Архив

Букет невесты

Она очаровательна, умна и талантлива. У нее есть любимое дело и громкое имя. А недавно она нашла мужчину своей мечты. И в качестве свадебного подарка муж преподнес ей… ресторан

Свою историю счастливой женщины, сумевшей в случайном незнакомце разглядеть настоящую любовь, «Атмосфере» поведала фигуристка Анастасия Гребенкина.

1 марта 2010 17:18
3327
0
«Муж осуществил мою мечту – помог открыть собственный ресторан».

Она очаровательна, умна и талантлива. У нее есть любимое дело и громкое имя. А недавно она нашла мужчину своей мечты. И в качестве свадебного подарка муж преподнес ей… ресторан. Свою историю счастливой женщины, сумевшей в случайном незнакомце разглядеть настоящую любовь, «Атмосфере» поведала фигуристка Анастасия ГРЕБЕНКИНА.


Она всегда улыбается. Ее трудно вывести из себя — чувствуется спортивная закалка. Помню, на одном из светских мероприятий ее атаковала репортер столичного таблоида. Девушка бесцеремонно наседала, задавая вопросы из серии «приказано выжать». У Насти на лице не дрогнул ни один мускул. В течение получаса она пыталась объяснить, что не желает общаться в подобном тоне. И оставалась при этом предельно сдержанной и корректной.


Не папина дочка


Настя, вас словно выпестовали няньки и бонны, с малых лет прививавшие сдержанность и хорошие манеры!


Настя ГРЕБЕНКИНА
(Смеется.): «Никаких нянек и бонн, меня воспитывали мама и дедушка. Я росла в богемной среде, моя мамочка работала и на телевидении, и на „Мосфильме“, и в Театре киноактера, в кулуарах которого я проводила очень много времени, знала всех актеров. Помню, как в десятилетнем возрасте оказалась на даче Самуила Яковлевича Маршака. Мы туда приехали с мамой на съемки фильма с Людмилой Гурченко и Юозасом Будрайтисом. Людмила Марковна, дружившая с мамой, сделала мне там первый в жизни макияж, нарисовала „стрелки“. Юозас Будрайтис в то время был очень популярным актером. И я страшно гордилась, что он звал меня прогуляться по яблоневому саду, окружавшему дом. После той поездки я вернулась в школу с крутыми часами. Электронные, красные, с желтой надписью Bubble Gum, они привлекали внимание и вызывали зависть. Я ими очень дорожила, ведь они были подарены Людмилой Марковной».


А кто ваша мама по профессии?


Настя:
«Художник-гример. Она до сих пор работает на телевидении. Когда-то в детстве мама каталась на коньках. Но потом заболела, и моя бабушка забрала ее из фигурного катания. Но мамочка не забыла любовь к этому виду спорта и отдала меня в секцию. Правда, я еще занималась музыкой по классу фортепиано. Отвели меня как-то и в балетную школу. Но я решила, что лучше кататься на коньках, чем тянуть ноги у станка. Потому что балерины казались сухими и страшненькими, а фигуристки — стройными и красивыми».


Вы обмолвились, что вас воспитывали мама и дедушка. А папа?


Настя:
«Родители разошлись до моего рождения. Они не были женаты, и я ношу мамину фамилию.


У папы давно другая семья, взрослые дети. Он помогал материально, но увидеться со мной не изъявлял желания. Лет в пятнадцать я стала расспрашивать маму, почему они расстались. Мне вдруг очень захотелось с ним познакомиться. Но этого так и не произошло. Зато я встретилась со сводными братом и сестрой. Как-то они с отцом смотрели ледовое шоу с моим участием, и когда объявили: «Анастасия Гребенкина!» — папа сказал: «А ведь это, наверное, наша Настя». И ребята решили меня разыскать. Сестра Лена нашла в Интернете мой сайт и оставила сообщение. Я тут же набрала ее номер, потому что тоже искала возможность с ними связаться. Удивительно, но после встречи с братом и сестрой мне расхотелось знакомиться с папой.


В какой-то момент я вдруг поняла, что больше не горю желанием его увидеть. Хотя знаю, что он-то сейчас не против нашей встречи".


Не испытывали комплекса, что растете без отца?


Настя:
«Если бы вы встретили меня года в двадцать три, наверное, я бы сказала, как ужасно, что у меня нет папы. Но в тридцать все воспринимается иначе. Ведь в моей семье мужчина был. Конечно, дедушка — это не папа, но все-таки… Мне было тринадцать, когда его не стало.


Я тяжело переживала потерю, сильно его любила. Дедушка был инвалидом Великой Отечественной войны, без ног, на протезах. Но я никогда не видела его унывающим. Он много гулял, лихо водил «Запорожец», возил меня на нем на тренировки. Дед принимал деятельное участие в моем воспитании. Помню, как он пришивал мне розовые помпоны на головную повязку, которую я надевала во время выхода на лед…"


Мама так и не вышла второй раз замуж?


Настя: «Увы. Она красивая, моложавая женщина, с прекрасной фигурой. Пользуется успехом у мужчин. Но что-то не складывается. Я по этому поводу уже устала переживать. У нее был еще один гражданский брак, но они быстро разошлись. Мне так хочется, чтобы мама встретила достойного человека и стала счастливой!»


Магнит для мужчин


Кто был вашей первой любовью?


Настя:
«Да не было никакой первой любви. Хотя подождите… Мне было лет пять. Мама с подругой снимали дачу на Клязьме, там мне безумно нравился мальчик. Он ездил на велосипеде, весь такой крутой! Ради него я села на шпагат. Он был покорен, и мы стали дружить. (Хохочет.) Но разве это можно назвать любовью? У тех, кто серьезно занимается спортом, все, что не касается достижений, проходит как бы в тумане, вторым планом. Такого, как у обычных людей — школа, первая любовь, институтский роман, — как правило, нет вообще.


У нас — тренировки, сборы, соревнования… Я с тринадцати лет не жила толком дома. Сначала уехала в Америку, потом, выступая за Латвию, жила в Риге. Затем — на Украине. Жизнь проходила в разных городах, я скучала по дому и не думала о какой-то там любви. Конечно, были поклонники.


Я же эффектная девушка: белые кудри по пояс, пухлые губы, красивая фигура… От ухажеров едва успевала отбиваться. Стоило пройти по улице, и машины выстраивались в ряд. В мужском внимании, надеюсь, буду купаться до седых волос".


Вы занимались фигурным катанием, но выбрали театральный вуз…


Настя:
«Мама заставила подать документы в институт физкультуры. Но мне там не понравилось. Все спортсмены „учились“ в баре. Я поняла, что это не мое. Но как объяснить маме? И тогда на экзаменах я написала сочинение, в котором специально не поставила ни одной запятой. В итоге за содержание получила пятерку, а за грамотность (там не хватало двадцати двух запятых!) — заслуженную двойку. Конечно же, меня не приняли! Спустя год я поступила в Институт русского театра на отделение хореографии, рассудив, что это поможет в моей профессии. Но признаюсь: я всегда хотела учиться на факультете философии. Думаю, что когда-нибудь осуществлю свою мечту. Может быть, на пенсии». (Смеется.)


Ледовые страсти


Вы с Вазгеном Азрояном считались одной из красивейших пар в фигурном катании. Ходили разговоры, что у вас не просто партнерские отношения…


Настя:
«Мы познакомились, когда мне было пятнадцать, а ему — семнадцать. Мы изначально воспринимали друг друга как брата и сестру. И до сих пор считаем себя близкими родственниками. Наша связь крепка, такое нечасто бывает даже у настоящих братьев и сестер. Не всегда кровное родство гарантирует столь сильную, крепкую поддержку и дружбу».


Неужели никогда не ссорились?


Настя:
«По молодости страшно ругались на льду. Он человек горячий, ведь в нем столько кровей намешано! Стоило мне что-то сделать не так, как он взрывался. Бесился и на себя, когда не получалось. Тогда я была слишком молода, чтобы спокойно реагировать на его выпады. Часто рыдала и злилась на него. Это стало одной из причин нашего первого расставания».


Тогда и не надеялись, что спустя пять лет снова встанете в пару?


Настя:
«Расставаясь, мы обещали друг другу, что это только на год. Но на самом деле не верили, что судьба снова предоставит шанс. Помню, улетая в Америку, Вазген плакал. А я — нет. Стояла, стиснув зубы, боясь зареветь в голос при всех. Да, нас называли самой красивой парой. Но однажды кто-то из тренеров сказал: «У нас не конкурс красоты». И это так. Фигурное катание — спорт жестокий. Но не могу сказать, что осталась обида. Сейчас я счастлива. Слава богу, что появились эти замечательные шоу, которые не дают хотя бы новому поколению фигуристов кануть в Лету.


Помню, когда все только появилось, мы разговаривали с Таней Навкой. В то время мы обе участвовали в шоу на разных федеральных каналах: я в паре с Сергеем Лазаревым, она — с Маратом Башаровым. «Настя, тебя узнают?» — спрашивала она. «Иногда на заправках, в магазинах…» — «Настя! Меня после победы на Олимпиаде редко кто узнавал! А после этого шоу — просто каждая собака!»


Я действительно не могла предположить, что в 2003 году мы снова окажемся с Вазгеном в паре, станем выступать за Армению. Прокатались мы пять лет. А затем прямо на чемпионате Европы решили уйти из спорта".


Почему?


Настя:
«В танцах на льду без своего судьи пробиться невозможно. Знали бы вы, сколько денег и сил мы потратили, чтобы привезти на этот чемпионат Европы своего судью!


Им должна была стать Ирина Васильевна Абсалямова. Но, приехав в Хорватию, где проходил чемпионат, мы не нашли ее фамилии ни в одном из списков. В комитете нам объяснили: «Ваша федерация на четыре дня позднее срока выслала на Абсалямову заявку». Со мной случилась истерика. Я понимала — это похороны карьеры. Прорыдавшись, сказала Вазгену: «Нам с тобой жизнь все время тыкала в нос: надо бросить фигурное катание. И не потому, что мы плохая пара. Просто не судьба. А сейчас мы получили удар под дых». За этот чудовищный час мы решили, что нужно закончить кататься. Сообщили об этом Жулину, который был нашим тренером. Ведь мы не могли толком готовиться, потому что находились в стрессовом состоянии.


И вот выходим на лед. И вдруг я сразу падаю, с абсолютно простого шага. В полечке так вообще не бывает! Видимо, нам помогли сверху, указали — вы приняли верное решение, ведь я все еще сомневалась… И у нас появилась возможность сказать: из-за травмы Насти мы снимаемся с остальных танцев. Это было гораздо легче, чем заявить, что мы не станем бороться, потому что вообще уходим из спорта! На самом деле я даже боли никакой не почувствовала…


А когда вернулись в Москву, вдруг все стало складываться. Вскоре мы с Вазгеном открыли свою школу, пошли телевизионные проекты. Появились деньги. И все стало на свои места".


Две светлых повести


Мы говорили об известности, которую дают шоу. Но она имеет обратную сторону. Детали личной жизни той же Навки не смакует сейчас разве что ленивый…


Настя:
«Да, это тяжело. У меня однажды случилась подобная неприятность с журналистами. До знакомства с мужем я встречалась с молодым человеком, Олегом. Нас сфотографировали на какой-то презентации и написали, что он сделал мне предложение. При этом репортеры ошиблись с именем — назвали его Николаем. Самое ужасное, что он действительно сделал мне предложение до этого. Но потом мы расстались. Что это было? Судьба? Или сглаз? Конечно, разошлись мы не из-за этой ерундовой статьи, но по странному стечению обстоятельств почти сразу после ее выхода. Смешно: после той публикации и Олега, и моего мужа Юру называли этим выдуманным именем — Николай».


Олег из творческой среды?


Настя:
«Он бизнесмен — что-то связанное с мобильной связью. Мы познакомились в одном из московских ресторанов».


Он увидел вас и сразу влюбился.


Настя:
«И я тоже. Он понравился мне с первого взгляда. Олег чем-то похож на Гошу Куценко. А я тогда только что посмотрела фильм „Антикиллер“ и была под впечатлением от главного героя. И тут — на тебе! Он оказался интеллигентным человеком с тремя высшими образованиями. Наш роман длился шесть лет. Это не был гражданский брак. Олег постоянно находился в командировках. Неделю мы наслаждались обществом друг друга, потом расставались, затем он снова приезжал — и так до бесконечности. Отношения были яркие, фейерверк чувств. Что неудивительно, у нас же все время были встречи-разлуки! Он очень чуткий и заботливый, закрывал меня от всех неприятностей».


Когда он сделал предложение?


Настя:
«За пять месяцев до расставания. Я восприняла это буднично, потому что оно было давно ожидаемым итогом наших отношений. Но…»


И какая же кошка пробежала между вами?


Настя:
«На все, как говорится, воля Божья. Отношения исчерпали себя. Это ведь случилось не вдруг. Постепенно мы пришли к пониманию, что семьи у нас не получится. Разве это возможно при таком графике? Нелегко все время находиться в переездах-перелетах и не знать, где у тебя завтра будет дом. Поначалу это воспринималось в эйфории, но впоследствии стало тягостным. Это и явилось причиной расставания. Мы остались в хороших отношениях, часто созваниваемся друг с другом».


Вы сильно переживали?


Настя:
«Да. Но сразу после разрыва с Олегом я познакомилась с Юрой, тут же у нас завязались отношения. Только не поймите неправильно: если бы я раньше встретила Юру, сразу сказала бы Олегу, что полюбила другого. Но все получилось не так, а прямо-таки «внахлест».


И где же вас свела судьба?


Настя:
«На ледовом шоу. Мне от кого-то приносили изысканные букеты. И как-то в коридоре я увидела молодого человека. Бывает иногда: посмотришь на незнакомца и надолго его запоминаешь. Этот парень мне очень понравился. Потом выяснилось, что именно он, Юра, дарил мне букеты, но тогда я об этом не подозревала. Спустя какое-то время мы попали на одну вечеринку. И удивительно! Он со мной не разговаривает и не смотрит в мою сторону. Я давай и так его внимание привлекать, и сяк. А он смеется с другими девушками и на меня не реагирует. Потом мы оказались рядом за столом. Завязался разговор. И между нами произошла какая-то «химия»! Никто не знает, как это случается: в один миг человек, которого ты раньше не знал, становится для тебя целой вселенной. Это и не любовь, и не сексуальное желание. Чувство, которого я никогда не испытывала. Притяжение и сильнейшее желание быть с этим человеком.


А что такое «быть», я тогда не понимала. И лишь потом оказалось, что «быть» — это значит «выйти замуж».


Цветы для Ани Семенович


Как развивались события дальше?


Настя:
«Все быстро закрутилось, через год мы поженились. Спустя полтора месяца после знакомства с ним я полетела с Семенович отдыхать на Бали. И вдруг накануне моего дня рождения прилетает Юрий. Привозит в подарок кольцо. Мама мне написала: „Кольцо — это к свадьбе“. Но ни я, ни он об этом тогда не думали. Просто оба сильно скучали. И он не выдержал, прилетел ко мне. „Я там без тебя чуть не умер“, — сознался».


И предложил руку и сердце?


Настя:
«Нет. Я часто посмеивалась: «Ну! И когда же ты мне уже будешь предложение делать?» Заявление подали в конце июля. Помню, как договаривались: «Все, завтра идем в загс». Просыпаемся утром, Юра говорит: «Настя, ты помнишь, что мы сегодня делаем?» — «Нет. А что такое?» Ну забыла я! Он обиделся… Симпатичная девушка в загсе нам предложила: «Есть красивая дата — 09.09.09». — «Ой, давайте нам это число!»


Мы сделали все, чтобы журналисты не узнали о свадьбе. Незадолго до регистрации мне позвонили из какого-то издания: «Вы девятого сентября выходите замуж?» У меня все оборвалось, мы же так не хотели, чтобы кто-нибудь об этом знал! На торжество пригласили много друзей — известных личностей. Мечтали, чтобы у нас была настоящая гулянка, где люди могли бы оторваться, не думая о том, что их снимают журналисты. Поэтому я начала отнекиваться: «Это какая-то ошибка». Слава богу, никто не вычислил индийский ресторанчик, где мы отмечали. Свадьба получилась замечательной, без занудных тостов и противных речей. Все плясали до упаду и пели".


Сводные брат и сестра тоже гуляли на этом празднике жизни?


Настя:
«Я их не позвала. Ведь тогда нужно было бы приглашать и папу. И моей маме, возможно, это стало бы неприятно, она не получила бы удовольствия от свадьбы дочки, у нее остались бы не самые радостные воспоминания. В общем, я решила, что не следует этого делать. Ради мамы».


Кто был вашей свидетельницей?


Настя:
«Семенович, конечно! Она бы меня убила, если бы я пригласила на эту роль кого-то другого! До свадьбы мы тренировались, как я ей буду бросать букет невесты. В итоге Анька его поймала. Не зря мы корпели столько дней! Вы бы видели, как я по сто раз в сутки кидала ей эти цветочки, а она их ловила! Хохотали обе до слез».


В загс компанией ездили?


Настя:
«Мы, свидетель Виктор, Аня Семенович, Вазген со своей девушкой, моя мама и брат моего мужа. Мы заказали раритетный „роллс-ройс“. А подвенечное платье я покупала в Лос-Анджелесе, куда накануне свадьбы ездила сниматься в телепроекте. Юра прилетал ко мне, но я следовала правилам и наряд от него прятала. Кольца покупали там же, в Америке, но уже вместе с ним».


Он бизнесмен?


Настя:
«Да. Знаете, я давно мечтала стать владелицей ресторана. И мое желание осуществил Юра. Он помог мне открыть собственный бар».


Где вы сейчас живете?


Настя:
«У меня, потому что мужчине переехать легче. Я не готова вывезти куда-то свои вещи: косметику, бытовые приборы, одежду, обувь — да кучу всего! И муж сделал в мою сторону реверанс: „Ладно, я перевезу свои штаны и зубную щетку, мне проще“. Квартиру я купила лет восемь назад, еще по низким ценам. Мне тогда было всего двадцать два года, но почему-то я вдруг решила, что мне необходимо приобрести свое жилье. И как же я оказалась права!»


Задумываетесь о малышах?


Настя:
«Тут загадывать нельзя, все зависит от Всевышнего. Мы только „за“. Я хочу очень много детей. От троих-четверых не отказалась бы».


Глядя на вас, нетрудно сделать вывод, что вы действительно счастливы…


Настя:
«Да, вы правы, счастлива! Понимаете, если женщина выходит замуж, значит, она хочет потерять свою свободу, хочет подчиняться мужу. Я не представляю, что мы можем пойти куда-то отдельно друг от друга или гулять где-то: он без меня, а я — без него.


Меня все Аня спрашивает: «Насть, ну как семейная жизнь? Наверное, скучная?» Да почему скучная-то? Нет! Наоборот, нам гораздо веселее вместе, чем по отдельности. И уж, во всяком случае, это гораздо лучше, чем на каждой вечеринке пребывать в постоянном ажиотаже: вот сейчас ко мне подойдет мужчина, а вдруг он окажется «тем самым», а вдруг он меня полюбит? И как же прекрасно, уверенно и защищенно ты себя чувствуешь на той же вечеринке, когда рядом любимый муж!"