Архив

Мария Семкина: «Радует, что мой партнер еще ни разу меня не уронил»

Актриса, фотомодель, да еще и студентка первого курса Театрального института имени Бориса Щукина Мария Семкина смотрела практически все сезоны «Танцев со звездами», искренне переживала за их участников, и вот в этом году и сама вышла на паркет

Со своим партнером Андреем Карповым Мария добилась уже немалых успехов, а «МК-Бульвару» рассказала о своих впечатлениях.

17 марта 2010 18:38
9295
0

Со своим партнером Андреем Карповым Мария добилась уже немалых успехов, а «МК-Бульвару» рассказала о своих впечатлениях.

— Мария, прошла уже половина проекта, можете подвести промежуточный итог — насколько оправдались ваши ожидания от всего этого?


— Честно сказать, ожидания от проекта у меня были совершенно другие. Я смотрела предыдущие программы, видела много выступлений звезд, искренне завидовала, но про себя удивлялась: «Чего они так сильно переживают?» Мне почему-то казалось, что это будет более актерская задача — вышел, передал настроение танго, где-то улыбнулся, где-то сделал лицо построже, подпрыгнул, и все. А когда я столкнулась с тем, что мне придется в течение нескольких месяцев изучать азы хореографии, тут-то и поняла, что это действительно сложно. (Смеется.) Тем более, что танцами я никогда не занималась вообще, и в театральном вузе, куда я только недавно поступила, танцевальная программа у нас еще не началась. Другой неожиданностью этого проекта оказалось то, что он дико популярен. Его смотрят люди в автосервисе, учителя в школе моего сына, продавцы книжных букинистических магазинов, в которые я захожу, мои родители за границей (Родители актрисы живут в Германии. — «МКБ»), мои друзья в Израиле — то есть всюду и абсолютно разный контингент людей! И это действительно очень приятно, что зрители за нас переживают, поддерживают.


— Помните, сколько времени у вас ушло на подготовку самого первого танца?


— После этого уже не страшно ничего! (Смеется.) Как только меня утвердили, я познакомилась с партнером, и… через три дня должна была улетать на зимние каникулы. Вернулась за день до съемок программы. Поэтому танец мы репетировали и дорабатывали буквально перед самым выходом на паркет. Причем когда мне только показали в видеозаписи, как он должен будет выглядеть, я подумала: «Боже мой, они сошли с ума! Я никогда в жизни так не сделаю!» Но мой партнер Андрей Карпов меня убеждал: «Ты сделаешь!» И действительно, как показала практика, — глаза боятся, а руки делают.


— Когда вы впервые встретились с Андреем, как он оценил ваши возможности? Не вынес вам сразу суровый приговор?


— Приговор не вынес, но он читался в его глазах. (Смеется.) Было видно, что он думал: «Господи, что же мне досталось?» Но нужно отдать ему должное, что Андрей, как профессионал, сразу увидев мою полную хореографическую неподготовленность и не самую лучшую координацию в мире, не испугался, не отказался от меня и до сих пор очень помогает. Более того — он меня еще ни разу не уронил! Поддержки — это вообще очень страшно, а когда их делает человек неподготовленный, то они не всегда смотрятся элегантно и красиво, и это выходит еще тяжелее. И что бы я там наверху ни накосячила, я всегда чувствую, что Андрей меня очень крепко держит.


— В одном из интервью вы сказали, возможно, в шутку, что немножко побаиваетесь члена жюри Николая Цискаридзе. Даже считаете его своим главным соперником.


— Конечно, я не считаю его соперником на хореографическом поприще. Для меня он — высокое жюри, но, поскольку он самый строгий его член, наверное, он и есть самый серьезный соперник. Чтобы покорить его, нужно очень много работать и стараться.


— Многие участницы предыдущих сезонов «Танцев со звездами» не бросили по окончании проекта занятия танцами, а некоторые даже открыли собственные танцевальные школы. Вы продолжите занятия по окончании проекта?


— Я давно поняла, что отношусь к тем посетителям спортзалов, которые любят эксперименты. Испробовав многое, я в конце концов остановилась на йоге. Несмотря на то, что это только растяжка, эти занятия мне очень нравятся. Мне действительно нравится эффект, который наступает после практики йоги. Но вот в сочетании с танцами занятия проходят действительно намного лучше. Потому что тут ты и растягиваешься, и дышишь, да еще и двигаешься — а пластика для женщины очень важна. Поэтому я уверена, что я буду заниматься и дальше, но, конечно, не в таком интенсивном режиме.


— Как оценивает ваши успехи ваш сын?


— Намного строже, чем жюри. Он тоже увлекается танцами, учится брейк-дансу и считает, что все, чем я занимаюсь, — это очень легко. Время от времени он даже требует: «Давай-давай, встань на голову! Можешь так сделать?» Но я, кстати, стою на голове, так что мне есть чем ответить. (Смеется.)


— То есть с вами в пару он встать не хочет, но вас к себе приглашает?


— Мы пытались. Девятого марта, то есть буквально несколько дней назад, Мише исполнилось 13 лет, он уже достаточно взрослый и рослый молодой человек, и я предложила: «Миш, ты же не умеешь танцевать медленный танец? Давай я тебя научу танцевать вальс». Он испугался: «Нет, это ужасно! А за что тебя держать?» Я говорю: «Как за что? За талию!» На что Миша спрашивает: «Талия — где это?» Было очень смешно.


— Последний вопрос не задать невозможно: на победу рассчитываете?


— Рассчитываю на удовольствие от каждого выхода на паркет, получаю его и надеюсь, что его получают и зрители.