Архив

Кроме шуток

В последнее время Татьяна Лазарева постоянно становится героиней светской хроники. СМИ то сообщают о беременности телеведущей, то дают опровержения

Что на самом деле происходит с организмом Татьяны, мы разбирались вместе с ней.

25 февраля 2010 20:38
2860
0
Татьяна очень любит вечера, когда Михаил вместо тренажерного зала остается дома, с семьей.

Что на самом деле происходит с организмом Татьяны, мы разбирались вместе с ней.


Они не просто дуэт, они — семья. Михаил Шац как-то рассказал, что делал предложение Татьяне несколько раз. И когда уже не ждал положительного ответа, она вдруг согласилась. Как показало время, не зря. Эту пару называют самой смешной на нашем телевидении. Когда закрыли передачу «Хорошие шутки», это многих огорчило. Правда, поклонники Таню не потеряли, а неожиданно обрели вновь на просторах Интернета. По признанию Лазаревой, она всегда любила вести дневник. Только раньше писала про мальчиков, а теперь философствует на злобу дня. Ну еще в любви к собственному мужу иногда признается.


Татьяна, не боитесь писать в Сети о личном? Ведь большинство звезд используют персональные блоги исключительно для пиара, избегая лишних откровений.


Татьяна ЛАЗАРЕВА:
«Конечно, многие люди пишут с оглядкой, понимая, что они медийные персонажи. Далеко не все такие искренние и открытые, как я. Меня очень поразил Федор Бондарчук, я была у него в гостях на программе. Оказалось, он совершенно не знает, что такое ЖЖ, но в ухо редактор ему подсказывал: „Спроси у нее про блог“. И Федор с такими круглыми глазами спрашивает: „Татьяна, ты что-то делаешь в Интернете?“ Я вкратце рассказала, чем занимаюсь, а он говорит: „Да ерунда все это какая-то. Я тоже могу написать, что захочу, сам же себя откомментировать, фейерверками украсить — и будет красота“. То есть у него такой режиссерский подход.
Я говорю: „Ну попробуй, Федор“. Там подобные номера не проходят».


Тем не менее эпизод, описанный вами в блоге (как вы упали в обморок в самолете), породил сенсацию. Все решили, что Лазарева ждет четвертого ребенка…


Татьяна:
«Да, это потрясающая история. Буквально на днях звонят из какой-то газеты и говорят: «Поздравляем вас с вашим положением!» И, видимо, ждут какой-то реакции. Я говорю: «Спасибо большое за поздравление». Они продолжают допытываться: «Ну вы же в положении?» — «Ну раз вы поздравляете, то, видимо, знаете — с чем». В общем, какой-то бред. А потом я залезаю в Интернет и читаю, что опять беременна.


Все, что я могу сделать, — это отослать всех обратно к первоисточнику. Я ведь подробно описала свой ритм жизни за два дня до того обморока в самолете. Сначала плотно снималась в рекламе, потом полетела во Владивосток на кинофестиваль — представлять фильм Ванечки Дыховичного, вечером пошла на презентацию, в девять утра полетела в Новосибирск, у меня там было запланировано выступление на пятидесятилетие вуза… По-моему, ясно, что такого ритма и здоровый мужик не выдержал бы. Все эти глупости про беременность неприятно читать прежде всего из-за близких людей, которые начинают волноваться, звонить".


Шац тоже звонил?


Татьяна:
«Нет, он крепкий орешек и знает, как к подобным публикациям относиться. Он читает все мои посты и в курсе всех событий».


А как вы описали его «рисунок губ» и «попу как орех», он тоже читал? Смутился?


Татьяна:
«Я Михаила действительно очень люблю. И прусь от него почище его фанаток. И когда вижу издалека, как он дорогу переходит — такой элегантный, холеный и жутко мужественный, то думаю: как же мне повезло! И губы у него очень красивые, и руки, и ноги стройные. Я обожаю смотреть, как он курит сигареты. А еще он умеет шутить над человеком, не унижая, а возвышая его при этом. Он настоящий интеллигент и мужчина моей мечты. Все эти признания в моем дневнике — правда. Но приведенная вами фраза была написана под влиянием какого-то трогательного момента. Уже спустя два дня я была готова написать нечто прямо противоположное по эмоциям, но не менее сильное. Что вы хотите — обычные отношения двух людей, которые уже столько лет вместе, что не знают, чем себя развлечь».


Сколько лет вы женаты?


Татьяна:
«Двенадцать, а знакомы гораздо дольше. Долгая, в общем, история».


Этот кризис, когда закрыли «Хорошие шутки», вас сплотил?


Татьяна:
«Да, как говорит наша младшая — Антонина, „только хлеб и вода“. Мы ей что-то там дали на обед, она отказалась, взяла кусочек хлеба и произнесла эту фразу. Сейчас все налаживается понемногу. Михаил стал продюсером канала СТС. Есть договоренность на ряд развлекательных программ, возобновление „Хороших шуток“. Мы разрабатываем концепцию детской передачи, я буду ее вести. Четыре семьи будут угадывать своего ребенка из четырех „замаскированных“. Самый смешной конкурс, предложенный авторами, — узнать свое чадо по рентгеновскому снимку».


То есть вы Михаилу помогаете?


Татьяна:
«Конечно. Я его кормлю ужином, когда он не на диете. Вообще Михаил очень гордится своим новым званием продюсера и отодвигает всех пока. Хочет насладиться положением начальника. А что касается детской программы, я сама попросила, чтобы меня ввели туда еще на стадии разработки, потому что у меня есть свое мнение, мне небезразлично, что я буду говорить в кадре. Это такой авторский надзор».


Вы на время оказались в стороне от телевидения и, наверное, можете оценить его как зритель.


Татьяна:
«Я не зритель. Телевизор смотрю урывками и по большому счету не знаю, что там происходит».


А дети ваши его смотрят?


Татьяна:
«К сожалению, да. Степану четырнадцать лет, он обожает жесткие мультики на дециметровых каналах и подсадил на них Антонину. А Соня любит сериалы. Но вообще она у нас девушка занятая, поздно приходит. У нее и вокал, и бассейн, и танцы, и лошади».


Это она сама себе такую жизнь устроила?


Татьяна:
«Сама, сама. Но я считаю, если у детей есть к чему-то тяга, их надо поддерживать. Полная противоположность в этом плане Степан. Ему вообще ничего не интересно. Вялый такой. Лежит, музыку слушает. Пропустили мы тот момент, когда у него голова поднялась, прежде чем окончательно упасть в болото. Но мужики вообще ленивее, чем девки. Может, его что-то и интересует, но это ж надо куда-то идти… Неохота. Такой вот овощ. При этом башка у него светлая».


Ведете с ним беседы на тему «кем станешь, когда вырастешь»?


Татьяна:
«Пока у него самого таких мыслей достаточно. Вчера он в очередной раз сообщил мне, чем хотел бы в жизни заниматься. Его очень интересуют разрушенные здания. Один друг рассказал ему про некую Ховринскую больницу, где собираются сатанисты. Степа показал мне какие-то слайды и сказал, что очень хочет туда поехать. Я говорю: «Сын, это все, конечно, жутко интересно, но сатанизм — совсем не то, чем стоит заниматься в жизни. По крайней мере мне бы этого совершенно не хотелось».


Пресловутый конфликт отцов и детей есть в вашей семье? Когда вам кажется, что они не понимают вас, а вы их?


Татьяна:
«Непонимание проявляется только в том, что они открыто не признают нашего авторитета. Все, что мы с Мишей говорим, это так… вполуха прослушивается. Недавно я измерила у Степана рост и вес. И говорю: „У тебя растущий организм, и чтобы он нормально развивался, тебе не хватает восьми кило“. Он пофырчал в ответ: вечно, мол, ты придумываешь. А потом приходит из школы и заявляет: „Знаешь, а ты была права насчет веса. Мне один авторитетный человек это подтвердил“. Я говорю: „Это что за человек? Скажи хоть его фамилию“. То есть у них свои авторитеты, и слава богу, что мы, родители, пока с ними во мнениях совпадаем. Когда детям нужно, они сами идут на контакт. А когда ты пытаешься до них какую-то информацию донести, начинается отрицание полное. Так и живем».


Но вообще они хорошие?


Татьяна:
«Конечно, у нас с Михаилом очень хорошие дети. Недавно было собрание в школе, к нам подошла директриса и так и сказала: „У вас прекрасные дети. Спасибо вам за них“. Не знаю, может, она всем так говорит. Я люблю своих ребят. Мне, наоборот, какое-то недоверие внушают послушные и тихие „ботаники“. И еще не выношу, когда врут. Мои пока этого не делают. Кстати, я тут недавно выяснила, что „старые“ дети, эти два больших дурака — Степан и Софья, ревнуют к младшей. Я говорю: „Как вам не стыдно, здоровые лбы! Она вон еще мелкая какая. Вас-то попробуй обними“. Они: „Мы тоже хотим, чтобы ты нас обнимала“. Я: „Почему-то я этого не замечаю“. А Антонину пока еще можно поймать и зацеловать».


Они ее задирают?


Татьяна:
«Нет, они обожают с ней играть, носиться».


Вы по нынешним меркам уже мать-героиня…


Татьяна:
«Бесплатно в зоопарк пускают, когда они все втроем».


Вы в юности так и мечтали, что у вас будет большая семья?


Татьяна:
«Нет, все само получилось, но я нисколько не жалею. Видимо, при моем энергичном характере мне нужно много народу вокруг, чтобы все бурлило. Собственно, поэтому я работу не бросала и не собираюсь».


Ну да, как только вы стали свободнее от телевидения, сразу появилось много других затей.


Татьяна:
«В ЖЖ стала больше писать, благотворительностью занялась. Много людей через Интернет откликнулись, помогли нашему фонду, я была поражена. Видимо, не хватает в Москве, в этом жестком городе, чего-то такого теплого. Еще я играю в мюзикле, он красивый, яркий, есть над чем посмеяться. В кино снялась у Ванечки Дыховичного. Оно получилось неоднозначное и не совсем такое, как он хотел. Но его фильмы — а их немного — всегда можно пересматривать. Потому что там есть и глубина, и мысль. „Европа — Азия“ тоже относится к таким картинам. Ее могу пересматривать даже я, хотя все там знаю наизусть. Что касается моей собственной работы, то это моя первая и, надеюсь, последняя роль. Мне кажется, я довольно слабо сыграла. Несколько схематично. Мы привыкли на телевидении не расходовать себя на полную катушку».


Семья была на премьере?


Татьяна:
«Это был закрытый показ в двенадцать часов ночи. К тому же так вышло, что меня в тот момент в Москве не было. Поэтому мои посмотрели фильм заранее, на DVD. Он ведь был снят три года назад, хорошо полежал».


Вы с Михаилом вообще в кино ходите?


Татьяна:
«Конечно, ходим. Но не очень часто. Вечером хочется побыть дома с детьми, а ночью не всегда есть силы куда-то идти. На DVD смотрим некоторые новинки. Но сказать, что мы какие-то лютые киноманы, нельзя».


А в спортзал вас Михаил еще не затащил?


Татьяна:
«Нет, он уже оставил все свои попытки. Я честно покупала абонемент, пыталась ходить. Но для меня это пустая трата времени. Мне так жалко расходовать его на спорт… Ходить туда ради фигуры — это не для меня. Я никогда не выглядела лучше всех и вряд ли уже буду. Никогда не переживала по поводу своей внешности, в этом смысле я не гламурная дама. Видите — даже маникюр не могу сделать».


Но вам приятно, что муж так хорошо выглядит…


Татьяна:
«Естественно, но ему тоже приятно. Если меня хорошо нарядить и накрасить — я тоже еще ничего. Вообще умом, но не сердцем я понимаю, что для Миши эти три дня в неделю в тренажерном зале — уже часть жизни. Поэтому я его отпускаю. Все лучше, чем портвейн с пацанами по подъездам пить».


А что, было дело?


Татьяна:
«Это поговорка такая».


Неужели и лыжи не любите?


Татьяна:
«Ненавижу лыжи. Сейчас опять надо ехать в Куршевель, так не хочется…»


На этом месте наши читательницы вышвырнут журнал…


Татьяна:
«Я сама на лыжах не катаюсь. И когда мы едем в горы семьей, моя миссия заключается в том, чтобы сидеть внизу у горы и всех собирать. Соню, Степу, Мишу. Сейчас еще Антонина прибавилась. Это ж ее одеть (семь предметов, я посчитала), потом раздеть, а если она вдруг пописать захочет или еще чего-нибудь?
И потом, я сама из Новосибирска и не люблю все это: зиму, снег, лыжи. Мне бы куда-нибудь в тепло, на море. Сейчас с Мишей спорим, куда поедем на весенние каникулы».


У вас есть ощущение возраста?


Татьяна:
«Пока здоровье не дает сбоев, не чувствую, что мне уже не двадцать. Что касается внутреннего возраста, то, помню, в юности я почему-то мечтала, чтобы мне скорее стукнуло сорок лет. Серьезно. Видимо, у меня была такая бурная и бесшабашная юность, что мне хотелось побыстрее успокоиться».


Портвейн по подъездам…


Татьяна:
«Портвейн и беспорядочные половые связи. И метания в плане выбора своего будущего. Мне было двадцать восемь лет, когда я приехала в Москву. Не девочка уже. И то я была уверена, что это так, несерьезно. Годик поживу в столице, а потом вернусь… То есть к своему возрасту, а мне сейчас сорок три, я совершенно спокойно отношусь. И у меня абсолютно нет потребности ходить в тренажерный зал и делать себе подтяжку лица».


А как вы относитесь к людям в возрасте, которые молодятся, скачут по сцене в мини-юбке?


Татьяна:
«Прекрасно. Я скорее всего сама такая буду. Это замечательный выбор. Ваня Дыховичный хоть и не бегал в мини, но в свои шестьдесят два года общался с молодыми. Не потому, что хотел присосаться к их энергии. Ему было с ними интересно. Меня пугают молодые парни, такие как Максим Галкин или Коля Басков, которые ведут себя как старички. Серьезные, рассудительные».


Как вы считаете, оптимизм — это диагноз? Жизнь-то непростая, а вы всех призываете ей радоваться.


Татьяна:
«Я и себя призываю, потому что получается не всегда. Когда ты падаешь в бездну депрессии, у нее, конечно, есть дно, от которого можно оттолкнуться и всплыть на поверхность, но его иногда трудно дождаться. Опираешься на книги, фильмы, общение с людьми. Я стараюсь призывать к позитиву, потому что негатива и так хватает».


К негативу призывают сатанисты…


Татьяна:
«…которые собираются в Ховринской больнице».