Архив

Всегда на коньке

Ансамбль ветеранов «Москвичи»: без льда нет счастья

Девять часов утра для неработающего человека, тем более пенсионера, — рань несусветная. И в эту-то рань на катке в торговом комплексе «Город−2» звучит музыка, а лед лихо рассекают пожилые пары. Отрабатывают скольжение, повороты, стараются добиться синхронности. Последнее удается не сразу: ведь на льду четыре десятка человек — весь состав ансамбля ветеранов танцев на льду «Москвичи».

23 апреля 2010 20:53
2515
0

Девять часов утра для неработающего человека, тем более пенсионера, — рань несусветная. И в эту-то рань на катке в торговом комплексе «Город−2» звучит музыка, а лед лихо рассекают пожилые пары. Отрабатывают скольжение, повороты, стараются добиться синхронности. Последнее удается не сразу: ведь на льду четыре десятка человек — весь состав ансамбля ветеранов танцев на льду «Москвичи». Существует он уже десятый год, и, пожалуй, нет в столице катка, где бы за эти годы не выступали ветераны-фигуристы. Да что Москва — им аплодировали Париж и Вена.


Рекордсмены среди нас


— Почему-то считается, что такой активный вид спорта, как фигурное катание, удел молодых, — недоумевает директор ансамбля Владимир Воронович. — Но вы посмотрите, как отрабатывает сольную партию наша солистка — кандидат в мастера спорта по фигурному катанию Галина Каменева. Ей 65 лет, но она далеко не самый старший по возрасту член нашего коллектива. Самой старшей участнице — Елене Николаевне Карауловой — в будущем году будет 90 лет. Правда, с прошлого года она уже не катается из-за травмы, но все равно остается в курсе всех наших дел, мы ее считаем почетным членом ансамбля. Большинству же участников ансамбля уже за 70, самому младшему — 55 лет. В составе «Москвичей» три участника Великой Отечественной войны и два участника трудового фронта.


Благодаря возрасту фигуристов 24 декабря 2004 года ансамбль даже получил диплом как «самый пожилой в мире ансамбль танцев на льду». Этот рекорд внесен в Российскую книгу рекордов Гиннесса.

Между прочим, у «Москвичей» нет ни художественного руководителя, ни звукорежиссера, ни режиссера, ни хореографа — только директор. Придумывают и ставят на льду танцевальные номера сами фигуристы.


— Репетиция у нас три-четыре раза в неделю, — продолжает Владимир Воронович. — Катки, спасибо Москомспорту, префектуре ЦАО и директору катка Геннадию Мыльникову, нам дают бесплатно. За час мы успеваем повторить что-нибудь из старых и любимых номеров, отработать новые элементы. Вот сейчас репетируем композицию на темы песен военных лет. А еще в нашем репертуаре полонез (под музыку Шопена и Чайковского), русская кадриль, танго «Утомленное солнце», вальс «Александра», посвященный Москве, композиция «Синяя птица». Мы, как видите, поклонники классики, народной музыки и старых советских песен. Костюмы нам оплатили префектуры Юго-Западного и Северного округов и «Центр «Дети с улицы Отрадного».


Наш девиз: «Не упади!»


Директор ансамбля, которому в этом году исполнится 73 года, в коллектив попал совершенно случайно.


— В 2001 году мой друг и ровесник Анатолий Мордвинов пригласил меня на каток «Радужный», — вспоминает Владимир Воронович. — Я на каток приехал, в раздевалку зашел — что такое! Пожилые люди весело переодеваются, коньки надевают. Так меня это поразило! Я фигурным катанием вообще-то не занимался, хотя в студенческие годы катался в парке Горького. Встал я на коньки, смотрю — Тамарочка (ей сейчас 66-й год идет) выдает разные коленца. Я — за ней, чтобы не ударить в грязь лицом, пару раз по кругу проехался. И пошло-поехало. Втянулся. И вот уже с 2002 года занимаюсь в ансамбле оргвопросами и выступаю одновременно.


— А как насчет падений и травм?


 — Как же без них. Новый элемент разучиваешь, так пару раз обязательно шлепнешься. Я когда директором стал, эти выпендрежи на льду запретил. Не надо нам никаких прыжков и поддержек. Главное — осанка, хорошее скольжение и синхронность исполнения. Когда несколько десятков человек делают абсолютно синхронные движения — вот что такое настоящая красота! Поэтому наш девиз: «Не упади!».


Но «никаких прыжков и поддержек» — это только на словах. Видели бы вы, как Анатолий Мордвинов в свои 73 года да еще при весе в 110 кг делает перекидной прыжок в полтора оборота. Все присутствующие за сердце хватаются. Правда, ему частенько от коллег попадает: заставляет всех волноваться — это раз, и два — его прыжки не вписываются в синхронные движения ансамбля на льду. А Мордвинову — хоть бы хны. «Пока катаюсь, буду прыгать!» — вот и весь сказ.


По словам участников ансамбля, родные и близкие на подобные выкрутасы своих родителей и бабушек с дедушками смотрят положительно. Правда, кое-кому все-таки приходится идти на маленькие хитрости. Скажем, держать несколько пар коньков. Одну — дома, вторую — в гараже, а третью — на даче. Спрятал кто-нибудь из родных «домашние» коньки, так есть запасные. Так что репетиции «Москвичи» стараются не пропускать, катаются и репетируют даже летом.


А страха-то не было


Великая Отечественная война для многих участников ансамбля стала фактом биографии.


— Я немцев помню, — говорит Владимир Воронович. — Когда война началась, мне было 4 года. Страха у меня не было — наверное, маленьким еще был. В мае 41-го отец отправил маму с двумя детьми (мне — 4 года, брату — 2) отдыхать к своей сестре. Тетя жила в 70 км от Минска. Война началась, мы уехать не успели, три года провели в оккупации. Когда первые немцы через деревню шли, они первым делом у нас всем курам головы поотрубали. Кур, конечно, они съели, нам одни головы остались. Так мама велела головы куриные собрать. И когда следующие немцы через деревню шли, мой двухлетний брат выходил к ним с этими головами: мол, всех кур уже убили. Немцы к нам во двор даже не заглядывали.


Запомнился еще один эпизод. Было уже лето 1944 года. Немцы обстреливали наши позиции, наши войска — немцев, а снаряды летели через нашу деревню. И мы прятались от обстрела то по одну сторону дома, то по другую — в зависимости от того, с какой стороны, советской или немецкой, летит больше снарядов. А когда пришли наши войска, помню, красноармеец взял на руки моего брата и заплакал.


Они еще катаются!


На катке «Синяя птица», где ансамбль выступал перед финалистами турнира «Золотая шайба», дети удивлялись: «Неужели они еще могут на льду что-то изобразить?» И просто ахнули от удивления, когда на лед при полном параде с боевыми орденами и медалями на груди вышел участник войны Лев Николаевич Бобров (ему больше 80 лет).


В 1941 году Боброву было 13 лет. Жил он вместе с родителями и 12 братьями и сестрами в деревне в Рязанской области. Когда через деревню на помощь Москве шла Сибирская дивизия, Лева вместе с другом увязался за сибиряками. Так мальчишки за военными и шли на Запад, а по дороге сами не поняли, как от них отбились. Хорошо, под Малоярославцем прибились к партизанам.


Лев Николаевич как реликвию хранит галифе, подаренные ему маршалом Жуковым.


— Под Обнинском маршал проезжал мимо нашего расположения, мы с ним буквально столкнулись. Тогда-то он мне галифе и дал.


Вспоминает Бобров, как нашел себе жену.


— Как-то я и мой друг закопали снятые с убитых немцев два автомата с рожками, а на обратном пути шли по оврагу и увидели девчонку плачущую. Довели мы ее до ближайшего дома, в калитку постучали и убежали. После войны приехал я на то место, раскопал автоматы, но они сгнили, одни штык-ножи остались. Заодно решил узнать, что с той девочкой стало. Деревенские все вспомнили, дали адрес — оказалось, девочка в общежитии в Москве живет. Ну, я и приехал в гости. А вскоре мы поженились.


Сам себе режиссер


Среди тех, кто ставит «Москвичам» танцы, профессиональный детский тренер по фигурному катанию Валентина Марущак и кандидат медицинских наук Маргарита Дубова.


— В детстве, конечно, я на «снегурочках» каталась, — вспоминает Маргарита Дубова. — Но нога быстро росла, и я кататься перестала. До 53 лет на коньки не вставала. А в 53 года взяла напрокат коньки и со стульчиком вышла на дворовый каток. Остановиться не могу, но еду. На следующий день поехала в Парк культуры. Еду, останавливаюсь падением в сугроб. А вдали группа женщин теперешнего моего возраста (мне 73) лихо так разворачивается. В общем, мы познакомились. И пригласили меня на каток «Кристалл». Первый месяц падала раз по пять за репетицию. Потом многому научилась. В ансамбле ведь стараются, чтобы человек показал все, на что способен, раскрыл свои таланты.


Случайно попал в ансамбль и Валерий Матросов.


— В молодости я неплохо катался, но теперь мне на коньки и смотреть-то нельзя, со спиной проблемы. А старинный приятель как-то пригласил на репетицию. Пришел — и остался. 71 год мне, но я танцую. Что для меня значит ансамбль? Во-первых, общение. Ведь у внуков — свои интересы, у дочери с зятем — тоже, а здесь молодые душой люди, с ними интересно и поговорить, и какие-то вещи обсудить. Во-вторых, репетиции мобилизуют: покатаешься — и совсем по-другому себя чувствуешь. Близкие на меня смотрят как на человека со странностями, но мало ли, кто как смотрит. Важно то, что сам ощущаешь.


Если человек молод душой, болезни и депрессии отступают, наступает настоящая вторая молодость. Хотите в этом убедиться? Приходите на выступление ансамбля ветеранов танцев на льду «Москвичи». Оно состоится как раз 9 мая. К празднику Победы ансамбль подготовил новую танцевальную композицию. Заветная мечта ветеранов-фигуристов — выступить в год 70-летия битвы под Москвой на ледовой арене в Сочи.