Архив

Пол Беттани: «Встретиться с архангелом у меня пока не получилось»

В «Коде да Винчи» британский актер Пол Беттани сыграл фанатичного служителя культа

В своей новой картине «Легион» Пол подобрался к Богу еще ближе, исполнив роль архангела Михаила. «МК-Бульвар» выяснил у Пола все подробности этого перевоплощения.

27 января 2010 18:50
9942
0
В январе 2003 года Пол Беттани женился на актрисе Дженнифер Коннелли, а полгода спустя она родила сына Стеллана. Ради него актер даже бросил курить, однажды увидев, как малыш повторяет его движения с карандашом в руках. У Дженнифер также есть 12-летний сы

В своей новой картине «Легион» Пол подобрался к Богу еще ближе, исполнив роль архангела Михаила. «МК-Бульвар» выяснил у Пола все подробности этого перевоплощения.


— Пол, не так давно вы сыграли в картине «Происхождение», где исполнили роль ученого и отца теории эволюции Чарльза Дарвина. А теперь снялись в фильме «Легион», где сыграли архангела Михаила. Выбор ролей в такой последовательности был сделан преднамеренно?


— Я обычно не строю каких-то планов относительно выбора ролей. Я стараюсь сниматься в разных фильмах, потому что мне довольно быстро наскучивает однообразие. Поэтому я последнее время предпочитаю сниматься в малобюджетных или даже арт-хаусных фильмах. Но я солгу, если скажу, что мне не нравятся картины с большими бюджетами. В том числе и «Легион». А еще и потому, что чаще всего я играю более спокойных персонажей, нежели этот.


— Что вас привлекло в картине «Легион»: ваш персонаж или сценарий целиком?


— Мне очень понравился сценарий. Когда я его читал, то полностью погрузился в эту историю, а не зацикливался лишь на своем герое. Да и Скотт Стюарт (режиссер. — «МКБ») так блестяще мне его всучил, что я просто не мог отказаться. (Смеется.)


— И у Дарвина, и у Михаила есть четкие убеждения и вера в то, что они делают. Вы именно такие качества ищете в своих персонажах?


— Я не думал на эту тему, но, возможно, так оно и есть. Но дело еще и в том, что фильмы в основном снимают именно про таких людей, у которых есть четкая жизненная позиция и уверенность в своих действиях.


— Дарвина вы изобразили как слабого, больного человека. Ваш герой в «Легионе» совсем на него не похож. Как вам удалось перевоплощение из одного персонажа в другой?


— Сыр, хлеб и все такое. Я много и хорошо кушал. (Смеется.)


— За свою карьеру вы сыграли довольно много физически хорошо развитых персонажей, например, теннисиста в «Уимблдоне» или Силаса в «Коде да Винчи». Спортивная подготовка к подобным ролям не мешает вам вникнуть во внутренний мир героя?


— Вовсе нет. Наоборот, мне это только помогает, потому что я начинаю раньше готовиться к роли и во время тренировок у меня есть время поразмыслить над своим героем. К тому же мне есть чем занять время в те месяцы, что идет подготовка к фильму.


— Вы сами исполняли все трюки?


— Я делал все то, что мне позволяла моя страховка. Было бы глупо все свалить на каскадеров, зачем тогда вообще сниматься в экшне? К тому же это очень здорово. Похоже на то, как мы играли в детстве. Только тут тебя окружают постановщики и каскадеры, которые могут помочь взлететь в воздух, сделать там двойной переворот и приземлиться обратно, как будто ты Брюс Ли. (Смеется.)


— Жанр экшн в кино вас привлекает и как актера, и как зрителя?


— Да, я всегда любил смотреть фильмы экшн, даже сам не знаю почему. Но не был уверен, что мне понравится сниматься в таких картинах. Но на самом деле оказалось, что это хоть и трудно, но очень интересно.


— Во время съемок фильма «Легион» вам удалось поработать с такими легендарными актерами, как Деннис Куэйд и Чарльз Даттон…


— Да, и это было невероятно. Когда ты снимаешь фильм, в котором хочешь заставить зрителя поверить во что-то совершенно невероятное, именно такие актеры, как Деннис Куэйд и Чарльз Даттон, помогают это воплотить на экране. Например, у персонажа Даттона есть фраза: «Так вы говорите, что нам всем конец?» Когда я только читал сценарий, я понял, что это очень сильная фраза. Но когда мы стали снимать эту сцену и Чарльз ее произнес, я понял, что сам немедленно готов поверить в конец света.


— Почти весь фильм снимался в штате Нью-Мексико. Окружающий вас ландшафт как-то повлиял на вашу игру и воплощение образа персонажа?


— Ландшафт прежде всего влияет на сам фильм, но порой, конечно, и на актеров и членов съемочной группы. И далеко не всегда позитивно. Там, где снимали мы, было непросто, потому что это довольно глухие места. Но именно отстраненность от внешнего мира помогала нам сосредоточиваться на работе.


— Как вы готовились к роли Михаила?


— Ну, так как у меня, к счастью, не было возможности встретиться с архангелом и поговорить, мне пришлось довольствоваться собственными знаниями, которые я почерпнул из литературы и фильмов. (Смеется.)


— Как вы думаете, почему современному зрителю так нравятся фильмы про конец света?


— Наверное, потому, что очень приятно посмотреть конец света на экране, а потом выйти из кинотеатра, понимая, что ты на самом деле жив и здоров, а все, что ты только что увидел, просто страшилка.