Архив

Восток — дело тонкое

Легенды и правда о фильме «Белое солнце пустыни»

Ранней весной 1970 года в Москве состоялась премьера фильма «Белое солнце пустыни». За сорок лет эта картина обросла легендами и слухами, которых вполне хватило бы на новое захватывающее приключенческое кино. В преддверии юбилея кинолегенды «МК-Бульвар» узнал все самое интересное о главных героях той истории.

24 февраля 2010 19:53
2877
0

Ранней весной 1970 года в Москве состоялась премьера фильма «Белое солнце пустыни». За сорок лет эта картина обросла легендами и слухами, которых вполне хватило бы на новое захватывающее приключенческое кино. В преддверии юбилея кинолегенды «МК-Бульвар» узнал все самое интересное о главных героях той истории.


Федор Сухов (Юрий Кузнецов)


Во время работы над сценарием фильма Валентин Ежов писал образ красноармейца Сухова под конкретного актера — Георгия Юматова. Да и режиссер Владимир Мотыль пригласил на эту роль именно его. Но в ночь перед первой съемкой произошел неприятный случай. У актера умер кто-то из знакомых, и на поминках завязалась драка. Юматов попытался ее разнять, но на него навалились несколько человек и очень сильно избили. Актер попал в больницу, его лицо было опухшим и в кровоподтеках. К сожалению, спрятать под гримом кровавые синяки не было никакой возможности, а ждать, когда они заживут, — времени. Это означало, что весь съемочный процесс нужно было остановить примерно на месяц, а этого не позволили бы сделать ни в коем случае. Владимир Мотыль был вынужден снять актера с роли и в срочном порядке искать замену. Он вновь решил пригласить Анатолия Кузнецова, который на первых пробах ему не понравился. Так как съемки проходили под Лугой, то Мотыль отбил Кузнецову телеграмму: «Анатолий, если ты не обиделся, то приезжай». И он приехал. Ему не стали рассказывать о произошедшей неприятной истории с Юматовым, но актеры все-таки встретились и переговорили, чтобы в дальнейшем не было никаких обид. Юрия Кузнецова до сих пор многие называют Суховым и удивляются, что за плечами у актера не один десяток картин. Как однажды сказал актер: «Белое солнце пустыни» меня согрело и обожгло".


Петруха (Николай Годовиков)


Очень сложно шел подбор исполнителя на вторую главную роль — Петрухи. На нее даже пробовался Савелий Крамаров, но Мотыль утвердил Юрия Чернова, успешно дебютировавшего в картине «Доживем до понедельника». Однако Чернов отказался от этой роли: его не отпустили из циркового училища, в котором он учился на тот момент. Николай Годовиков в середине 1968 года работал слесарем на заводе. За его плечами уже были две небольшие актерские роли в картинах «Республика ШКИД» Геннадия Полоки и «Женя, Женечка и «катюша» Владимира Мотыля. Именно Мотыль и вспомнил про Годовикова и пригласил на пробы.


Пока шли подготовительные работы, Николая от завода отправили на работы в колхоз, где вместе с местными ребятами будущий Петруха ходил в ночное. И однажды на спор он прокатился на самой строптивой лошади в табуне. Тормозить пришлось лицом. И, как назло, на следующий день приехала киносъемочная. Чудеса техники показал гример картины, замазав красивые синяки. Но все равно на площадке стоял дикий хохот, когда в кадре появлялся Годовиков. Эта роль стала звездной для него. К сожалению, потом его жизнь пошла по наклонной, и он трижды сидел в тюрьме. Только недавно актер опять вернулся к нормальной жизни и на съемочную площадку.


Павел Артемьевич Верещагин (Павел Луспекаев)


В съемочной группе «Белого солнца пустыни» царила паника: уже были подобраны все актеры, а на роль таможенника Верещагина никак не могли найти исполнителя. Приглашали Ефима Копеляна, но у актера с ролью не сложилось. Мотыль мечтал пригласить на эту роль Павла Луспекаева, но из-за тяжелой болезни Павел Борисович отказался от этой работы. Да и Мотыль с трудом мог представить, как человек, перенесший ампутацию обеих стоп, сможет вынести огромные физические нагрузки: ходить по песку или участвовать в сценах драки на баркасе? И тогда Владимир Яковлевич решил изменить сценарий и снабдить Верещагина костылями: он герой войны, имеет ордена, перенес серьезное ранение. Но Павел Борисович отмел это предложение и поставил условие, что сниматься будет без костылей и без каскадеров. Он даже сделал чертеж металлических упоров, которые будут вмонтированы в сапоги и позволят ему передвигаться без палки. Первоначально роль Верещагина была незначительной. Но благодаря игре Луспекаева образ таможенника стал чуть ли не главным в картине. Он настолько вжился в эту роль, что Верещагина начали звать Павлом, хотя в сценарии он носил имя Александр.


Съемки проходили в Дагестане, недалеко от Махачкалы, на берегу Каспийского моря. Луспекаеву, как и всем, пришлось намотать не один километр на своих протезах по песку. При этом каждый шаг актеру доставался с трудом и приносил мучительную боль. Режиссер как мог пытался щадить Павла Борисовича, старался сделать его роль более статичной, но Луспекаев не терпел к себе жалости и делал дубль за дублем, пока не оставался доволен своей игрой. Несмотря на тяжелое состояние, артист успевал и насладиться жизнью вне съемочной площадки и частенько захаживал в близлежащие пивные.


В сцене драки на баркасе кровь у Луспекаева настоящая. Во время ночной пьянки с местными жителями завязалась драка, и Павлу Борисовичу рассекли ножом лицо. Кстати, и хриплый голос Верещагина в его знаменитой «Госпоже удаче» получился благодаря огромной любви актера к пиву. Роль Верещагина считается главной в кинокарьере Луспекаева. Он прожил всего две недели после премьеры «Белого солнца пустыни».


Саид (Спартак Мишулин)


Роль Саида для Спартака Мишулина стала дебютной и, наверное, самой сложной. В Дагестане стояла такая жара, что на песке минут за 10 можно было сварить яйцо. Снимали эпизод, в котором появляется закопанный Саид. Чтобы добиться необходимого внешнего эффекта, Мишулина на рассвете сажали в яму, засыпали мокрым песком, закрывая шею тканью, чтобы не было ожога, и ждали до полудня. К этому времени лицо от раскаленного песка багровело и приобретало синеватый оттенок, а вены на шее вздувались. Для пущего страха голову и лицо актера мазали вареньем, чтобы его облепили тучи мух, а рядом по песку пускали змей. Во время обеденных перерывов Спартака не откапывали — не имело смысла: его голову прикрывали зонтом, давали покурить и кормили из ложечки. Вызволяли бедного Мишулина только вечером. Сняли два варианта сцены. Но первый забраковало начальство: комиссия посчитала его слишком жестоким по отношению к зрителю. Второй вариант оказался снятым на испорченную пленку. В результате планировали снимать эту сцену три дня, а затянули на целых девять.


Черный Абдулла (Кахи Кавсадзе)


На роль Абдуллы режиссер Владимир Мотыль сразу пригласил грузинского актера Кахи Кавсадзе. Кахи относился к своему персонажу очень трепетно и бандитом его не считал. Но на приемке отснятого материала один из чиновников сказал, что Абдулла смотрится очень положительно и этого нужно избежать. В результате роль Абдуллы сильно сократили. До съемок в «Белом солнце…» Кавсадзе никогда не сидел в седле. Ему предлагали дублера, но он отказался. Только однажды ему пришлось садиться не на настоящую лошадь. Снимали сцену, в которой Абдулла должен был стрелять, но лошадь шарахалась от шума и никак не стояла на месте. Пришлось Кахи посадить на плечи второго режиссера, и тот, переминаясь с ноги на ногу, изображал лошадь.


Гюльчатай (Татьяна Федотова, Татьяна Денисова)


Из всех девяти жен Абдуллы только две были профессиональными актрисами. Остальных сыграли продавщица, журналистка и даже баскетболистка. Гюльчатай сыграли девушки. Первые четыре месяца молоденькую жену бандита играла студентка-циркачка Татьяна Денисова. Но потом администрация циркового училища поставила ультиматум: или цирк, или кино. И Денисова выбрала цирк. Вторую Гюльчатай нашли все в том же гареме Абдуллы. Именно Татьяна Федотова (на фото) показывает крупным планом свое личико, а вот первую можно увидеть в сцене, когда Сухов в своих мечтах сидит у самовара в окружении гарема. Киношники посчитали нецелесообразным ехать в командировку под Лугу ради одной сцены. Роль Гюльчатай ни одной из ее исполнительниц не принесла известности. Девушки до сих пор не могут понять, почему эта героиня так полюбилась зрителям.


КСТАТИ


Фильм «Белое солнце пустыни» купили в 130 странах мира, в том числе и в Марокко. Но потом картину с показа сняли.

Король Марокко Хасан II посмотрел фильм и почему-то решил, что все жены принадлежат красноармейцу Сухову, а не Абдулле. При этом у его величества было всего две жены, и ему стало жутко обидно, что какой-то солдат имеет гарем из девяти жен, и он запретил показывать фильм в своей стране.


На съемках «Белого солнца пустыни» было много непрофессиональных актеров.
Так, Катерину Матвеевну, жену Сухова, после долгих уговоров сыграла редактор «Останкино» Галина Лучай. А одним из бандитов был известный архитектор, Герой Советского Союза, бывший военный летчик Игорь Милонов. Именно он кричал знаменитую фразу: «Абдулла, таможня дает добро!»