Архив

Сами мы не местные

Бенисио Дель Торо и Хьюго Уивинг признались России в любви

Бенисио Дель Торо встал в семь утра, чтобы в одиночестве погулять на Красной площади. Хьюго Уивинг попросил перенести на пару дней дату своего отлета, чтобы успеть в Третьяковку. Почти все голливудские звезды тепло отзываются о Москве, но такого рвения еще никто не проявлял.

10 февраля 2010 18:33
2441
0

Бенисио Дель Торо встал в семь утра, чтобы в одиночестве погулять на Красной площади. Хьюго Уивинг попросил перенести на пару дней дату своего отлета, чтобы успеть в Третьяковку. Почти все голливудские звезды тепло отзываются о Москве, но такого рвения еще никто не проявлял.
«МК-Бульвару» было даже неудобно отрывать актеров от погружения в Россию. Но Бенисио и Хьюго все же нашли время побеседовать с нами.


— Ваш новый фильм «Человек-волк» рассказывает про оборотней. А вы сами в них верите?


Бенисио Дель Торо:
В какой-то степени. Хотя я вырос на Карибах и в детстве боялся скорее монстра из морской бездны, нежели оборотней, франкенштейнов и тому подобных. Они все-таки ближе к северной культуре, а на Карибах всегда плюс сорок. А еще я в детстве боялся темноты. Такой, когда вообще ничего не видно. Но, впрочем, и сейчас меня пугают некоторые неизвестные вещи.


Хьюго Уивинг: А я в оборотней не верю. Но в то же время в детстве я очень боялся волков. Во сне меня постоянно преследовал кошмар. Я слышал стук в дверь, открывал ее, а там стоял мой отец. Я обнимал его, а он превращался в волка. Я в ужасе убегал от него, а он за мной гнался по всему дому. И когда я оказывался запертым в углу, он подходил ко мне и снова превращался в отца. А когда я обнимал его снова, он опять становился волком… Ужас. Этот сон преследовал меня несколько лет. И интересно, что сейчас в этом фильме про оборотней затронута та же тема отношений отца и сына.


— А сейчас вы боитесь волков?


Хьюго:
Нет. (Смеется.) Они кажутся мне очень красивыми животными.


— Но есть что-то, что пугает вас сейчас?


Бенисио:
Да. Землетрясения.


Хьюго: Я боюсь людей. Не всех, конечно. Но некоторых.


— Хьюго, а когда ваши дети боялись чего-то в детстве, как вы их успокаивали?


— Наверное, как любой отец. Они, как многие дети, боялись темноты, и я приходил, ложился рядом с ними, говорил, успокаивал, пока они не засыпали.


— Они смотрят ваши фильмы?


Хьюго:
Они многое смотрели. Но есть фильмы, которые не стали. Например, в картине «Маленькая рыбка» я играл героинозависимого персонажа, который в конце фильма умирает. И моя дочь не захотела смотреть этот фильм, потому что ей не хотелось видеть меня в такой роли.


— А они хотят пойти по вашим стопам?


Хьюго:
Мой сын поступил в ту же школу драматического искусства, которую я закончил. Два дня назад.


— О, поздравляю! А вы будете давать ему какие-нибудь советы относительно актерской работы?


Хьюго:
Если попросит — конечно. Но я уверен, что он должен будет сам понять, что хочет от жизни. Я не буду навязывать ему свое мнение.


— Бенисио, а кого было сложнее играть — человека или волка?


Бенисио:
Человека, конечно, всегда сложнее. Нужно понять, что это за персонаж, откуда он пришел и как будет развиваться дальше. А играя волка, нужно лишь стараться не выглядеть глупо.


С гримом приходится немного переигрывать, и это как раз вызывает опасение, что ты можешь выглядеть смешно.


— Нанесение грима занимало у вас по три часа в день…


Бенисио:
Да, но это было не так страшно, как его снятие, на которое уходило еще два часа. А впервые увидев себя в гриме, я вообще сказал спасибо дизайнеру Рику Бэйкеру: наконец я понял, что действительно очень похож на свою собаку. Или наоборот. (Смеется.)


— А чем вы занимались во время этого длительного процесса?


Бенисио:
Когда снимали — помогал им как мог, чтобы было побыстрее. А когда накладывали — слушал музыку.


— Поспать не удавалось?


Бенисио:
Да, порой засыпал. Дело в том, что это происходило в несколько этапов, на последнем из которых мне прикрепляли волоски маленькими порциями. В этот момент нужно было лежать на спине, и вот тогда-то я и начинал дремать.


— Вы не изучали для роли повадки волка?


Бенисио:
Я изучал повадки моих собак. У меня их две: сенбернар и австралийская овчарка. За сенбернаром легко подсматривать, потому что он всегда такой спокойный, задумчивый. Овчарка же бегает, резвится, за ней так и не подсмотришь. Но, конечно, я изучил и повадки волков. И выяснил, что они довольно активно используют свой язык. И у меня была пара кадров, где я также использовал язык. И мне кажется, этим я слегка напугал режиссера. (Смеется.)


— Вам пришлось как-то специально тренироваться для роли в картине?


Хьюго:
Нет. Хотя пришлось ездить верхом. Многие сомневались, получится ли у меня это. Но у меня получилось.


— Вы впервые ездили верхом?


Хьюго:
Нет. Я часто катался на лошадях в детстве. И это мне помогло в исполнении некоторых трюков для этой картины.


Бенисио: Я тоже никак не готовился. Дело в том, что ношение костюма волка можно было назвать своего рода тренировкой: когда я в день переодевался раз по пять-шесть и в конце дня его снимал, с меня сходило по семь потов. А так я веду активный образ жизни, особенно сейчас, когда становлюсь старше.


Хьюго: Я тоже. Недавно стал заниматься йогой, потому что начал скрипеть, как старый шкаф. (Смеется.)


— И это все?


Хьюго:
Я слежу за своим питанием. И много гуляю. Дело в том, что я не вожу машину (у Хьюго эпилепсия, и, зная об этом диагнозе, он даже не стал получать права. — «МКБ») и везде хожу пешком.


— Бенисио, для роли в фильме «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» вам пришлось набрать 18 килограммов. Для роли Че Гевары в картине «Че», наоборот, сбросить 16 килограммов. Видимо, вы готовы на любые «подвиги» ради фильма…


Бенисио:
Толстеть я больше не буду никогда! Да, я этим грешил, но теперь не готов, хотя, конечно, какими-то вещами ради роли порой жертвовать приходится. Хотя и жертвой это назвать нельзя, просто самодисциплина. Но, повторю, толстеть больше не буду. Только если захочу сделать это для себя лично. А вот худеть можно. Потому что это положительно отражается на здоровье. Но если делать это правильно.


— А как правильно?


Бенисио:
Физические упражнения и правильное питание. Вот и все.


— Ваш доктор Гонзо из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» — один из самых любимых персонажей среди российских зрителей…


Бенисио:
Правда? Здорово! Когда фильм вышел в США, его, мягко говоря, приняли не очень. Позже, конечно, у него появились свои поклонники, но я даже не ожидал, что картина понравится здесь. Мне это очень приятно, потому что я люблю этого персонажа.


— Хьюго, в вашей фильмографии тоже есть культовый персонаж — агент Смит из «Матрицы». Скажите честно, вам еще не надоели вопросы про него?


Хьюго:
Нет. И это честно. (Смеется.)


— А вы сами считаете роль в этой трилогии одной из важных в вашей карьере? Ведь она прославила вас на весь мир.


Хьюго:
Я думаю, это так и есть. Но в моей жизни были роли, которые значат для меня гораздо больше. В которые я вложил больше себя, своей души и сил. Но, безусловно, агент Смит сильно повлиял на мою карьеру и много чего мне дал. К тому же мне было безумно приятно поработать с братьями Вачовски.


— Бенисио, ваша жизнь изменилась после того, как вы получили «Оскар» за роль в фильме «Траффик»?


Бенисио:
Исключительно в отношении бизнеса. Хотя также и в отношении семьи к моей работе. До тех пор, пока я не получил «Оскар», они думали, будто я занимаюсь какой-то ерундой. А после они наконец успокоились и смирились с тем, что я актер. Ну и еще, конечно, прибавилось внимание прессы. В том числе и негативное. (Смеется.) Дело в том, что даже номинация на «Оскар» меняет отношение людей к тебе и помогает в твоей дальнейшей карьере.


— А на гонорарах это отразилось?


Бенисио:
Да. Я же говорю, только бизнес, ничего личного. (Смеется.) Но если серьезно, то есть фильмы, которые ты продолжаешь делать исключительно ради любви к искусству. «Че», например, не принес мне ни доллара. Каждый фильм для меня по-прежнему очень важен, и премия не изменила моего отношения к работе. По крайней мере я надеюсь на это. (Улыбается.)


— Хьюго, в конце этого года в вашей родной Австралии вы будете играть в пьесе Чехова «Дядя Ваня». А вам не хотелось бы здесь посмотреть этот спектакль?


Хьюго:
Очень хотелось бы. Я уже ходил на «Дядю Ваню», когда российская труппа из Санкт-Петербурга приезжала с гастролями в Австралию. Но, посмотрев вчера другую пьесу Чехова — «Чайка», я думаю, что научился гораздо большему, чем в тот раз. Потому что это произошло именно в России, в Москве.


— А вам хотелось бы сняться в русском фильме?


Хьюго:
Да, но меня никто не пригласит, потому что я не знаю русского языка. Жалко, потому что я очень люблю российское кино.


Бенисио: Я тоже. Оно в свое время оказало на меня громадное влияние.


— Какие-то конкретные фильмы?


Бенисио:
Мне нравится Сокуров и его фильм, который он снял про японского императора Хирохито, — «Солнце». Мне нравится «Мать и сын». Его документальные ленты, например «Духовные голоса» о российской армии в Афганистане. Мне нравится фильм «Человек с киноаппаратом» (картина Дзиги Вертова 1929 года. — «МКБ»). Эйзенштейн. Наш фильм «Че» чем-то похож на его «Ивана Грозного». Это было сделано несознательно, просто так получилось. Более того, я даже не обсуждал это с режиссером Стивеном Содербергом, но так вышло, что мы частично скопировали какие-то моменты. А еще Тарковский, Климов, Михалков, Калатозов… И еще был фильм, который получил приз на Венецианском кинофестивале… Я как раз там был… Молодого совсем режиссера о сыновьях и их отце…


— Звягинцев. «Возвращение».


Бенисио:
Да, точно! Очень хороший фильм.


— Вы успели что-то посмотреть в Москве во время своего визита?


Бенисио:
К сожалению, у меня было очень мало времени. Но сегодня с утра я сбежал из гостиницы и один отправился гулять. Я побывал в метро. Потом прошелся по Красной площади. И там около церкви… Кажется, она называется Казанская…


— Да, это собор Казанской иконы Божией Матери…


Бенисио:
Ага, именно так… Я услышал пение, это шла утренняя служба, и я зашел внутрь, чтобы посмотреть и послушать. Потрясающе! Я бы еще с удовольствием посетил музей Достоевского, Толстого… Я читал их, а также Платонова, Лермонтова, Чехова… Вам в центре Москвы надо открыть кинотеатр, в котором бы показывалась только классика российского кинематографа. Я думаю, он бы пользовался огромной популярностью.


Хьюго: А я решил задержаться в Москве еще на пару дней. В это время я думаю посетить Третьяковскую галерею. Погулять по Арбату. Сходить в собор Василия Блаженного…


— Сувениры прикупили для своих родных?


Хьюго:
Моя подруга Катрина (гражданская жена Хьюго и мать его детей. — «МКБ») попросила меня купить ей русскую меховую шапку. Я ей говорю: зачем тебе? Ты же не будешь ее носить! У нас же так жарко. (Смеется.) Но она хочет, и я, наверное, куплю.


— А как же матрешка?


Хьюго:
Матрешек я уже купил сегодня. Одна в виде спичечного коробка, а другая — брелок для ключей.


— А что насчет русской кухни?


Бенисио:
Опять же у меня было не очень много времени ее попробовать, но то, что я успел, мне понравилось. Икра, водка…


— Вам понравилась водка?


— Да. Но только если пить ее одну. Потому что если мешать водку с вином, текилой, чем-то еще, потом будет не очень хорошо. Но в чистом виде — уфф! Здорово!


КСТАТИ


Фильм «Человек-волк» является ремейком одноименной картины 1941 года.


Действие фильма разворачивается в Великобритании в конце XIX века. Аристократ Лоуренс Тэлбот (Бенисио Дель Торо) возвращается из Америки в Англию в поисках пропавшего брата. Вскоре он узнает, что по ночам чудовищное существо разрывает на части жителей деревни. Расследовать преступления поручают детективу из Скотланд-Ярда Эбберлайну (Хьюго Уивинг). Опытный сыщик сразу обращает внимание на странное поведение приезжего джентльмена.