Архив

Раскрась сам

Как расцветают красками знаменитые киношедевры

Когда в 1988 году американский медиамагнат Тед Тернер «раскрасил» знаменитый фильм «Касабланка» с Хамфри Богартом в главной роли, американские киноведы подвергли его резкой критике, а сын Богарта Стивен даже заметил: «Если придали цвет фильму „Касабланка“, то, может быть, нужно и вернуть руки Венере Милосской?»

17 февраля 2010 20:10
3031
0
В процессе цветоустановки было разработано около 300 оттенков различных цветов, охватывающих практически все сцены легендарного фильма.

Когда в 1988 году американский медиамагнат Тед Тернер «раскрасил» знаменитый фильм «Касабланка» с Хамфри Богартом в главной роли, американские киноведы подвергли его резкой критике, а сын Богарта Стивен даже заметил: «Если придали цвет фильму „Касабланка“, то, может быть, нужно и вернуть руки Венере Милосской?» В России тоже открылась активная дискуссия вокруг цветных вариантов эпопеи «Семнадцать мгновений весны», фильмов «В бой идут одни «старики», «Золушка», «Волга-Волга».
«МК-Бульвар» изучил сложный кинопроцесс.


В погоне за цветом


Процесс колоризации был изобретен канадцами Уилсоном Марклом и Брайаном Хантом и впервые применен в 1970 году, чтобы раскрасить черно-белые видеокадры Луны, снятые космической миссией «Аполлон». В 1983 году с основанием Марклом компании Colorization Inc. это слово прочно вошло в обиход, а в 1991 году технология была наконец-то запатентована.


Колоризация — процесс сложный и очень кропотливый. Несмотря на то что работа выполняется на компьютере, можно сказать, что делается она практически вручную.


Прежде чем взяться за «раскрашивание» черно-белого фильма, нужно для начала получить его очень качественную копию. Ведь практически все фильмы, подвергающиеся колоризации, очень старые, и пленка их находится уже далеко не в лучшем виде. Так что сначала фильм восстанавливают, тщательно проверяя каждый кадр, а уже затем расцвечивают.


Процесс начинается с того, что для каждого кадра формируется цветовая маска, цвета в которой могут распределяться, например, по направлению движения объекта или уровню серого. Маска каждого предыдущего кадра используется как основа для маски кадра следующего. В итоге черно-белая основа сливается с информацией о цвете — и на выходе получается колоризованный фильм.


Бум колоризации начался в Америке в 1980-х годах, когда в эпоху развития цветного кино голливудские продюсеры решили привлечь внимание к черно-белым лентам. Ярым сторонником колоризации стал глава CNN Тед Тернер, опубликовавший список из сотни старых голливудских фильмов, которые, по его мнению, следовало бы перевести в цвет. В итоге раскрашиванию подверглись такие классические произведения мирового кинематографа, как «Касабланка», «Мальтийский сокол», «Кинг Конг», «Джекил и Хайд». Оппонентом Тернера стал режиссер Вуди Аллен. «Изменить подобным образом чью-то работу без какого-либо на это разрешения — это показать презрение к кино, режиссеру и общественности», — заявил режиссер, хотя и заметил, что если сам автор не против подобного вмешательства, то лишних вопросов возникать не должно. Режиссер Джо Данте был более категоричен: «Черный и белый цвет — это форма искусства кино 1940-х годов. Меняя цвет фильма, мы фальсифицируем историю». Видя, как разозлились критики, Тед Тернер решил подлить еще масла в огонь и как-то невзначай заявил прессе, что неплохо было бы раскрасить легендарный фильм Орсона Уэллса «Гражданин Кейн». Когда эти слова дошли до самого режиссера, то он за две недели до своей смерти в 1985 году успел предупредить кинопродюсера Генри Джеглома: «Не позволяйте Теду Тернеру лезть в мою картину с его цветными карандашами». Позже Тернер признался, что не собирался раскрашивать «Гражданина Кейна», а сказал это, чтобы еще больше раздразнить противников колоризации.


«В бой идут одни «старики»


Свой знаменитый фильм «В бой идут одни «старики» режиссер Леонид Быков хотел снимать в цвете с самого начала, но лежавшую на Киностудии Довженко цветную пленку выдавали только на соцреалистические фильмы. Быкову сказали прямо: «Будешь снимать под заказ фильм о трактористах — дадим пленку». А вот от фильма о войне, да еще и с песнями, худсовет отказался наотрез. Это было в 1973 году. А в 2009-м фильм все-таки стал цветным.


Художники-колористы, работавшие над фильмом, главную задачу для себя сформулировали так: «Не свалиться в Голливуд». В конечном итоге фильм должен был выглядеть так, будто он снят на цветную пленку 1970-х годов. Группа консультантов, помогавшая в работе над колоризацией фильма, состояла из военных летчиков, специалистов по военно-историческим костюмам, специалистов по наградам, операторам, а также актеров, снимавшихся в фильме.


«Мы не могли творчество Леонида Быкова трогать руками, — рассказывает режиссер колоризации Игорь Лопатенок. — Трогать цвет, который на пленке отсутствует. Нужно было понимать саму картину, самого создателя. Колористы за мониторами не снимают кино — они работают с цветом». Подбирая цвета, специалисты узнали много нового об истории самого фильма. Выяснилось, что пять абсолютно разных истребителей в картине изображает один самолет «Як−18», а в роли немецкого «мессершмитта» выступает и вовсе чешский летательный аппарат. Ордена Славы 1941 и 1943 года имеют абсолютно разные оттенки серого цвета — мелочь, невидимая глазу обычного зрителя, но важная для художников.


Окантовка звездочек, которые рисовали летчики за сбитые самолеты, должна была быть красного цвета. Но компьютерная программа, определяющая цвета, никак не позволяет поставить цвет, отсутствующий на пленке. И окантовка в результате оказалась желтой, такой, как ее и снимал Леонид Быков. «Так что задачу не уйти в Голливуд мы выполнили. Это ведь наше кино, и все цвета в фильме — родные, — говорит Игорь Лопатенок. — Проверены цвета волос и цвета глаз всех актеров».


«Семнадцать мгновений весны»


Идея раскрасить культовые «Семнадцать мгновений весны» пришла продюсеру Александру Любимову. За разрешением он обратился к создателю картины — режиссеру Татьяне Лиозновой. «На первой же встрече с Татьяной Михайловной я объяснил ей свои мотивы. „Семнадцать мгновений“ — национальное достояние. И премьера цветной версии — открытие картины для тех, кто знает Штирлица из анекдотов и диджейских треков с темой фильма, но никогда не прикасался к этому продукту, потому что фильм выглядит несовременно». Главное же, по мнению продюсера, было не в колоризации фильма, а в полной реставрации ленты. «Семнадцать мгновений» сканировали, перевели картинку в современное качество, полностью очистили от полос, волосков, царапин, довели звук, колоризировали кадр за кадром и получили абсолютно современный сериал.


«Если бы перед нами стояла задача просто сделать фильм цветным, он скорее всего превратился бы в мульт-фильм «Белоснежка и семь гномов», — пошутил Александр Любимов. Работа велась в течение трех лет, в ней принимали участие около 600 специалистов из разных стран. В цветах создатели старались передать эпоху 1930—1940-х годов, когда царили приглушенные тона арт-деко. У каждой сцены было несколько вариантов — выбирали, как показывать Швейцарию, Альпы, рейхсканцелярию, особняки. Для выбора правильных цветов военной формы, медалей, орденов, машин и многих других сотен предметов, появлявшихся в кадре, была изучена специализированная литература, приглашены консультанты-историки. Цвет переносился на кадры двумя способами: использовалась раскраска масок и перенос участков образцов на движущиеся кадры.


Когда отсканировали эталонную пленку, стало видно, что почти 20% изображения зрители не видели — оно уходило за границы телеэкранов. При оцифровке пришлось поработать и со звуком. В оригинальной версии фильма мало шумов и эффектов. Теперь же можно слышать, как шелестит плащ или скрипит калитка.


«Золушка» и «Волга-Волга»


С кинофильмом Михаила Шапиро и Надежды Кошеверовой «Золушка» ситуация была критичная: негатив был поврежден настолько, что некоторые кадры практически отсутствовали. В сценах бала во дворце короля у гостей пропадали то бок, то голова. После оцифровки пленки реставраторам пришлось копировать потерянные части из других кадров и внедрять их в поврежденные фрагменты фильма. Только эта работа заняла около четырех месяцев.


После перевода «Золушки» в «цифру» приступили к наполнению ее красками. Цвета для декораций и предметов интерьера, а также платьев и камзолов подбирали в соответствии с эскизами художника Николая Акимова. Сами костюмы из «Золушки» на «Ленфильме» не сохранились. Последняя реликвия — парадное платье героини — и та пропала вместе с хрустальными туфельками. Совместными усилиями российские и американские реставраторы кино обработали 120 тысяч кадров. Работа отняла больше года, а все труды обошлись в сумму свыше миллиона долларов.


Самый свежий труд колористов — комедия Григория Александрова «Волга-Волга». Последний раз пленку реставрировали 50 лет назад, и в наше время она оказалась уже непригодной для показа по телевидению. В результате после оцифровки и колоризации (над фильмом работала отечественная компания «Формула цвета» в содружестве с американцами из Granding Dimension Pictures) «Волга-Волга» выглядит так, как будто «машина времени» перенесла в 1936 год современную кинотехнику.


Некоторые проблемы по поиску цветов той эпохи решались с ходу. Проще всего было с милицейской формой — ее четкий архив по годам и званиям имеется в архиве МВД. Легко было работать и с объектами, которые сохранились в первозданном виде до наших дней — например, Северный речной вокзал в Москве или шлюзовые ворота на канале. В других же случаях пришлось провести почти детективную работу по поиску цвета. Например, цвет куполов в городе Камышине, где снималось немало сцен в вымышленном городе Мелководске, неоднократно менялся. Но в итоге «Волга-Волга» все же полноводно перетекла в цветной вариант.


На достигнутом колоризаторы обещают не останавливаться. Следующими картинами, которые покажут зрителям в обновленном варианте, станут классические ленты «Веселые ребята» и «Подкидыш».


***


Кстати


Одним из первых примеров колоризации в советском кинематографе стал «Броненосец Потемкин» (1925). Режиссер Сергей Эйзенштейн вручную раскрасил флаг, поднимаемый в финальных кадрах на флагштоке броненосца, в красный цвет.


Благодаря раскрашенной «Волге-Волге» зрители наконец увидели, как выглядела Любовь Орлова: у актрисы были не платиновые, а соломенные волосы и голубые, с оттенком серого глаза.


Бюджет колоризации картины «В бой идут одни «старики» составил более полумиллиона долларов — то есть пять с половиной тысяч за минуту фильма. Самая трудоемкая работа велась в Индии, а высокотехнологичная часть — на киностудии Legend Films в США.


Вся работа по колоризации «Семнадцати мгновений весны» велась с разрешения и при непосредственном участии режиссера картины Татьяны Лиозновой. На перевод в цвет многосерийного фильма ушло три года.


Костюмы героев «Золушки» раскрашивали в соответствии с цветными эскизами к фильму художника Николая Акимова. Их нашли в Санкт-Петербургской театральной библиотеке. А вот сами костюмы из картины на «Ленфильме» не сохранились.


Раскрашенный фильм «Касабланка» в Голливуде подвергся резкой критике. Мультфильму «Looney Tunes» повезло больше.