными (вишенки на которых подозрительно напоминают женские соски). Фотография сдобрена надписью: «Быстро, качественно, со вкусом». Вот менеджер сетевых продаж того же банка, облаченная в нечто вроде розовой балетной пачки, облокотившись на кухонный стол, повернувшись к зрителям попой с задранной юбкой и открывая ярко накрашенный рот, сообщает: «Работаем по индивидуальному заказу». А вот руководительница отдела технической поддержки известной телекоммуникационной компании, прикрываясь нарисованным человечком (типа пешеход), утверждает: «В контакте с каждым клиентом». Невольно создается впечатление, что российские гражданки все как одна работают в доме терпимости (в котором, как во всех приличных конторах, есть свои креативщики), заведя трудовые книжки со сложносочиненными должностями сугубо для отвода ханжеских глаз.

Технически календари решены не без выдумки: в некоторых компаниях сотрудницы сами снимаются а-ля натюрель;
в некоторых к портретным фотографиям прифотошоплены чужие обнаженные тела. Второе встречается реже, но вызывает вопросы уже не столько этического, сколько эстетического плана: все-таки приклеивать головы к чужому телу — удел школьных стенгазет.

Ознакомившись с народным корпоративным творчеством, широкая общественность почувствовала потребность определиться с позицией. Мнения разделились: некоторые считают это смелым и остроумным пиар-ходом. Другие говорят, что подобными фотографиями женщины перечеркивают свою профессиональную репутацию и потакают сексизму — дискриминации по половому признаку. Встречаются и отзывы, категорично характеризующие девушек с календаря самым непривлекательным образом. Есть и, наоборот, завистливые: когда еще представится возможность продемонстрировать не скромный IQ, а выдающуюся грудь! Мужские реакции находятся в диапазоне от «гы-гы, прикольно» до «была б моя — прибил бы». Некоторые товарищи лишь вздыхают, что в цивилизованных странах такое невозможно даже представить.


Оставь одежду всяк сюда входящий

Между тем представить фривольные календари в цивилизованных (то есть западных) странах довольно легко. Впервые раздеть своих сотрудниц додумалась одна американская энергетическая компания. Девиц отправили в профессиональные руки — они появились обнаженными в известном мужском журнале. Туда же отправились и голландские продавщицы бытовой техники: раздетые на фоне кухонного комбайна, барышни чуть ли не удвоили магазину прибыль. Корпоративные же календари с профессиональными моделями были на тот момент не в новинку. Особой популярностью пользовались они среди производителей автозапчастей, проводящих в жизнь нехитрую сентенцию: настоящий мужик интересуется лишь двумя вещами — женщинами и автомобилями.

Что характерно: в этой рекламной кампании женщина приравнена к вещи. Наконец обнаженная натура и сотрудники компаний встретились, явив миру новый жанр — корпоративное ню.

И понеслось! По всему миру компании начали соревноваться в недвусмысленной эксплуатации Эроса. Ирландские авиалинии выпустили календарь с эротической мечтой тысяч мужчин — полуголыми стюардессами. Под девизом «Нам нечего скрывать от клиента» израильское рекламное агентство скреативило календарь с голыми сотрудниками обоего пола, прикрывающими срамные места орудиями производства. Один месяц символизирует бухгалтерша с калькулятором вместо фигового листа, другой — секретарша с компьютерными мышками на каждой груди, третий — копирайтер с настенными часами сами понимаете где.

Собственно, само по себе обнажение перед фотокамерой — неотъемлемое право каждого свободного гражданина. И уж тем более гражданки. Всякое тело прекрасно — что для частного просмотра, что для публичного; фотографируйся не хочу.

Вопросы возникают тогда, когда смешиваются личные и профессиональные пространства: уместно ли переносить постельные игры на совет директоров? Пойдет ли на пользу карьере новый корпоративный дресс-код — костюм Евы?

Ну о’кей — мы не ханжи. Ханжи — не мы. Нам не чужды эксперименты. Мы с воодушевлением перенимаем западный опыт пиар-технологий. Быть может, снимая с себя следы цивилизации, мы на самом деле приближаемся к ней?


Особенности национального феминизма

Однако, как гласит мудрая народная поговорка, «здесь вам не тут». В наших широтах внутреннее устройство множества компаний остается глубоко советским, с теми же нравами и с теми же методами. Изменился фасад, но не сменились порядки: привычный массовик-затейник переименовался в загадочного эвент-менеджера, но не поменял род занятий.

Представьте: вас на работе знакомят с приказом руководства — в следующем квартале необходимо обеспечить пиар-службу необходимым количеством подходящей натуры. «Какой такой натуры?» — с недоумением думаете вы. «Натуры дуры», — с ухмылкой отвечает на ваши мысли начальство.

Почувствуете ли вы, как подобает приличным западным феминисткам, возмущение? Задумаетесь ли о дис-кредитации вашего профессионального достоинства? Вряд ли. Скорее всего вы подумаете о кристально чистом абсурде ситуации.

Мы рождены, как известно, чтоб Кафку сделать былью. И еще вы наверняка подумаете о том, что хорошо бы они там, наверху (в дирекции) или сбоку (в пиар-отделе), прекратили бы употреблять то, что, вероятно, уже успели употребить прямо на рабочем месте.

И вот, ознакомившись с приказом руководства, стыдливо снимает лифчики отдел кадров. Ставя галочки в коллективной служебной записке, решительно оголяет причинные места бухгалтерия. Прикрываясь веником, тихо матерится уборщица баба Шура, то есть, простите, руководительница службы клининга…

Истории с отечественными ню-календарями сопровождаются странными слухами: сотрудниц просто вынудили, так или иначе шантажируя увольнением или невыплатой зарплаты. Версия кажется безумной, но в то же время потенциально возможной, учитывая истории про дурака и лоб, а также про шею, что мерзнет без ошейника. А такого поворота западным феминисткам, увлеченным гендерным равенством, и не снилось.

С этим у нас как раз все в порядке, мужчины и женщины равны: сказали «всем раздеться», все и разделись.


Спустив штаны, бежать за креативом

Но есть у нас и другие, прогрессивные, и даже вроде бы демократичные компании. Свежие, с пылу с жару, они стараются догнать и перегнать в креативном порыве западные корпоративные приемы. Если тамошние офисные красавицы не стесняются оголяться, чем мы хуже? Поди у нас тоже есть чем прихвастнуть! И строятся девицы отечественного производства в длинные очереди на кастинг: выбери меня, выбери меня — Мисс сентябрь для календаря.
В конце концов, в обнаженном теле как таковом нет ничего сенсационного — под одеждой мы все голые. Тут важно другое: что мы хотим сказать нашим корпоративным стриптизом? Когда для календаря разделись мужчины-ученые (в западных экспериментах было и такое), с легкостью угадывалось высказывание: «Мы хотим сломать стереотип о том, что научный работник обязательно выглядит как школьный «ботаник». Когда для календаря раздеваются женщины-юристы или экономисты, каково негласное высказывание? «Мы хотим подтвердить на редкость живучий стереотип о том, что женщина делает карьеру через постель». Тогда стоит ли потом удивляться, что профессиональную реализацию женщины не принимают всерьез.

Откровенно говоря, сбросить одежду, раздвинуть ноги и еще приписать для непонятливых: «отличное офисное приложение» — не так уж остроумно. Да и по-просту вульгарно. Раздевшись на работе, разве мы не расписываемся в собственном непонимании того, что уместно, а что — не очень? Ведь, по сути, это становится прямым высказыванием: мы не хотим отстать от «передовых рекламных технологий», но понятия не имеем, что такое профессиональная репутация и из чего она складывается.

То, что в частной жизни кажется интересным, в жизни общественной может оказаться совершенно нелепым. Так, может быть, пока мы не научились видеть границы личного и публичного, лучше сказать — ню, погоди?..

В стиле ню

Фотографии в стиле ню — один из самых сложных художественных жанров. Не за что спрятаться: в распоряжении фотографа только правильно выставленный свет, чужое тело и собственный вкус. Грань между искусством и порнографией очень тонка, и пролегает она вовсе не в области гениталий. Она — в наличии или отсутствии вкуса.

Разница между художественной фотографией ню и дешевыми порнооткрытками примерно такая же, как разница между манерами доктора Борменталя и бывшей дворняги Шарикова.

Как в кино

Впервые для календаря разделись не в корпорации, а в фильме с одноименным названием «Девушки с календаря». Девушки, правда, были младшего, среднего и старшего пенсионного возраста, работали в разных местах (зато жили по соседству), а календарь затеяли с целью сбора денег на благотворительность. Героини нарушают культурное табу: в современной западной культуре публичное обнажение тела допустимо только тогда, когда тело это — молодое. Хотя нарушают аккуратно и со вкусом: в фильме нет и намека на пошлость.

В этом смысле «неподобающее» обнажение (а раздеваться женщине в возрасте так же неприлично, как и женщине на работе) становится жестом не столько сексуальным, сколько социальным. Голое тело, выставленное на всеобщее обозрение, которое многие феминистки считают потаканием потребительскому отношению к женщине, парадоксальным образом становится знаком свободы. Но в фильме есть и другой мотив: главной героине приходит в голову сняться для календаря именно потому, что она знает — обнаженное тело хорошо продается.