Архив

Хелена Бонэм Картер: «Играть чокнутых всегда весело»

Таких, как Хелена Бонэм Картер, называют характерными актрисами. То есть явно не красотка, но в то же время может создать образ, который просто не по зубам девушкам из первой десятки самых сексуальных кинодив

Муж Хелены режиссер Тим Бертон — человек с репутацией гения и городского сумасшедшего одновременно. Еще у них есть друг семьи Джонни Депп, которого тоже вполне заслуженно называют вещью в себе. И вот эта компания объединилась для того, чтобы по-новому осмыслить книгу Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес».

10 марта 2010 19:05
6753
0

Муж Хелены режиссер Тим Бертон — человек с репутацией гения и городского сумасшедшего одновременно. Еще у них есть друг семьи Джонни Депп, которого тоже вполне заслуженно называют вещью в себе. И вот эта компания объединилась для того, чтобы по-новому осмыслить книгу Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес». «МК-Бульвар», предвкушая нечто невероятное, связался с Хеленой и обсудил тонкости работы с мужем, странное чувство юмора Джонни Деппа и важность актеров, одетых в зеленое трико.


— Хелена, поклонники книги Льюиса Кэрролла, наверное, воспримут фильм «Алиса в Стране чудес» неоднозначно. Это ведь не прямая адаптация произведения?


— Я бы даже сказала, что это оригинальная история, в которой участвуют герои книг Кэрролла. Мне очень понравился сценарий, в котором по ходу развития сюжета Алиса встречает все более и более сумасшедших персонажей. А некоторые безумцы, в хорошем смысле этого слова, как известно, всех умнее. В этом я вижу основную идею для взрослых зрителей. Но и для детей эта история мне кажется захватывающей, если даже не сказать полезной, потому что некоторые моменты сбивают их с толку, и они начинают интересоваться. Я смотрела фильм вместе со своим шестилетним сыном Билли, который то и дело спрашивал: «А это что?», «А почему?», «А что это значит?». Он, как и его двухлетняя сестра Нелл, находится в том возрасте, когда ему все интересно, мне постоянно приходится отвечать на их вопросы. Но для меня этот проект важен еще и тем, что мой муж потратил на него два года своей жизни.


— Как вы думаете, почему герои Кэрролла так близки и интересны вашему мужу и режиссеру картины Тиму Бертону?


— Как он сам говорит, потому что все они — чокнутые. Шляпник, Красная Королева, Белая Королева, Мартовский Заяц, даже Белый Кролик… Все они невротики, эмоционально неуравновешенные персонажи. Кроме Алисы разве что. Лично для меня играть героинь, у которых не все в порядке с головой, очень интересно. По-настоящему больных — скучно. А чокнутых — весело. А Тиму всегда интересно показать жалость, сострадание к аутсайдеру, которым в этом фильме является Алиса в начале истории, так как жители Подземелья относятся к ней как к какому-то странному и непонятному персонажу. Потому что в том мире быть безумным — это как раз нормально.


— Как случилось, что Тим предложил роль Красной Королевы именно вам?


— Он мне сказал: «Значит так, ты будешь играть Королеву. Смотри, я тебя нарисовал». И показал мне рисунок очень злой тетки с большой головой. (Смеется.) Так я и стала Красной Королевой. Но несмотря на скверный характер моей злобной, эгоистичной, бессердечной героини, которая направо и налево рубит всем головы, быть королевой мне понравилось. Здорово хоть ненадолго побыть монархом. (Смеется.)


— Шляпника в фильме сыграл Джонни Депп…


— А кто бы еще мог его сыграть? (Смеется.) Более того, мне кажется, что Льюис Кэрролл имел дар предвидения и придумал Шляпника специально для того, чтобы 135 лет спустя его сыграл в кино именно Джонни Депп. Джонни потрясающий. Я, конечно, даже сама себе никогда не скажу, что похожа на Джонни Деппа. Но кое-что общее у нас есть: мы оба не любим выглядеть в фильмах самими собой. Чем больше меняется наша внешность для съемок, тем лучше.


— Это уже седьмой совместный проект Тима Бертона и Джонни Деппа. Как вы думаете, почему их сотрудничество получается таким плодотворным?


— Мне кажется, потому что они оба очень талантливы и креативны. Каждый в своей сфере. У них доверительные отношения, что позволяет им во время работы вытаскивать друг из друга все самое лучшее. К тому же у них одинаковое чувство юмора, которое скорее присуще восьмилетнему ребенку. Часто бывает, что они смеются над чем-то, потом рассказывают мне, а я даже не улыбаюсь; они же заходятся в истерике. Для них съемка фильма — вроде как и не работа, а непрекращающаяся вечеринка.


— У вашей героини, Красной Королевы, есть младшая сестра — Белая Королева…


— Да, и отношения у них, мягко говоря, не очень. Белая Королева такая вся хорошая, сидит у себя во дворце со своими блестками, стразами, цветочками… И я даже подозреваю, для улучшения своего положительного имиджа ведет в свободное время кулинарное телешоу. Ее все любят, а моя героиня не понимает, за что: у нее же маленькая голова!.. (Смеется.)


— А как сложились ваши отношения с исполнительницей этой роли Энн Хэтуэй?


— Прекрасно. Мы с Энн очень жалели, что у нас было так мало возможности поработать вместе в кадре, а то бы мы еще больше повеселились. Потому что играть двух сестер, которые ненавидят друг друга, довольно забавно.


— Большинство съемок проходило на фоне зеленого экрана. Это сложно?


— Не очень. Хотя мне действительно пришлось много работать с зелеными людьми. Это такие невоспетые герои: актеры, одетые в зеленое трико, которые помогали нам, читая текст за нарисованных позже на компьютере персонажей. Без них было бы еще тяжелее сниматься, потому что порой приходилось разговаривать со стикерами, приклеенными на нужном для глаз уровне. Ведь Алиса постоянно меняется в росте, и нам приходилось то задирать голову вверх, то смотреть вниз, разговаривая с ней. Но тут как раз и приходит на выручку воображение.


— Большая голова вашей героини мешала вам во время работы?


— Еще как! Я не могла касаться рукой своего лица или головы, потому что тогда бы рука тоже сразу увеличивалась в размере. (Хелена снималась в сценах в обычном режиме, а потом на компьютере ее голову увеличивали вдвое. — «МКБ».) Оказывается, мы даже не замечаем, сколько раз мы это делаем в жизни, поэтому на площадке всегда дежурил специалист по спецэффектам, который не давал мне трогать лицо. Однако даже не это оказалось самым сложным. Часам к десяти вечера каждый день у меня садился голос, потому что Красная Королева очень часто кричит: «Отрубить ему голову! Отрубить ей голову!» Так что под конец дня от этих воплей я начинала сипеть. (Смеется.)


— Но и грим у вас был непростой.


— Да, это такая мультяшная версия королевы Елизаветы I. Грим занимал около трех часов. Сначала мне зализывали волосы и надевали на голову специальную «лысину», которая доходила прямо до глаз. Первые два часа, когда гримеры занимались моей головой, я обычно дремала. А когда просыпалась, видела в зеркале вместо себя страшненького лысого инопланетянина. А потом уже из меня делали красотку. Рисовали мне брови. Наносили синие тени. Это Тим придумал: он считает этот цвет ужасным. Прикрепляли длинные ресницы. И — это уже была моя идея — рисовали губы в виде сердечка. А напоследок надевали парик и корону.


— А в разработке костюма вы участвовали?


— Частично. Костюм тоже из елизаветинской эпохи. Это, кстати, забавно, потому что Леди Джейн — моя самая первая киногероиня из одноименного фильма — тоже носила такие платья. Так что 24 года спустя я снова вернулась в те времена. Для «Алисы» я придумала розовые очки, в которых моя героиня играла в крокет. Я также хотела, чтобы у нее был топор, но Тим сказал, что это уже перебор.


— Что вам больше всего запомнилось от съемок в этом фильме?


— Работа с Тимом и Джонни. Работать с ними — большое удовольствие. Даже не так: большая честь! К тому же я всегда любила книжку «Алиса в Стране чудес», которая, я надеюсь, очень понравится нашей дочери. Еще удивительно, что дом, который недавно Тим купил под офис, — это жилище Артура Рэкхема — знаменитого английского художника, который сделал иллюстрации для издания книги «Алиса в Стране чудес» 1907 года. Мне кажется, очень символично, что сто лет спустя в этом же доме Тим придумывал свою Алису.


— А что именно вам нравится в работе с Тимом?


— Для меня всегда становится сюрпризом то, что происходит в его голове. Когда он начинает что-то придумывать, то становится очень скрытным. Ему самому нужно все переварить и осмыслить. И потому он никогда ничего не рассказывает: боится сглазить. Я поэтому не задаю ему вопросов. Но зато порой бываю вознаграждена и начинаю чувствовать себя очень важной персоной, когда он вдруг интересуется моим мнением или хочет обсудить со мной какие-то моменты.


— Вам не сложно работать вместе?


— Нет. Это очень интересно. Хотя съемки фильма «Суини Тодд: демон-парикмахер с Флит-стрит» дались нам нелегко, потому что я до этого никогда не пела, а Тим никогда не снимал мюзикл. Но на «Алисе…» мы чувствовали себя расслабленно и весело. Может, просто потому, что стали чуть старше. (Смеется.)


— Как вам удается найти баланс между семьей и работой?


— Легко. И я думаю, потому, что наша работа отдает ребячеством. Мы ведь всего лишь кого-то изображаем. Играя со своим сыном Биллом, я, в принципе, занимаюсь тем же самым. А Тим и вовсе всегда был большим ребенком. И остается им.

КСТАТИ


Фильм «Алиса в Стране чудес"стал пятым совместным проектом Хелены Бонэм Картери Тима Бертона.


Они познакомились на съемках фильма «Планета обезьян» и вскоре объявили о помолвке. После Тим снял Хелену в картинах «Большая рыба», «Чарли и шоколадная фабрика» и «Суини Тодд: демон-парикмахер с Флит-стрит» и попросил озвучить главную героиню в мультике «Труп невесты».