Архив

«Три плюс два»

Традиционно февраль — самое холодное время в году. Однако именно в этом месяце начинается подготовка к запуску «летних» фильмов — кастинги, выбор мест для натурных съемок…

Вот и легкая незатейливая комедия «Три плюс два» задумывалась как раз под завывание февральской вьюги. Мало кому известно, что эта наивно-трогательная картина режиссера Генриха Оганесяна едва не исчезла бесследно в закоулках истории. Почему? Об этом и о других тайнах фильма — в очередном выпуске «Кинопроб».

27 января 2010 19:30
6322
0

Вот и легкая незатейливая комедия «Три плюс два» задумывалась как раз под завывание февральской вьюги. Мало кому известно, что эта наивно-трогательная картина режиссера Генриха Оганесяна едва не исчезла бесследно в закоулках истории. Почему? Об этом и о других тайнах фильма — в очередном выпуске «Кинопроб».


Сюжет комедии на первый взгляд прост и незатейлив. Трое закадычных друзей — ветеринар Роман (Андрей Миронов), дипломат Вадим (Евгений Жариков) и физик Степан (Геннадий Нилов) отправляются отдыхать «дикарями» на пустынный берег Черного моря. Только вот на месте выясняется, что тот же самый пустынный клочок пляжа облюбовали и две прекрасные дивы (Наталья Фатеева и Наталья Кустинская). Поскольку ни одна сторона не собирается уступать «свою» территорию, начинается противостояние длиною в фильм.


Признаться, немногие знают, что столь незамысловатая (мягко говоря) история вышла из-под пера самого Сергея Михалкова — автора гимна Советского Союза и стихов про дядю Степу. В первоначальном варианте это художественное произведение называлось «Дикари» и впервые было поставлено на сцене Московского драматического театра имени Ермоловой.


Когда появились разговоры об экранизации пьесы на широком экране, все были уверены: на главные роли непременно пригласят актеров, которые по возрасту подходят под описание Михалкова, например, Георгия Вицина, Вячеслава Тихонова, Николая Рыбникова, то есть мужчин, которым серьезно за тридцать. Однако режиссер картины решил по-своему и пригласил совсем еще молодую гвардию.


Из всех актеров, пожалуй, только Евгений Жариков мог похвастаться более-менее внушительной фильмографией: несмотря на юный возраст, он успел сняться в одной из главных ролей в фильме Андрея Тарковского «Иваново детство».


Кинопробы проводились на Рижской киностудии, в местечке с мелодичным названием Клапкалнциемс. Так вот, режиссер картины Генрих Оганесян, человек с отменным чувством юмора, всех претендентов на роли просил первым делом произнести это название без запинки. После столь странного (если не сказать больше) испытания сами собой отпали кандидатуры двух замечательных актрис — Татьяны Конюховой и Лилии Алешниковой.


Последняя должна была играть роль, которая в итоге досталась Наталье Фатеевой, — дрессировщицы Зои. А саму Фатееву режиссер поначалу видел в роли киноактрисы Натальи. Однако Фатеевой этот образ был неинтересен. «Либо меня берут на дрессировщицу, либо я вообще отказываюсь от съемок», — поставила она свое условие, и, как ни странно, к ее мнению прислушались. И уже в пару к Фатеевой начали искать другую актрису. Так в фильме появилась фигуристая блондинка Наталья Кустинская, которая прекрасно смотрелась рядом с худощавой брюнеткой Фатеевой.


Однако когда в актерской среде стало известно, на ком остановил свой выбор Оганесян, тут же был вынесен вердикт: роль для Кустинской «выбил» ее супруг. Ведь в мужьях у молодой актрисы числился режиссер Юрий Чулюкин, который к тому времени уже снял свой самый звездный фильм «Девчата».


«Ну что вы! — парирует спустя много лет сама Наталья Николаевна. — Юрий, напротив, очень ревновал меня, поэтому всячески противился моему участию в картинах других режиссеров. На съемки „Три плюс два“ он прилетал лично — проверить, все ли там в порядке. И когда увидел отснятый материал (а я там все больше в купальнике), устроил страшнейший скандал. В порыве гнева он даже ударил по ведру, которое подвернулось ему под горячую руку. На беду, в ведре мариновалось мясо для праздничного шашлыка — мы готовились к празднованию дня рождения режиссера. Пришлось собирать куски по всему пляжу и мыть в море. Но песок все равно хрустел на зубах, из-за чего Оганесян очень расстраивался — мы ему ничего не стали говорить об инциденте».


Под знаком любви


Похоже, Юрию Чулюкину было из-за чего переживать. В Кустинскую, как вспоминают участники съемок, были влюблены все поголовно. Наивная, непосредственная, она была очень естественна и тем самым сразу располагала к себе. Другое дело — Наталья Фатеева с ее холодной красотой. Многим она казалась недоступной и неприступной. Только один человек не смог устоять перед ее чарами. Андрей Миронов, молодой и очень трогательный, влюбился в Фатееву почти с первого взгляда. Однако она принимала его пылкие ухаживания с изрядной долей снисходительности.


«Вся сложность состояла в том, что Андрей был совершенно несамостоятельным, им руководила мама, — вспоминает Фатеева. — А меня такая ситуация не привлекала. Я как раз в тот период пережила очень трудный развод с Басовым, отойти от которого было весьма непросто. И Андрей меня очень согрел, спас, за что я ему и судьбе очень благодарна. Но он хоть и был уже вполне взрослым, иногда вел себя как ребенок. Милый, но как личность на тот момент не мог меня привлечь: он только начинал постигать жизнь».


Именно своей маме Андрей Миронов рассказывал в письмах о чувствах к Фатеевой. И писал настолько проникновенно, что Мария Владимировна признавалась потом: Наталья Фатеева — одна из немногих женщин, к которым она относится с симпатией.


Под знаком любви прошли съемки и у актера Геннадия Нилова. Но несколько по другой причине. Незадолго до отъезда в экспедицию он женился, и медовый месяц с супругой Галиной они провели как раз на площадке картины «Три плюс два». Галина готовила прямо на пляже обеды для съемочной группы, сдружилась со всеми.


Неудивительно, что когда у семейной пары родился сын Алексей (ныне он известен всей стране как мент Ларин из сериала «Улицы разбитых фонарей»), его крестным стал актер Евгений Жариков.


Дикари поневоле


По воспоминаниям Натальи Фатеевой, на съемках им всем пришлось несладко. Жили актеры в палатках, воду грели на маленьких электроплитках, а мылись в тазиках. Еду им, правда, привозили, но пока провиант доезжал из Судака до пляжа, где расположилась группа, все остывало и выглядело совсем не аппетитно.


Съемки проходили в Крыму, в поселке Новый Свет. Первая команда «мотор!» прозвучала в августе, и поначалу вся съемочная группа была уверена, что работа завершится к концу сентября. Однако, как это обычно и происходит, в сроки уложиться не удалось, и съемки продлились аж до конца ноября. Так что пришлось несчастным актерам, стуча зубами от холода, изображать, как они нежатся под знойными лучами солнца.


Впрочем, свою порцию солнечных ванн они получили сполна. Потому что на море пятерка главных героев прибыла за две недели до съемок.


С вполне серьезным творческим заданием: равномерно загореть к началу съемочного процесса. «Равномерно» означало, что никаких следов от рубашек, маек и шортиков быть не должно! Поэтому все актеры даже по городу ходили исключительно в плавках и купальниках.


Правда, для этого им всем пришлось запастись справками на официальных бланках, в которых скупым бюрократическим языком пояснялось: в таком виде актеры ходят не просто так, а ради съемок в картине. Ведь нравы в советские времена царили совсем не те, что ныне. Обычно отдыхающих в вольных нарядах задерживали представители правоохранительных органов и нещадно штрафовали.


Из-за вконец испортившейся погоды часть эпизодов решили перенести на Рижскую киностудию. Именно там, в павильонах, были сняты сцены в палатке и в салоне «Волги».


А ради кадров, где героиня Натальи Фатеевой предстает на арене, съемочная группа специально ездила в Питер, в Ленинградский цирк. Отважная актриса даже осмелилась зайти в клетку с тиграми. Однако эти дубли, увы, в фильм не вошли: дрессировщик Вальтер Запашный, который очень опасался за жизнь Фатеевой, держал хищника за ошейник и постоянно попадал в кадр.


«Очень жалко, что все мое геройство оказалось напрасным, — сетовала позже Фатеева. — Я ведь и гладила тигра, и облокачивалась на него, один раз даже чуть хлопнула его кулачком. Хотя и пребывала в состоянии легкого шока: до съемок мне говорили, что рядом со мной будет шестимесячный тигренок, а уже на площадке я увидела громадного зверя».


Второй — лишний?


До недавнего времени оставался «за кадром» тот факт, что фильм снимался в двух вариантах. И тот, который мы смотрим по сей день, на самом-то деле далеко не лучший.


Дело в том, что киношное руководство решило, что картина должна появиться и в широкоэкранном варианте, и в телевизионном (тогда как раз начиналась эра голубых экранов). Однако техника тех лет не позволяла записать снятый материал в обоих вариантах одновременно. Поэтому сначала снимали один дубль для широкого экрана, а потом (когда актерский азарт и вдохновение зачастую уже улетучивались) — дубль второй.


Позже телеверсию показали всей стране, ее-то мы и смотрим до сих пор. А вот кинопленка для широкого экрана хранилась в архивах Рижской киностудии. Само собой, после развала СССР наши латвийские товарищи этот бесценный материал просто-напросто потеряли, а по другой версии — банально уничтожили, «смыли».
И лишь совсем недавно потерянный вариант внезапно обнаружился в Интернете.


Знатоки тут же начали рьяно сравнивать обе версии. Теперь мы знаем, что в телеформате роль Андрея Миронова несколько сокращена, а какие-то диалоги просто отсутствуют! Да и Фатеева, по единодушному мнению поклонников, играет в киноварианте намного лучше. А еще в фильме значительно больше пауз, которые придают повествованию особую неторопливость и значимость.


Деньги на бочку!


Премьера картины прошла довольно скромно. Даже громкое имя Сергея Михалкова, автора пьесы, не помогло. Да и критики по сложившейся привычке фильм осудили. Мол, и смысла маловато, и картинки — сплошной лубок, и не просматривается воспитательная сущность. Поэтому ленте поначалу присвоили вторую категорию.
А в те времена это означало одно: труд всей съемочной группы оценят по низшему тарифу, а саму комедию будут показывать лишь в небольших кинотеатрах.


Однако несмотря ни на что, в 1963 году фильм стал лидером проката. Тогда его посмотрели 35 миллионов зрителей. Киношное руководство тут же «приняло меры»: «Три плюс два» моментально перевели в первую категорию, а актеры получили баснословную по тем временам премию в триста рублей. Каждый!


Словом, наступил момент, когда все артисты (без этой банальной фразы не обойтись!) проснулись знаменитыми. Именно этот фильм дал старт блистательной карьере Андрея Миронова. Ведь это была его вторая главная роль (первую он сыграл в ленте Зархи «Мой младший брат»). Для Геннадия Нилова роль Сундукова в «Три плюс два» стала по-настоящему звездной. Он до сих пор хранит телеграмму, которую получил в свое время от режиссера после кинопроб: «Поздравляю. Не бриться. Остаться дикарем. Оганесян».


А популярность Натальи Кустинской так и вовсе вышла за пределы страны. Один модный французский журнал опубликовал ее фото на обложке с заголовком «Советская Брижит Бардо» и включил ее в число десяти самых красивых женщин мира.


Выйти замуж за космонавта


Конечно, после премьеры вся страна пребывала в уверенности, что две Натальи, Фатеева и Кустинская, — лучшие подруги. Так оно поначалу и было. Но потом между актрисами встал мужчина. «Это случилось перед новогодними праздниками, — вспоминает Кустинская. — Мне позвонила Наталья, честно призналась, что у нее проблемы с мужем и встречать с ним вдвоем Новый год ей совсем не хочется. А вот компания семейной пары может скрасить их одиночество. Фатеева тогда была замужем за известным космонавтом Борисом Егоровым. Я тоже была замужем. Вот мы и решили отмечать праздник вместе».


Именно в ту новогоднюю ночь, признается Кустинская, между ней и Егоровым промелькнула первая искра. «Борис мне позже признался, что влюбился с первого взгляда, — говорит Наталья. — Но не показал этого. Праздник прошел чинно».


Но потом Егоров и Кустинская стали встречаться все чаще. И что закономерно — уже в отсутствие своих вторых половин. Сначала это были вроде бы невинные свидания, но потом они уже не стали сдерживать свои чувства.


«После одного ужина, вполне делового, Егоров вдруг огорошил меня: „Наташа, я вас люблю! Мне еще в школе снилась девушка, похожая на вас. И вот наконец-то я встретил вас наяву!“ И все — больше мы с ним не расставались. Мы поехали на мою квартиру, он даже вещей от Фатеевой никаких брать не стал».


С тех пор бывшие подруги стали заклятыми врагами. Наталья Фатеева до сих пор меняется в лице, когда говорит про Кустинскую. «Я потрясена тем, что эта история тянется за мной столько времени. Мне о Кустинской нечего сказать. Мне она совершенно неинтересна, не понимаю, почему нужно зацикливаться на прошлом. Сначала она, видимо, завидовала, что мой муж кинорежиссер, потом ей не давало покоя, что я вышла замуж за космонавта. И когда он оказался ненужным, она его прибрала к рукам».


Однако как бы ни складывались отношения между актрисами, в этой легкой комедии они обе милы и бесподобны. Вот уже почти полвека мы смотрим фильм и знаем: «Три плюс два» — это всегда твердая пятерка.


Кстати…


Музыку к картине написал композитор Андрей Волконский. А вот аранжировщиком стал сам Раймонд Паулс. Правда, в те годы имя маэстро едва ли могло кого-то впечатлить: Паулс был обычным ресторанным музыкантом, его счастливая звезда взошла намного позже.


Режиссеры любят появляться в своих фильмах в небольших эпизодах. Все помнят Эльдара Рязанова и в «Иронии судьбы», и в «Гараже», и в «Вокзале для двоих». Так вот, режиссер картины «Три плюс два» Генрих Оганесян тоже появился в крошечном эпизоде в своей картине. Он сыграл официанта, который обслуживает на обеде в кафе Наташу и Вадима.

Ошибочка вышла!


Вот вам забавное доказательство того, что сценарий картины писался зимой, когда о летней жаре еще ничего не напоминало. Примерно на двадцатой минуте картины диктор радио объявляет: «Сегодня исполняется 85 лет со дня смерти великого поэта-демократа Николая Алексеевича Некрасова». На самом деле он умер 8 января 1878 года, то есть не летом, когда разворачиваются события «Три плюс два», а зимой.