Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Вера Брежнева:

«Мужчины не совершали ради меня никаких безумств»

Елена Грибкова
29 апреля 2008 17:59
1299
0

Об умении увидеть и не упустить свой шанс «МК-Бульвар» и поговорил с бывшей солисткой «ВИА Гры», а ныне ведущей программы «Магия десяти». А встреча наша состоялась в Киеве, любимом городе Веры.

Она настоящее воплощение американской мечты: нескладная девочка из бедной многодетной провинциальной семьи становится красавицей, случайно получает приглашение в известную поп-группу, меняет сочную фамилию Галушка (друзья до сих пор называют ее «галушечкой») на более звучный псевдоним и становится богатой и знаменитой. Об умении увидеть и не упустить свой шанс «МК-Бульвар» и поговорил с бывшей солисткой «ВИА Гры», а ныне ведущей программы «Магия десяти». А встреча наша состоялась в Киеве, любимом городе Веры.

— Вера, сейчас вы ведете программу, в которой играют на деньги. А насколько вы сами в реальной жизни авантюрны и склонны к провокациям?

— Некая двусмысленность каких-то ситуаций мне нравится. Иногда приятно наблюдать, когда люди ведут себя вот так провокационно, нестандартно. То есть когда внешне все вроде вполне невинно выглядит, но за этим фасадом явно скрыт гораздо более глубокий смысл… Лично я редко склонна к провокациям, так как человек спокойный и мирный. Но иногда меня можно спровоцировать на бурные реакции.

— Да, помню, как в одном из интервью на вопрос, почему вы до сих пор не в украинской Раде, вы ответили, что у вас обостренное чувство справедливости, поэтому за ваши выступления там вам сразу косу оторвут. Не передумали, кстати, насчет политики?

— Нет. (Смеется.) Я, конечно, слежу за новостями, но в принципе абсолютно аполитичный человек. И у меня нет никакого желания туда выдвигаться. Знаете, люди из мира искусства должны быть в искусстве.

— Тем не менее вы участвуете в общественной жизни, занимаетесь благотворительностью и полтора года назад создали тут в Киеве свой фонд «Луч Веры» для детишек, больных лейкемией, и мало кто об этом знает…

— А я не считаю нужным кричать об этом на каждом углу. В фонд привлекаются только те люди, которые действительно хотят помочь.

— Обычно, когда девушки покидают свои музыкальные группы, они уходят в сольную карьеру, вы же вдруг выбрали телевидение. Отчего так произошло?

— Я в каком-то смысле фаталист, верю в то, что нами в любом случае руководят свыше. Видимо, то, что должно произойти, оно и произошло. Я не мечтала стать телеведущей, скорее это воля случая. Просто предоставился шанс, которым я воспользовалась. Когда-то так было и с «ВИА Грой» — я как в омут окунулась в эту неизвестную для меня жизнь. А покинув ее, я ведь ушла в никуда. Оставила шоу-бизнес, находилась здесь, в Киеве, занималась своими делами… Поступали какие-то приглашения от разных каналов, но я отказывалась, чувствовала, что пока не мое это. А вот идея этой игры мне сразу пришлась по душе, и я без всяких колебаний согласилась.

— В данном формате, на ваш взгляд, от ведущей требуется в первую очередь быть проницательной и находчивой?

— Естественно. И еще очень важна открытость при общении с людьми. Они ведь приходят на программу самые обычные, со своими натуральными, непосредственными эмоциями, и ты помогаешь, чтобы они не ощущали себя не в своей тарелке.

— Когда вы были маленькой, ваша многодетная семья испытывала нужду, а теперь вы вполне обеспечены и ведете шоу о деньгах, следовательно, я не могу не спросить вас о них. Со стороны кажется, что деньги к вам приходят легко и так же легко вы с ними расстаетесь, или я ошибаюсь?

— Нет, не ошибаетесь. Я не складываю копеечку к копеечке, подобно кроту из мультфильма «Дюймовочка», при том что умею и копить, и экономить. Я знаю цену деньгам. Но если вижу, что кому-то эти деньги необходимы и какая-то вещь требуется срочно, я без малейших сожалений расстаюсь с финансами. Плюс ко всему я не помешана на собственном внешнем виде и не гоняюсь за последними новинками известных дизайнеров. Моя ежедневная одежда — удобные джинсы, рубашки, которые могу носить с удовольствием лет по пять, и все это время они, к слову, не выходят из моды… Поэтому и баснословных сумм на одежду я не трачу. Хотя порой во мне просыпается женщина, и я иду в магазин с целью купить что-нибудь красивое, улучшив тем самым себе настроение. Но такое случается, откровенно говоря, совсем нечасто. Я точно не шопоголик. И индивидуалистка. Иной раз даже специально не покупаю что-то суперпопулярное, будучи уверена, что в этом будет ходить пол-Москвы и Киева.

— Видимо, восьмилетняя дочка Соня — существенная статья ваших расходов…

— Ничего подобного. Я ее стараюсь не баловать. В лицей она ходит в форме, и наряжаться ей некогда, ведь помимо основной она посещает и языковую школу, где изучает английский, немецкий, французский. Она явный гуманитарий, хотя проблем с математикой у нее нет. Соня очень артистичная… Все называют ее моим маленьким клоном… (Улыбается.)

— Какие таланты в ней еще проявляются?

— Пока она лишь только познает окружающий мир и находит себя в общении с людьми. И больше всего меня радует ее непосредственность. Потому как сегодня появилось вокруг так много людей, причем и детей в том числе, которые вечно что-то из себя строят. А она — натуральный ребенок. Не стесняется проявлять себя, может кому-то что-то сказать откровенно. Например, просит меня пойти купить куклу, на что я ей отвечаю, что у меня нет денег, тогда она быстро находится, поворачивается к человеку, который рядом сидит, и спрашивает: «А у тебя есть деньги? Пойдем, ты мне купишь подарок, а мама потом отдаст!» (Смеется.) Она Овен, умеет настаивать на своем. При этом очень чувствительная, умеет чутко улавливать мое настроение, и если оно не очень — расстраивается. А уж если увидит, что я плачу, — тут же заплачет вместе со мной. Поэтому стараюсь держаться и не выказывать при ней слабину. Да и при сестрах, родителях тоже стараюсь не раскисать. В слезах они, быть может, видели меня раз в пять лет. Я предпочитаю переживать какие-то свои проблемы в одиночестве. Или могу позволить себе поплакать на плече у мужчины: женщина может быть слабой…

— Такой мужчина имеется?

— Да. Мое сердце занято. Но я очень дорожу этой любовью и не хочу говорить о ней всуе.

— Тогда ответьте, без каких черт характера вы не представляете себе своего мужчину?

— Ценю в мужчине смелость. Храбрость — это уже очень много. Мужчин, наделенных этим достоинством, — единицы. Есть настырные, чрезмерно уверенные в себе, но к благородной смелости это не имеет совсем никакого отношения. Потом, конечно, важно чувство юмора, честность… Но эти качества нередко приобретают. А вот мужество либо есть, либо нет.

— Вы производите впечатление девушки, ни разу не влюблявшейся безответно, или я заблуждаюсь?

— На самом деле я так влюблялась, но ненадолго и редко. Я же вообще не слишком влюбчивая, чтобы так — раз, увидела и загорелась. У меня этот процесс обычно длительный, мне надо человека узнать получше…

— Можете рассказать о самом сумасшедшем поступке, совершенном ради вас мужчиной?

— Да не совершали ради меня никаких безумств. Может быть, я не провоцировала на это… Мужчины ведь часто творят чудеса с целью «зацепить», а когда и так все складывается гармонично, то зачем…

— Жизнь вас так воспитала, что вы умеете и борщ сварить, и гвоздь забить, и наверняка великолепная хозяйка…

— Одно дело — уметь что-то делать, и совсем другое — хотеть это делать. В принципе, мне приятны домашние хлопоты, но только если я не уставшая. А так лучше ребенку сказку почитаю… Слава богу, что сейчас у меня есть возможность иметь помощницу по хозяйству.

— Свою семью вы планируете тоже многочисленной?

— Еще двоих хочу родить.

— Судя по всему, о вашей свадьбе общественность не узнает, и вы не будете с мужем красоваться на обложках журналов…

— Нет, ни в коем случае. И о беременности если узнают, то только подкараулив меня где-нибудь с огромным животом. А так — это только моя, личная территория.

— Вы в детстве, в родном Днепродзержинске, мечтали об артистической славе?

— Я занималась в театре юного зрителя, грезила именно о профессии актрисы, а не певицы или танцовщицы. Вроде бы никаких семейных предпосылок у меня к этому не было — папа и мама работали на металлургическом комбинате, и к актерскому ремеслу оба не имели никакого отношения. Но мне всегда было легко перевоплощаться в чужие образы, копировать других людей, тем самым развлекая окружающих… Мне это все нравилось. Смешить, радовать… И в нашей группе, в ТЮЗе, я была на хорошем счету, режиссер меня неизменно хвалила. Я тогда так хотела играть, что умоляла нашу руководительницу ставить меня сразу в два состава спектакля. Сил и энергии хватало. До этого же я еще пробовала себя и в художественной гимнастике, и в гандболе, и в баскетболе, и в бальных танцах.

— Учились при этом хорошо?

— Да, пока не начала работать и пропускать уроки. А работать я начала рано, лет с одиннадцати — в парке собирала листву граблями, полола лужайки и получала за этот труд деньги. Они тогда были необходимы.

— Полагаю, что по этой же причине вы поступили в транспортный институт, а не в театральный…

— Возможно, вы правы. Когда материальные трудности загоняют в тупик, вы ни о чем другом не в состоянии думать. Друзья нашей семьи работали в театре, и я видела, что на эту зарплату не смогу прокормить нашу семью. Надо было искать что-то более основательное. И прагматичность характера тут, видимо, взяла свое. Я все-таки достаточно приземленный человек, мне нужно быть уверенной в завтрашнем дне, я должна иметь свое жилище, определенный достаток, то есть необходимый минимум. А потом уже можно исполнять какие-то капризы…

— Например, купить «Ягуар», что вы сделали несколько лет назад…

— Это, правда, было давно. Сейчас у меня уже «Кадиллак». Но этими покупками я ничего себе не доказывала. У меня есть дочь, и я обязана заботиться о ее будущем. Причем сама.

— К двадцати шести годам вы многого добились, и если ваша старшая сестра Галина замужем за греком и живет в Греции, то родителей и двух младших сестер-двойняшек — Настю и Вику — вы перевезли наконец в Киев…

— Да, я влюбилась в этот город с первого взгляда, переехала сюда, начав работать в «ВИА Гре». У меня многое связано с Киевом. Мне здесь хорошо, и так как наша семья очень сплоченная, я перетащила всех сюда.

— Только если Настя вышла замуж и осталась в Киеве, то Вика, выйдя замуж за Александра Цекало, уже переехала в Москву…

— С Александром я дружу давно, но при этом не имела совершенно никакого отношения к его знакомству с сестрой. Саша очень хороший человек, и я рада, что он вошел в нашу большую, дружную семью.

— Теперь вы одна среди сестер остались не замужем… Кроме того, с незаконченным высшим образованием… Собираетесь продолжить учебу уже в театральном вузе?

— Нет, я пока занимаюсь самообразованием. Или конкретными вещами, которые мне необходимы для работы. Допустим, техникой речи. Благо есть высококлассные специалисты, которые могут преподавать приватно, в удобное для тебя время.

— В кино вас зовут?

— Да, но пока размышляю над предложениями. Не исключено, что себя попробую и в этой области.

— А в мир бизнеса не рискуете податься?

— Если стану бизнес-леди, то буду гораздо жестче, а мне бы этого не хотелось.

— А что в ближайших планах: выпуск нового, сольного диска или, может быть, мемуары? Сейчас многие пишут о шоу-бизнесе…

— Я только приветствую, когда талантливый человек талантлив во всем, но считаю, что не стоит так разбрасываться, лучше сконцентрироваться на чем-то одном. И благо, у меня есть время, чтобы остановиться и определить, чем я буду заниматься в дальнейшем.

— Пять лет, работая в «ВИА Гре», вы были объектом желания многих мужчин страны. В связи с этим не было каких-то опасных ситуаций?

— К счастью, наши продюсеры Константин Меладзе и Дмитрий Костюк обеспечили нас надежной охраной, и мы ничего не боялись. И я вам скажу, что мы были объектом повышенного внимания не только мужчин, но и женщин. И мне внимание женщин было гораздо ценнее. Женщины ведь, как правило, воспринимают другую как соперницу, иной раз даже подсознательно. И вот когда женщины тебя, несмотря на то, что ты популярна, хороша собой, воспринимают с симпатией, хотят на тебя равняться — это настоящий кайф! Для меня лучшая похвала — комплимент, звучащий из уст женщины.

— Есть ощущение, что вы совсем не звездная девушка и как-то даже не пользуетесь своей известностью…

— Да, вот сейчас, когда ехала на встречу с вами, не воспользовалась ею при парковке… Не знаю, как это прозвучит, но я считаю себя обычным, нормальным человеком. Конечно, приятно, когда в заполненном ресторане говорят: «Для вас мы столик найдем». Но что-то требовать, ссылаясь на свой статус, — это не по мне.