Архив

Валентина Рубцова: «На первый экранный поцелуй я спросила разрешения у моего любимого человека»

Когда-то солистка группы «Девочки», сегодня — студентка юридического факультета из сериала «Универ», она же Лия Ахеджакова, Инна Друзь и Ирина Слуцкая из «Большой разницы», и еще актриса из передачи «Слава богу, ты пришел!»

«МК-Бульвар» встретился с Валентиной Рубцовой и был покорен ее безграничным обаянием.

24 марта 2010 19:22
9099
0
Карьера Вали (в центре) началась не с кино, а с музыки. Будучи студенткой третьего курса ГИТИСа, будущая актриса попала в группу «Девочки».

«МК-Бульвар» встретился с Валентиной Рубцовой и был покорен ее безграничным обаянием. Валентина угостила нас орехами пекан, только что привезенными из Сочи — города, в котором родился ее любимый человек, рассказала о том, как любит Москву, где она живет уже много лет, и вспомнила о родной Макеевке, где по ней скучают все ее ближайшие родственники.


— Валентина, мне кажется, не нужно быть профессиональным психологом, чтобы понять, что вы человек очень скромный.


— Наверное, скромный, да. (Смеется.) Честно говоря, когда в моем присутствии говорят обо мне, даже если что-то хорошее или очень хвалят, я до сих пор смущаюсь и неловко себя чувствую. Честно.


— На одном из сайтов опубликовано стихотворение, которое значится как ваш девиз; смысл его сводится к тому, что не нужно расстраиваться, если вы неизвестны, но нужно стремиться к тому, чтобы известность заслужить. Как может сочетаться скромность и стремление быть известной?


— Наша профессия предполагает публичность. Все это как результат твоего труда, твоих стремлений. Не буду лукавить: мне нравится, когда на меня обращают внимание, когда у меня берут автографы. И это часть профессии. А уж на сегодняшний день, простите за дурацкое выражение, быть медиалицом просто необходимо. Потому что до того, как в моей жизни случился сериал «Универ», я очень много раз слышала: «Валя, вот вы замечательная, прекрасная, вы нам очень нравитесь, но вы не медиалицо, и мы не можем вас взять на эту роль». После «Универа» все в корне поменялось, такого я больше не слышу. Так что впоследствии твоя известность будет работать только на тебя.


— Вы помните свои первые акробатические этюды и театральные сценки, которые показывали во дворе с подружкой?


— Конечно. Это был двор у нас в Макеевке. Мы жили в небольшом доме в районе труболитейного завода, и вот я во дворе давала концерты, пела песни. Особенной популярностью пользовалась песня «Малиновки заслышав голосок» в моем исполнении. Собирался весь наш двор, и из близлежащих тоже подтягивались. И, кстати, уже в том возрасте, даже в детском саду, в яслях, меня все с уважением называли Валентина Павловна. Наверное, потому, что я была артистичным ребенком.


— Как родители реагировали на ваши проявляющиеся творческие способности?


— Прекрасно реагировали. У меня замечательные родители, и с детства мне никто никогда не мешал. Единственное, мама очень просила, чтобы я по возможности хорошо училась в школе. Но мучилась я, пожалуй, только с математикой: точные науки не мой конек.


— Вы росли в семье, где было пятеро детей. Чем занимаются ваши братья и сестры?


— Никто из них не имеет отношения к искусству. Сестра — домохозяйка, воспитывает мою племянницу, которой в этом году исполнилось уже 18 лет. Старший брат, к сожалению, трагически погиб. Еще у меня есть два младших брата. У обоих — прекрасные семьи, есть дети. Средний брат, Максим, занимается бизнесом, младший — трудится в благотворительной организации, вместе с супругой они помогают брошенным и больным детям.


— То есть все они остались там, в Донецкой области?


— Да, все живут в Макеевке. И мама там с папой, и сестра.


— А как же вас отпустили сразу после школы в Москву?


— Наверное, моя мама очень переживала, когда я одна, в поезде, на второй полке в плацкартном вагоне ехала в Москву. Но, слава богу, в Москве у меня есть дядя с тетей — мамин родной брат и мамина родная сестра. Первое время я жила у дяди, но потом, поскольку не могла все время доставлять неудобство людям, переехала в общежитие, где прекрасно прожила пять лет. Там была замечательная атмосфера, комната на двух человек с прекрасной мебелью. Это было похоже на гостиницу, только все удобства были на этаже. Там прекрасно существовал практически весь ГИТИС.


— В Москву вы впервые попали, когда учились в 9-м классе, — вы приехали сюда с бабушкой, и с тех пор этот город вас покорил. А чем вас тогда привлекла Москва?


— Не знаю, как это выразить поточнее, но я почувствовала в этом городе вкус и стремление к жизни, скорость, любовь. Когда я приехала сюда в первый раз, меня, естественно, покорили масштабы. Я совершенно сошла с ума, когда увидела огромные улицы, площади, дома. Меня абсолютно не напрягало количество людей в метро, я думала: как здорово, что так много людей! Возможно, потому, что в нашем маленьком городе я уже всех знала, и там мне становилось тесно. К тому же я понимала, что получить дальнейшее развитие в профессии можно только здесь, и уже тогда начала себя настраивать, что жить буду именно в Москве.


— Наверное, нужно верить в свои силы, чтобы принять такое решение в юном возрасте.


— Я занималась в театральной студии с 12 лет, и у нас был потрясающий педагог — Александр Козачек. Он всегда внушал нам вкус к победе и говорил, что каждый должен быть лидером. Но не в том смысле, что я лучше, а ты хуже. А лидером внутри себя. Нужно всегда ставить себе новые планки, преодолевать их и ничего не бояться. Он внушил, что каждый из нас уникален. И совсем необязательно быть красавицей. Главное — быть хорошим человеком. И родители нам всем с детства внушали то же самое. У нас была большая семья, и при этом мы всегда стояли друг за друга горой. Конечно же, именно эту модель воспитания я буду просто под копирку применять к своим детям.


— Как-то Тигран Кеосаян сказал вам: «Валя, ты не одиночка, тебе нужна поддержка». Кто был тем человеком, который оказал вам здесь такую психологическую поддержку? Кто в вас поверил?


— Первым в меня поверил еще в Макеевке начальник местного УВД Петр Николаевич Дьяченко, который абсолютно бескорыстно выделил мне деньги на обучение в ГИТИСе. А потом, уже в Москве на прослушивании, я, извините за нескромность, почувствовала, что понравилась преподавателям. Потому что у меня было огромное, великое желание учиться! С этим ощущением я ходила по ГИТИСу и не верила, что это происходит со мной. Потом, на третьем курсе, я попала в группу «Девочки» к гениальному композитору Игорю Матвиенко. И мне опять повезло — потому что это был не Карабас-Барабас, а человек, который с уважением относится к артистам, слушает их, принимает совместные решения. И мне опять казалось, что все это не со мной. Вот «Любэ», «Иванушки», мы вместе поем, ездим на гастроли… Обо мне все так трогательно заботились, что я просто ходила, стучала по дереву и говорила: «Так не бывает». А потом началась реальность. Закончилась группа «Девочки», я ходила по кастингам, хотела сниматься в кино, но меня никуда не брали. Потом опять помог случай: гуляя по городу, я проходила возле Малого театра и увидела объявление о кастинге актеров на мюзикл «12 стульев». Все телефоны уже были сорваны, я стала звонить по своим знакомым, нашла контакты и… прошла пробы! Так я познакомилась с Тиграном Кеосаяном, который позже пригласил меня к себе в картину «Ландыш серебристый» и которого я теперь считаю своим крестным папой в кино. Помню, там был момент, где мне нужно было плакать. Я отошла в сторону, стояла и настраивалась на сцену, как нас учили, — накапливала слезы. В это время мимо меня проходит Тигран и говорит: «Рубцова, а ты че зажалась-то?» Я говорю: «Думаю…» Он мне: «Не думать, работать надо!» И у меня потом как полились слезы градом! Рыдала, как нужно. (Смеется.)


— После выхода сериала «Универ» ваши поклонники, обсуждая эту работу, стали в первую очередь писать, что не верят, будто вам столько лет, сколько есть.


 — Ну не дает людям покоя мой возраст! Знаете, великая Коко Шанель как-то сказала: «Женщина выглядит на тот возраст, которого она заслуживает». Моя профессия предполагает, чтобы я хорошо выглядела. Диеты, йога, здоровый образ жизни — это тоже часть профессии и мое уважение к ней. А кроме того, на 98% — это мои гены, мои родители. Мне есть чем гордиться.


— С одной стороны, это очень приятно, что вы кажетесь не взрослой женщиной, а, скорее, юной девушкой. С другой — вас это не задевает: ну что я, маленький ребенок, что ли?


— Согласна, внешность у меня специфическая, и это, конечно, где-то отражается на ролях. Но это профессия. Она — зависимая, и я изначально знала, на что иду. Потом, в «Универе» наши авторы, которые знают меня давно, дают мне возможность перевоплощаться в разные образы. Есть масса серий, в которых я предстаю даже женщиной преклонных лет. Есть и другие проекты — «Большая разница», «Слава богу, ты пришел!», где я переиграла массу персонажей. Там работают прекрасные гримеры, и в этом смысле моя внешность как раз универсальна, потому что с моим лицом можно делать все что угодно.


— Пишут, что в сериале «Универ» состоялся ваш первый экранный поцелуй, на который вы даже спрашивали разрешения у своего молодого человека.


— Было такое. (Смеется.) Я очень волновалась, и мой партнер Андрюша Гайдулян тоже нервничал. И у каждого из нас — и у него, и у меня — дома действительно состоялся семейный разговор, когда мы спрашивали на это разрешение у своих половинок. Слава богу, они отнеслись к этому с пониманием. Все актеры целуются в кадре — что делать?


— На что вы никогда не пойдете ради популярности? Вот вашей коллеге по сериалу Марии Кожевниковой задавали вопрос про съемки в мужском журнале…


 — Я готова раздеться ради искусства, а не ради «популярности».


— Вы украинский язык еще помните?


— Чуть-чуть. Я же жила на Восточной Украине, а там у нас русскоязычный регион. Но в школе мы учили украинский язык — он очень красивый, певучий, замечательный. И в театре играли пьесы на украинском языке, я пела на украинском.


— А почему, переехав в Москву, вы решили принять российское гражданство?


— Это был мой сознательный выбор, и, поверьте, я приняла это решение еще до того, как переехала сюда. Россия дала мне возможность осуществить свою мечту, здесь я получила профессию, здесь нашла свою любовь. Я с детства слушала гимн России, и у меня были мурашки по коже. И сейчас новый гимн я знаю наизусть. Потом, я росла в другой стране, в Советском Союзе, и считала и Украину, и Россию единым целым. И сейчас мне очень больно за Украину. Потому что многим приходится элементарно выживать.


— Вы сказали, что здесь обрели свою любовь. Случилось это, кажется, 8 лет назад.


— Абсолютно верно.


— Но в последнем интервью признались, что свадьбу пока не планируете.


— Свадьба — дорогое удовольствие. Наши родственники живут на Украине и в Сочи, поскольку мой любимый оттуда. Мы хотим собрать всех, и сейчас у нас это просто физически не получается. Но я фаталист и считаю, что все, что должно произойти, обязательно произойдет. Мы вместе уже 8 лет, и я очень дорожу нашими отношениями, потому как знаю, что это самый лучший мужчина в мире. Он ветер в моих крыльях, и он делает меня счастливой. Он работает в спортивной газете и еще имеет некоторое отношение к шоу-бизнесу. Но мы не афишируем наши отношения.


— Каким вы представляете дом своей мечты?


— Это самая любимая тема моих фантазий. Конечно, мне хочется иметь дом в горах в Сочи. А кроме этого я, естественно, хочу квартиру в центре, в Москве. Ну и для того, чтобы отдыхать, мне еще нужен дом где-нибудь в Подмосковье. (Смеется.) И чтобы был уют и дворик, по которому бегали бы детки. И чтобы все были счастливы.


— А детей должно быть, кажется, пятеро?


— Как минимум. (Смеется.) Начнем с одного, а там — как пойдет. Лишь бы здоровенькие были.