Архив

Мужские роли Светланы Журовой

Олимпийская чемпионка о спорте, политике и жизни

Первое, что приходит на ум при упоминании имени Светланы Журовой, — сила и легкость. Сильная конькобежка, активная женщина, известный политик. И при этом (убедилась сама) легкая и приятная в общении.

19 февраля 2010 18:03
1127
0

Первое, что приходит на ум при упоминании имени Светланы ЖУРОВОЙ, — сила и легкость. Сильная конькобежка, активная женщина, известный политик. И при этом (убедилась сама) легкая и приятная в общении. Мы встретились со Светланой в ее кабинете заместителя председателя Государственной думы. Просторный кабинет, огромное количество служебных телефонов и обаятельная женщина за рабочим столом…


 — Светлана, не могу не удивиться вашей головокружительной карьере в политике. Еще четыре года назад мы видели вас в Турине на пьедестале почета с олимпийской медалью в руках. И вот…


 — Конечно же, олимпийская медаль тому способствовала. Но не только. Сразу после Олимпиады меня взяли работать в заявочный комитет «Сочи−2014». А это уже — самая настоящая политика. Дальше — больше. На состоявшихся вскоре выборах уверенно прошла в законодательное собрание своей Ленинградской области. Как раз тогда при нем образовался новый Комитет по физкультуре, спорту и молодежной политике. Мне предложили его возглавить… Первый законопроект, который я предложила (и его приняли), — о доплатах заслуженным спортсменам и тренерам (не только олимпийцам), вышедшим на пенсию. И до сих пор получаю за инициативу благодарственные письма.


— А в Госдуме за что отвечаете?


— Как заместитель председателя курирую комитеты по спорту, молодежной политике, образованию и культуре. Одновременно вхожу в Комитет по вопросам семьи, женщин и детей. Все — мое.


— Светлана, минувший год — Год молодежи. Много чего было организовано: походы на Северный полюс, различные молодежные форумы, научно-технические конкурсы, благотворительные концерты. Ну, а в законодательной базе что-нибудь изменилось?


 — Все это очень непросто. Мы с коллегами долго обсуждали, нужен ли, скажем, вообще федеральный закон о молодежи. Ведь во многих регионах давно и успешно работают свои законы. И, поверьте, очень неплохие. Специально их изучала. Вот, например, в Нижегородской области всем молодым тренерам выделяют дома. В Твери строят коттеджи работникам сельского хозяйства. В некоторых регионах для молодых семей предусмотрена льготная ипотека, начинающим предпринимателям выделяют кредиты под небольшие проценты.


— Были разговоры о том, что правительство примет решение о предоставлении бесплатного жилья молодым специалистам…


— Да, я тоже такое слышала. И некоторые считают, что раз квартиру не дали, то ничего и не было сделано. Но я не припомню, чтобы в советские годы раздавали квартиры направо и налево. Особенно в больших городах. Да, те, кто ехали строить БАМ или осваивать Север, обеспечивались жильем. Но я не уверена, что сегодня найдется такое же количество желающих отправиться на край света. Мы, родившиеся в СССР, все-таки были другими.


— Да, вы, думаю, не испугались бы подобного экстрима. Вот я лично, на каких только мероприятиях вас не встречала. И на радио Светлана Журова часто выступает, и на телевидении. В различных шоу-программах участвует. Взять тот же «Ледниковый период». Плюс работа в Государственной думе. И еще семья, двое маленьких детей. Как удается все успеть? Поделитесь секретом.


— Я с самого детства очень активная. Когда была спортсменкой, мне все говорили, что бурная общественная жизнь помешает выиграть олимпийскую медаль. А я, не жалея времени, старалась всем помочь, участвовала во всевозможных оргмероприятиях. Могла при необходимости переводчиком выступить, организовывать точку коньков, расселение в гостинице, договориться о покупке абонементов. Успевала и тренироваться, и учиться на пятерки. Так что такая вот привычка прагматичного расчета всего своего времени и позволяет мне сегодня успевать делать столько дел сразу.


При этом не очень приветствую всякие там развлечения, не считаю, что они мне нужны для того, чтобы расслабиться. Представьте, я первый раз в ночной клуб зашла в 28. И то подружка затащила: «Хоть посмотришь, что это такое?»


— Но все-таки вы же отдыхаете как-то?


— Сейчас для меня отдых — это время, проведенное с сыновьями. Со старшим ходим на каток. В кино бываем. Ну, а с младшим (ему сейчас 10 месяцев) мы всю ночь вместе. И очень горжусь тем, что до сих пор сохранила грудное вскармливание.


— А с кем мальчики в ваше отсутствие?


 — Вместе со мной в Москву из Санкт-Петербурга переехали мама и сестра. Они мне очень помогают и с детьми, и по дому. Да что помогают, я без них просто никуда. Так спокойно, когда с детьми близкие люди, а не чужая, пусть даже суперквалифицированная няня.


К тому же испокон веков нас, русских, воспитывают бабушки и дедушки. Уверена, именно поэтому наш менталитет так сильно и отличается от западного. Мы более отзывчивы, открыты и общительны.


«Москва в моей жизни всегда много значила»


— А как вы сами перенесли переезд в столицу?


 — Без проблем. Я же еще шесть лет училась в Академии физкультуры и спорта в Москве. Жила в общежитии. И вообще, в Москве бывала очень часто — сборы, соревнования. Если бы не конькобежный центр в Крылатском, не стать мне олимпийской чемпионкой. Там я могла тренироваться хоть круглые сутки, и безо всяких стеснений. Потому как в том виде, в котором я пришла на каток сразу после родов, на глаза к соперникам точно нельзя было бы показываться. Меня и друзья многие сумасшедшей считали.


Так что Москва в моей жизни всегда много значила.


— Муж переехал с вами?


— Нет, он живет между Питером и Москвой. Как, кстати, и у многих депутатов, которые переехали сюда на работу, а жены их остались дома. Потому что там и дети в школу ходят, и своя работа. И вот так взять и переехать, бросив все, очень непросто. Ну, а у нас дети пока маленькие, старший вот только здесь в Москве стал ходить в детский сад. А младший здесь и родился. Так что у нас в семье теперь свой собственный конфликт двух столиц (смеется).


Но мы с детьми часто бываем в Питере. Депутатская неделя, когда все из Москвы разъезжаются в свои регионы, для меня и семейная. Ну и конечно, папа к нам постоянно приезжает.


— Студенческая жизнь вспоминается? Сложно было?


— Нисколько. Спортсмены вообще очень самостоятельные. А конькобежцы особенно. Так сложилось. Вот, например, в фигурном катании, теннисе, хоккее родители очень долго сопровождают своих детей. Некоторые даже становятся личными тренерами, менеджерами, директорами. Колесят с чадами по белу свету. А в таких видах спорта, как наш или легкая атлетика, биатлон, подобного не было. С 8—9 лет я уже ездила по всей России одна на сборы и соревнования. С огромным количеством вещей — велосипед, ролики, сумки. Зачастую никогда родители даже встретить меня не могли на вокзале — работа. И я прекрасно добиралась до дома самостоятельно. Хотя дом находился в 40 км от Санкт-Петербурга.


— Но и родители должны обладать определенной смелостью — вот так легко отпускать ребенка одного…


— В те времена все было, конечно, намного проще. Думаю, сейчас мало кто из мам и пап решится на подобное. Хотя вот старшего сына в Кировске (город, в котором родилась и выросла Светлана и где они с семьей жили до переезда в Москву. — «РД») мы спокойно отпускали гулять одного во двор. И многие родители до сих пор в маленьких городах так делают. Или, например, устанавливают дежурство: кто, в какой день со всеми детьми на площадке гуляет. Я и в нашем московском дворе познакомилась со всеми мамами, обменялась телефонами, и иногда оставляю старшего сына с ними на площадке.


Конечно, это очень печально, что наши дети вынуждены постоянно находиться под присмотром. Из-за этого, думаю, они вырастут менее адаптированными к, скажем так, неблагоприятным внешним условиям. Вот мы росли, и никто за нами так активно не присматривал. Помню, во втором-третьем классах училась во вторую смену. После занятий мы сбивались в группы и с фонариками в темноте шли домой.


А сейчас сразу у двоих моих знакомых проблемы с 13-летними дочками. Обе учатся в элитных школах. И ту и другую привозят и увозят с занятий. В итоге — друзей в классе нет… Да и вообще современные школьники друг с другом почти не общаются.


— А какое у вас самое яркое воспоминание детства?


— У меня их много. Активная общественная деятельность скучать не давала. Я и на скрипке играла, и художественной гимнастикой занималась, и рисованием. К тому же была председателем совета отряда. Соответственно рисовала стенгазеты, пела под гитару, танцевала. Ходила в театральный кружок. Репетиции, спектакли. Мне практически всегда доставались мужские роли — мальчиков не хватало. Но самые яркие воспоминания, конечно же, из спорта. Мы ездили по всей стране, видели безумно красивые места.


А первый выигранный чемпионат города! Я победила в трех из четырех дистанций. Тренера спрашивали, где ты ее нашел? А он: «В деревне». И это была почти правда, потому что я приехала из крошечного городка.


Еще у меня есть особо памятная грамота: «Награждается Светлана Журова, занявшая 3-е место на дистанции 500 метров среди мальчиков». Среди девочек в нашем городе у меня не было соперниц.


— Как же вам удалось с такими частыми разъездами закончить школу на одни пятерки?


 — В то время все школы работали по одной программе. И, приезжая на длительные сборы в какой-либо город, спортсмены прикреплялись к ближайшей школе. И продолжали без перерыва учиться. А мой первый тренер, вывозя ребят на сборы, всегда брал в школе задания. И каждый вечер уроки проверял. Как сейчас помню, как мы по очереди с девчонками заходили к нему в кабинет — стихи рассказывали, правила по русскому и математике разъясняли. Так что и всем родителям, которые боятся за образование своих детей-спортсменов, советую в первую очередь договариваться с тренером. Ну и, наверное, выбирать более простые виды спорта.


И опять же, похвалю свой конькобежный — он дает возможность без особых проблем получить базовое образование. Потому что настоящие, серьезные сборы и соревнования начинаются только лет в 15—16. И до того есть, конечно, и тренировки, и чемпионаты, но не с утра до вечера.


— Думаю, вам везет в жизни на хороших людей. Или, может, вы умеете их с первого взгляда определять?


 — Для меня все люди хорошие. Иногда говорят, посмотри, какой тот-то или тот-то подлый и злой. А я все равно вижу в нем что-нибудь хорошее. И вообще, не люблю долго страдать, расстраиваться или переживать. Максимум — 5 минут. Может, потому, что я так к жизни отношусь легко, у меня так легко все и получается?


— А как родители относились к вашему увлечению спортом?


— Более чем позитивно. Они даже уговаривали меня вернуться к тренировкам, когда я первый раз бросила спорт. Было это по окончании школы-интерната (сейчас такие называются школами олимпийского резерва), когда встал вопрос о том, поступать ли в мединститут или остаться с коньками. Я, как многие тогда, решила бросить тренировки и стала готовиться к поступлению. И ничего тогда не получилось. Хотя прекрасно знала и химию, и биологию. Я поняла, что это знак, и вернулась на лед.


Женщина-президент?


 — Мужские партии в театре. Победы в мужских соревнованиях. Как посмотрю, мужские роли вас прямо-таки преследуют в жизни. Может, вы и президентом станете?


— Ну это вряд ли. В нашей стране вообще женщина-президент — маловероятно. Потому что имено женщины не выбирают женщин, больше доверяя мужчинам-политикам. Это и статистика показывает. А представительниц слабого пола у нас в стране большинство, и как электорат они очень активны.


— А это к сожалению или к счастью?


 — Даже не знаю. Есть страны с очень сильной социальной политикой. Там традиционно у власти много женщин. В Швеции, например, где даже законодательно закреплено, что в парламенте представительниц слабого пола должно быть не менее половины. У них, кстати, в здании парламента есть детский сад.
Мне уже неоднократно задавали вопрос, возможно ли такое у нас?


Я думаю, нет. Такой уж у нас менталитет. И многие уверены, что женщина должна однозначно решить: или госслужба/работа или семья. Я вот когда готовилась стать мамой во второй раз, наткнулась в Интернете на статью одной женщины — юриста. Она поделилась опытом, как ей удалось организовать уход за новорожденным ребенком без ущерба для своей работы. Так как же ее другие посетительницы форума заклевали! Они говорили, что она «волчица, ехидна, бросает этого несчастного ребенка» и «не надо нам рассказывать, мы-то знаем…»


— Что, и вам такое говорят?


— В глаза, конечно, нет. А вот за спиной наверняка осуждают.


«Важно научить своих детей принимать решения»


— Знаете, читая рассказы мам в Интернете и слушая их в жизни, я поняла, что у меня очень спокойные дети, — рассуждает Светлана. — Они не капризные, соблюдают режим, слушаются. Нам вместе очень комфортно. Я часто езжу со старшим сыном на поезде в Питер вдвоем. За 5 часов пути, бывает, нужно и отойти куда-нибудь. Так он у меня совершенно спокойно и с проводницей может посидеть какое-то время. Потому что с рождения привык, что рядом с ним не только мама, но и другие люди.


— А чему самому главному родители должны научить детей?


— Я думаю, самостоятельности, и главное — отвечать за последствия. А сделать это ой как непросто, ведь контроль тоже очень важен. В идеале это должно выглядеть так — ребенок уверен, что принял решение сам, тогда как на самом деле это вы его к нему подвели.


И, конечно, родители своей жизнью и своим поведением должны подавать пример детям. А то говорят: «Не кури!» А сами дымят еще у детской коляски.


«На Олимпиаде командный дух совершенно особый»


— Скажите, а чем Олимпиада отличается от обычных соревнований? Ведь список спортсменов вроде тот же…


— Ну, во-первых, непредсказуемостью. Знаю массу примеров, когда именитые спортсмены проигрывали новичкам. А на ежегодных чемпионатах очень легко предсказать, кто станет победителем.


Во-вторых, командный дух совершенно особый. Потому что именно на Олимпиаде все спортсмены следят за результатами друг друга. Тогда как в обычное время, например, мы конькобежцы могли и не знать, когда там у биатлонистов чемпионат.


В-третьих, представляется уникальная возможность увидеть именитых спортсменов со всего мира. Я помню, когда впервые приехала на Игры, у меня была цель — обязательно сфотографироваться со всеми знаменитостями спорта. Мне это удалось.


— С какого возраста вы стали мечтать об олимпийском «золоте»?


 — С самого начала, как только пришла на каток. То есть в 9 лет. Я тогда дяде родному пообещала, что обязательно стану олимпийской чемпионкой. И потом, когда в Турине заняла первое место, дала интервью в прямом эфире «Маяка». И моя тетя (его жена) дозвонилась на радио и напомнила о состоявшемся обещании. Было очень трогательно.


— Скажите, а как вы себя чувствуете, став такой известной? Изменился ли характер?


— Я с самой юности боялась заболеть звездной болезнью. У меня даже был комплекс по этому поводу — я переживала, что все будут думать обо мне: «Зазвездилась!» Поэтому я всегда следила за тем, чтобы со всеми здороваться, общаться, дружить. И если бы про меня кто-нибудь сказал: «О, зазналась», я бы, наверное, умерла. А однажды один человек мне сказал: «Вот выиграешь олимпийскую медаль — точно изменишься». Но я какая была, такая и осталась.


— Говорят, на Олимпиаде нужно быть очень внимательным и не оставлять без присмотра стаканы с напитками, коньки…


— Да, это так. И не только на Олимпиаде, но и на любых крупных соревнованиях.


— А вы в Ванкувер поедете?


— Да, я специально взяла отпуск и полечу туда на 5 дней, поболеть за наших. Кстати, впервые так надолго оставляю младшего. Что интересно, ровно 4 года назад в таком же возрасте оставляла старшего сына, уезжая в Турин на Игры. Вот так вот все у меня повторяется.