Архив

Ответственный за красоту

Кто прячется за кулисами «Модного приговора»

Их работа сродни работе психолога, а миссия — и того сложней. Если психолог занимается исключительно решением проблем внутренних, то они сразу начинают с внешности и — как правило — выигрывают! Стилистов программы «Модный приговор» не показывают публике, что, конечно, вносит дополнительную интригу в их работу.

21 апреля 2010 20:29
9388
2

Их работа сродни работе психолога, а миссия — и того сложней. Если психолог занимается исключительно решением проблем внутренних, то они сразу начинают с внешности и — как правило — выигрывают! Стилистов программы «Модный приговор» не показывают публике, что, конечно, вносит дополнительную интригу в их работу.


«А сами-то они как одеты и причесаны?» — может поинтересоваться телезритель. «МК-Бульвар» все рассмотрел и со всеми побеседовал.


Две героини, обе — Татьяны, сидят в просторной гримерной. Одной уже отрезали ее шикарные длинные волосы, которые теперь существуют отдельно от хозяйки в виде лежащего на туалетном столике хвостика, покрасили, вымыли голову и замотали полотенцем, другой красят волосы. Парикмахер-колорист Максим — единственный мужчина в команде преображения «Модного приговора» — в своей работе разбирается отлично и, беря очередную прядь волос, интересуется у клиентки: «Зачем вы для такой короткой стрижки выбрали убийственный черный цвет?» — «Это меня в салоне покрасили, — защищается Татьяна. — Сказали, что мне хорошо, я и повелась». Все зеркала в комнате заклеены пленкой, а значит, девушки действительно не видят себя в процессе преображения и о том, какие изменения происходят с их обликом, могут только догадываться. Даже в туалет они выходят в сопровождении редактора, с накрученным на голове полотенцем. Так что увидеть себя в зеркале где-то украдкой у них нет ни малейшего шанса. Неподалеку на диване за маленьким столиком сидит визажист Юля и аккуратно раскладывает свои рабочие инструменты — кисточки, тон, палетки с тенями, помадой. Ее работа финальная, завершающая облик, но все должно быть под рукой заранее.


Юлия Голубева заменяет на несколько программ заболевшего постоянного визажиста «Модного приговора» Яну Иванову, и накануне был ее первый день работы в программе, так что все впечатления — совсем свежие. «Вчера я преобразила четырех героинь, — говорит мастер. — Все люди разные, образы — необычные, интересно. Кажется, макияжем все остались довольны. Мне вообще нравится, как здесь преображают людей, подход творческий. Не говорят тебе, что конкретно нужно делать, а ты решаешь сам. И хочется сделать человеку красиво». Парикмахер Максим Бирюлькин до «Модного приговора» был в команде стилистов, работавших со звездами на фотосессиях для популярных журналов, потом попал по приглашению на программу. «Конечно, здесь интересно, — говорит он. — Ты сам, как мастер, лепишь любую фактуру, любой цвет, любой мейк-ап. Но в любом случае направление нашей работе задают стилисты, которые одевают героев. Если это будет классика или офисный стиль, то мы делаем четкие стрижки и красим волосы в темные тона. А если это будут рюши и струящиеся платья, тогда мы даем образ с кудрями и светлым цветом волос».


«На меня муж написал заяву! — делится Татьяна, пока на ее волосах схватывается краска. — Джинсы ему мои не нравятся! 14 штук». Одежду, в которую ее переоденут стилисты, Татьяна уже видела и даже мерила. Оказывается, вcё подбирают вместе с нею в магазине, иначе никак невозможно. «Хорошо, если наша героиня молодая девушка с хорошей фигурой, — говорит Наталья Станевич. — А представьте себе женщину 56-го размера, ростом 1 м 58 см и шестым размером груди? Поэтому всю одежду мы с ними не только меряем, но и подгоняем по фигуре».


Желающие стать участниками программы или «доброжелатели», которые хотят помочь своим мамам/женам/подругам/сестрам, заполняют заявку. Если она кажется интересной, с этим человеком тут же связываются редакторы и просят прийти на собеседование. По его результатам назначается второе собеседование, уже с руководителем программы. После утверждения героя редакторы, нашедшие «подсудимого», собираются вместе со стилистами, рассказывают им историю героя и решают, в какой магазин пойдет он сам, а куда отправится со стилистами.


Как правило, оба шопинга проводят в один день — сначала герой одевается сам, потом ему помогают. Случается и наоборот, но это — форс-мажор, который на программе не любят. «Однажды наша героиня, увидев выбор стилистов, практически повторила один из наших комплектов, — делится Оксана. — Конечно, в кадре это смотрелось не очень хорошо». Впрочем, на такой ход героини можно взглянуть с другой стороны: значит, она прислушалась к мнению профессионалов и после программы будет использовать их рекомендации. Свои нюансы бывают и с прическами. К примеру, парикмахеры, познакомившись с героиней предварительно по фотографии, продумывают, в какой оттенок перекрасят ее волосы, а когда участница оказывается в гримерке, выясняется, что ее волосы окрашены хной, которую за один раз не вывести даже при огромном желании. Тогда на ходу придумывается новый облик.


Стилисты «Модного приговора», подбирающие одежду для героев, — это постоянная команда из четырех человек, которые работают в парах: Оксана Ишмухамедова и Людмила Белоусова, Александра Богданова и Наталья Станевич. Каждая — профессионал в своем деле, у всех есть образование по профессии и солидный опыт работы. На то, чтобы одеть героя в магазине, у них уходит от часа (такой рекорд был один раз) до шести. Проблем может возникнуть много. Чаще всего люди, даже после проведенной с ними беседы, не хотят меняться. И категорически отказываются надевать то, что им подбирают. «Сложнее всего с женщинами лет сорока, — делится Наталья Станевич. — Как правило, у них уже сложился взгляд на моду и свой облик и переубедить их в чем-то достаточно сложно. Бывает непросто и с молодежью. А вот недавно мы одевали 70-летнюю женщину, и она оказалась абсолютно открытой и жизнелюбивой, работать было очень приятно».


«Иногда у наших героев случаются и слезы, и истерики. Но все это до момента, пока они не выходят на подиум и не видят себя в зеркале в законченном образе, — говорит Александра Богданова. — Возвращаются и благодарят: «Извините, девчонки, все замечательно».


Парикмахер Екатерина Круподерова работает на программе с января. Она закончила Институт имиджелогии, была дизайнером одежды, долгое время работала художником по костюмам в кинокомпании. Самой яркой реакцией на работу Кати в «Модном приговоре» были… слезы. Героине не понравилась новая прическа. Но мастер не обижается — невозможно угодить всем: «А некоторые герои потом берут мой телефон и приходят стричься ко мне в салон в частном порядке». «Мы же — не мучители, не фашисты, — добавляет Оксана Ишмухамедова. — Мы не говорим: „Хотим сделать вам зеленый ежик, и не важно, нравится он вам или нет“. Мы разговариваем с героем, стараемся найти компромисс». И все стилисты единогласно заявили, что проще всего им работать с мужчинами, которых за три года на «Модном приговоре» были единицы — они никогда не противятся преображениям. Был на программе один рок-музыкант, пытавшийся как-то повлиять на стилистов, но все его усилия оказались напрасными. Другого героя — бывшего батюшку, привыкшего к достаточно простой одежде, — на программе превратили в настоящего денди. «А иногда нам даже не приходится прикладывать особенных усилий. Бывает достаточно смыть с героини яркий мейк-ап, чтобы увидеть, насколько она красива от природы» ­— говорит Максим Бирюлькин.


За своих героинь стилисты очень переживают и всегда украдкой смотрят из-за кулис: как они отреагируют, увидев себя в зеркале? Понравится ли работа? И очень радуются, когда после их преображения жизнь многих женщин действительно меняется к лучшему.


КСТАТИ


В сезоне весна—лето−2010 стилисты «Модного приговора» советуют носить цвета темно-синий и хаки. Актуальными будут морской стиль во всех его проявлениях и стиль сафари. Как всегда, в моде неумирающая классика. Но лучше всего, говорят специалисты, подбирать ту одежду, которая действительно вам идет. В этом случае ошибиться с выбором трудно.