Архив

Трудно быть Тиной

Надо признать — ее имя сейчас везде. Даже президент страны недавно обмолвился, что общается в Twitter с Тиной Канделаки

Ее лицо кочует с одной обложки на другую, телеэкраны тиражируют ее облик как поющего Зайца в одной из серий «Ну, погоди!» Недавно дровишек в огонь подкинул супруг Тины, поведав всей стране, как его звездная половина ведет себя без грима. Словом, из подробностей ее личной жизни вполне можно слепить увесистый трехтомник и написать в конце «продолжение следует…»

26 января 2010 19:27
3433
0

Ее лицо кочует с одной обложки на другую, телеэкраны тиражируют ее облик как поющего Зайца в одной из серий «Ну, погоди!» Недавно дровишек в огонь подкинул супруг Тины, поведав всей стране, как его звездная половина ведет себя без грима. Словом, из подробностей ее личной жизни вполне можно слепить увесистый трехтомник и написать в конце «продолжение следует…» Каким именно будет продолжение, Екатерина ПРЯННИК решила узнать у самой виновницы этой восхитительной медиа-вакханалии.


Всевозможные технические достижения Тина любит настолько, что, по ее собственным словам, между сумкой «Биркин» и компьютером безоговорочно выбирает компьютер. Сегодня вся ее энергия направлена на создание бренда имени себя и выведение его в нишу продуктов класса luxury. Она блистательно создает образ дивы — правильный, продуманный, с положенным ему лоском, давно утраченным нашими звездами. И вот в этот момент, такой важный и ответственный, вдруг открывается оборотная сторона медали. И каждая домохозяйка, в бигуди и тапочках, теперь может смело сказать: «Она такая же, как я!» Обидно? «Нисколько!» — отвечает Канделаки, сверкая своей чеширской улыбкой. Она умеет держать удар и уже не раз это доказывала.


Вы знали, что ваш муж собирается дать откровенное интервью о вашей семейной жизни?


Тина КАНДЕЛАКИ:
«Да, Андрей мне позвонил и сказал, что выйдет интервью, но содержания его я не знала. И я лично в этом проекте никак не участвовала. Ну кроме того, что сама дала журналисту телефон Андрея».


И как вы отреагировали, когда прочли? Хотелось рвать и метать?


Тина:
«Я его, наверное, последней прочитала… Знаете, когда супруги так давно женаты, вряд ли что-то новое можно узнать о себе из интервью. Это его взгляд на наши отношения. У меня своя точка зрения, и, естественно, она отличается от Андрюшиной. Но какой мне смысл рвать и метать? У меня многое получилось в социальном смысле. Я женщина независимая. Причем я не просто декларирую независимость, я на самом деле ее достигла. В том числе экономически — я не завишу ни от мужа, ни от кого-то еще».


Чем же ваш женский взгляд на себя отличается от Андрюшиного?


Тина:
«Да ничем. Он очень точно мой образ обрисовал. Только я уже отошла от этого образа шагов на десять. У нас с Андреем просто разные жизненные ритмы и циклы. Поверьте, если для любой другой семьи подобные откровения мужа могли бы запросто стать поводом для конфликта, у нас ничего похожего не наблюдается. Мы по-прежнему нормально общаемся».


И вас не задело то, что он обнародовал довольно пикантные детали вашей жизни, подробности аварии с Керимовым, которые вы сами предпочитали не разглашать?


Тина:
«Этот человек для меня родной — как я могу его обвинять в чем-то? Тем более что характер у него очень непростой, и тем для меня и интересный. Я именно потому и предпочла жить отдельно, чтобы между нами не было никаких упреков и обид.


И потом, я отлично осознаю, что в наше время бессмысленно что-то скрывать. Это чисто технически невозможно. Вот мы с вами сидим сейчас в уголке, тихо разговариваем, и кто угодно может записать наш разговор. Что уж тут говорить о каких-то тайнах публичных персон! Есть много бонусов в моем положении, но есть и издержки профессии. Бонусы в том, что я делаю отличную карьеру, я хорошо зарабатываю, у меня прекрасные перспективы. Но при этом мне сложно иметь личную жизнь, спрятанную от посторонних глаз. Да, был момент, когда я пыталась скрыть подробности той аварии. Тогда я впервые столкнулась с тем, как работает информационная машина. Наверное, не будь у меня достаточно воли, я бы сломалась, озлобилась. Но как человек, имеющий внутренний стержень, я пересмотрела эту ситуацию и теперь воспринимаю ее не как пережитую трагедию, а как некий опыт. Это два разных отношения к жизни. Опыт позволяет учиться и идти дальше, а трагедия тебя останавливает и давит. Я не желаю останавливаться, поэтому готова к тому, что не только Андрей будет про меня рассказывать… Многие люди из моего окружения будут рассказывать, как они живут или жили рядом со мной. Это нормально".


Вы действительно обзвонили весь «женский состав» его мобильного телефона? Как этот сюжет выглядит в вашей версии?


Тина:
«Я разделяю его версию и готова под ней подписаться, учитывая чувство юмора читателей. Надеюсь, они понимают: все, что написано в журналах, — это правда, но все-таки облеченная в некую художественную форму. То есть она не документальная… То есть… Ну да, обзвонила».


И что сказали?


Тина:
(С театральным прищуром.) «Что повыдергиваю им все волосы на голове, если они будут названивать Кондрахину. И вы знаете, они перестали это делать. Кстати, сейчас, пользуясь случаем, напоминаю всем, кому я не звонила уже несколько лет, что готова сделать им очень короткую стрижку в любой момент. Так что пусть вспомнят мой звонок, посмотрят на свои волосы в зеркале и оценят всю серьезность ситуации».


Значит, вы действительно настолько ревнивы, как утверждает Андрей?


Тина:
«Отчасти. Был период, когда я была очень ревнива… Впрочем, любого человека нужно воспринимать в прогрессии. Я пережила все периоды, через которые проходит любая нормальная женщина. Например, когда я впервые поехала за границу, то, как все девушки, большую часть времени потратила на шопинг. После третьей поездки мне это надоело. Теперь, сами понимаете, возможностей гораздо больше — я могу тоннами скупать одежду. Но никакого желания нет.


До смешного дошло: я сегодня пыталась вспомнить, когда последний раз покупала себе вещи! Реально сто лет назад. Теперь для меня их подбирают стилисты, и я покорно доверяюсь воле профессионалов. Иными словами, я довольно быстро двигаюсь вперед — проживаю определенный период и больше к нему не возвращаюсь. То же самое с ревностью. Одно время я безумно нервничала, вела себя как обычная женщина, отстаивающая свое право собственности. Сейчас никакой ревности вообще нет".


Правда? А ваш муж приписывает вам жгучую ревность и в адрес бывшей жены Диброва Саши, и по отношению к Эвелине Блёданс.


Тина:
«Что касается моей нынешней реакции на других женщин — тут он скорее выдает желаемое за действительное. Наверное, последние года четыре я не ревную. Мое отношение к мужчинам тоже сильно поменялось. Я поняла, что никого нельзя изменить и ревностью еще никто никого не удержал. Уверена, что каждая из нас хоть раз в жизни ревновала, билась в истерике, пила таблетки. Это у всех бывает. Другое дело, к чему мы приходим потом. Недавно общалась с одним товарищем, ему пятьдесят лет, он уважаемый и очень интересный человек. Он рассказал, что провел в своем кругу опрос на тему: „Вы бы хотели выйти замуж за Абрамовича?“ И только одна женщина ответила отрицательно — наша общая с ним подруга Ксюша Собчак. Все остальные сказали „да“. Каждая девушка хочет выйти замуж за Абрамовича, ведь это как бы материализовавшаяся сказка о Золушке, то есть решение всех жизненных проблем. Но лично я пришла к пониманию, что наличие мужчины в жизни никаких проблем не решает — ни внутренних, ни внешних».


А вы за Абрамовича пошли бы?


Тина:
«Нет, конечно. Зачем? Мой случай гораздо проще — я бы сама хотела быть Абрамовичем. Не в буквальном смысле, потому что его способ зарабатывания денег мне недоступен. Но и в моей профессии есть свои возможности, так что все зависит только от меня — насколько полноценно я смогу их использовать».


ТЕЛО КАК УЛИКА


Не обидно было услышать от собственного мужа, что фигура уже не позволяет вам сниматься в откровенных фотосессиях?


Тина:
«Ой, он мне столько раз говорил это и в жизни. Он никогда не считал меня красивой женщиной и абсолютно этого не скрывал. Да, он такой. Андрюша никогда не был нежным, ласковым, носящимся со мной пусиком. И это во многом сделало меня тем человеком, которым я являюсь.


И потом, мое тело для меня самой никогда не являлось чем-то супер-важным. Оно, конечно, очень значимый инструмент для реализации моих идей, но оно столько раз подвергалось опасности, что я над ним не дрожу.


У меня была по-настоящему катастрофическая ситуация в жизни, когда непонятно было — выживу я или нет. Когда ты через такое проходишь, отношение ко всему меняется. Перед лицом смерти люди испытывают чувство, что все вокруг сжалось, сконцентрировалось до невозможности. Становится ясно видно самое главное… Вот тогда я очень сильно изменилась. Перестала тратить время на скандалы, на разборки, на выяснение отношений".


Вы продолжаете утверждать, что вы — семья, хотя живете отдельно. Что же вас объединяет?


Тина:
«Любовь к детям. Андрюша очень любит детей, он хороший папа».


А между вами?


Тина:
«Он по-прежнему очень хороший друг. После стольких лет брака отношения в любом случае трансформируются. Страсть имеет свойство остывать с годами. Возможно, есть уникальные пары, которые на десятом году брака продолжают три раза в день прыгать в объятия друг друга, и я им доброй завистью завидую. Но что касается меня, то с увеличением количества совместно прожитых лет и при наличии материальной возможности стремление к расширению жизненного пространства возникает автоматически.


И это ничуть не мешает семейной жизни. Я в свое время очень удивилась, когда Андрей Сергеевич Кончаловский рассказал мне, что они с женой спят в разных спальнях. Это у нас, молодых девочек, работающих в программе «Детали», вызвало тогда некую ажитацию: «Боже! Боже! Они спят в разных спальнях!» Но если подумать — ведь в советское время все спали в одной кровати не потому, что им так хотелось, а потому, что не было других возможностей. На самом деле нет ничего хорошего для женско-мужских отношений в том, что вы уткнулись в одну подушку и понимаете, что это последняя подушка и последний человек, с которым вы в нее утыкаетесь. Это не придает романтизма и страсти. А вот возможность спать в отдельной комнате дает вам гораздо больше шансов, что ваш муж по-прежнему захочет поскрестись к вам в дверь".


Ваш скребется?


Тина:
«Он очень любит бывать со мной дома. Нет. Зачем ему скрестись-то? Я же не играю с ним в эти эротические игры. Мой дом — его дом, он отец семейства».


А вы бывали у него в мастерской?


Тина:
«Пока нет».


Почему?


Тина:
«Жду, когда пригласят».


Видели картины, которые он пишет?


Тина:
«Он сказал, что покажет уже на выставке».


А живописью вы действительно начали интересоваться, когда Андрей переехал в мастерскую и решил посвятить себя творчеству?


Тина:
«Я никогда не интересовалась живописью, чтобы стать истинным ценителем. Но я люблю, когда дома есть красивые вещи. У меня есть невероятная фотография Дайаны фон Фюрстенберг, я ее увеличила, и ее воспроизвели красками на холсте. Потрясающая вещь получилась. Точно так же хочу поступить с фотографиями, где я изображена с папой… Короче говоря, я не претендую на то, что разбираюсь в музыке или в искусстве. У меня есть только одна маленькая слабость — я очень люблю читать, мне больше вообще ничего не надо. У меня очень красивая спальня, и там много-много книг. Я иногда читаю чуть ли не до утра. Иногда уже сама с собой разговариваю: «Усни! Так, закрой глаза и спи! Ну усни ты уже! Нет, давай-ка я еще почитаю».


ОХОТА НА ВОЛКОВ


Вы представляете сейчас рядом с собой другого мужчину?


Тина:
«Нет. (Пауза.) Если я скажу: „А зачем?“ — это будет звучать совсем уж неубедительно. Просто наличие мужчины для реализации себя как женщины мне не требуется. Влюбленности нет. Обязанностей — много. Я уже в том возрасте, когда ты четко понимаешь, что и зачем. Я и так могу многое получить от мужчины, даже ничего не давая ему взамен. Существуют же, в конце концов, дружеское общение и партнерские отношения».


А как же тепло и ласка? Вы же не монашка в свои тридцать четыре года, верно?


Тина:
«Да. Но я и не Клара с соседнего двора. В моем положении все сложнее: я же говорю, что в публичной профессии есть свои плюсы и минусы. Я не могу зайти к соседу по лестничной клетке и сказать (Тина подмигивает карим глазом и делает контрольный выстрел бровью.): «Давай, а?»


Тяжелая ситуация…


Тина:
«Она тяжелая для тех женщин, для которых это самое главное. А если это перестает быть главным — не такая уж и тяжелая. Поймите, с одной стороны, я воспитана в очень суровых традициях, потому что я грузинка. С другой стороны — я современная женщина. Как результат, я хочу того, чего вообще нет! И я, слава богу, это понимаю. Если бы не понимала, мне было бы крайне тяжело жить. Мужчина, которого гипотетически я бы хотела видеть рядом… Андрей не такой. Да и вообще нет такого мужчины в природе».


А если вас начнут преследовать…


Тина:
«Маньяки?»


Какие маньяки?! Прекрасные принцы какие-нибудь.


Тина:
(Скептический зигзаг губами.) «Катя, вас преследуют? Вы ведь такая рыжеволосая бестия…»


Ну я, может, и бестия, но все-таки не настолько лакомый объект для мужских амбиций. Согласитесь, женщина, стоящая на пьедестале, всегда привлекает взгляды и будит желания.


Тина:
«Да, есть такая категория мужчин, которые называются бренд-факерами. Ксюша Собчак мне о них рассказала, а она в этом плане человек опытный и наблюдает за мужчинами гораздо активнее, чем я. Она хорошо в них разбирается и четко их классифицировала, причем очень правильно и крайне цинично. Так вот, существует такой тип мужчин, которые интересуются женщиной как брендом. Так же, как маркой машины или рубашки, названием авиакомпании, которой они летают. И ко всему этому должна прилагаться соответствующая женщина. Я это и раньше понимала, но Ксюша облекла мое ощущение в четкую форму. Меня подобные мужчины вообще не интересуют. Поэтому таких охотников я не боюсь, я сама на кого хочешь поохочусь».


И на кого бы вы поохотились?


Тина:
«Ой, было бы время на это, было бы время…»


Не уходите, пожалуйста, от ответа.


Тина:
«Катя, нет объектов. Вот честное слово — нету! И хотелось бы завестись, но не получается. Когда у тебя мозги слишком много работают, тебе очень трудно влюбиться. Мы с мамой часто спорим по поводу воспитания Мелании, и я должна признаться, что мне бы не хотелось для нее такой же судьбы, как у меня. Я сознательно выбрала принципиально мужской образ жизни. У меня не женская судьба, я живу как мужчина. И мне это нравится. Меня это воодушевляет, и я на это не жалуюсь. Я сделала свой выбор осознанно и преднамеренно. Но я буду не против, если моя Меланьюшка просто выйдет замуж и станет обычной счастливой домохозяйкой. Не потому, что плохо быть мной, — мною быть трудно. Это требует слишком много сил и энергии, большой воли и упорства».


А каким вам видится будущее Леонтия?


Тина:
«Это то будущее, которое он выбирает для себя сам, я на нем абсолютно не настаиваю. И, похоже, в его случае выбор явно предопределен».


А именно?


Тина:
«Боюсь, что он заменит меня. И скорее всего меня переплюнет. Сложно объяснить, почему я так считаю, достаточно с ним пообщаться, чтобы это понять. Я пришла в МГУ читать лекцию, там собралось около тысячи человек. Сын почти сразу все взял в свои руки и всю лекцию провел сам. Я молчала. Довольно странно говорить такие вещи о восьмилетнем мальчике, но это надо было видеть. У него совершенно нет страха перед аудиторией, зато есть свой взгляд на вещи. Он отлично формулирует мысли, до конца доносит всю информацию, которую считает важной. Пока не вдолбит ее в голову — не остановится. То есть налицо самые важные для ведущего качества: у него есть информация и есть желание ее донести».


А что вы скажете, если этот подающий большие надежды мальчик в двадцать лет скажет: «Мам, я решил жениться!»?


Тина:
«Я такая в этом плане счастливая женщина — у меня четыреста метров! Я все предлагаю соседу рядом: решайся! У него тоже четыреста метров. Я еще один кредит возьму — господи, мне-то что! Буду осваивать. Потому что для меня идеально — тысяча метров. Чтобы все переженились. Это же такая абсолютно грузинская история в классическом киношном, данелиевском понимании. Отличный сюжет: я, все мои дети, внуки, их жены, женихи и невесты. Причем я же буду хорошей свекровью и тещей, поэтому все их бывшие жены и мужья захотят жить с нами. Всем хорошо, все на месте. Я ведь сама со свекровью живу, она со мной осталась — куда уж дальше-то. Ну найдите еще хоть одну женщину в стране, которая не живет с мужем, но живет со свекровью».


«ХОТИТЕ ЗНАТЬ, КТО МОЙ ЛЮБОВНИК?»


Как сегодня строится ваш день?


Тина:
«Встала в девять утра, при том что легла в четыре. Поболтала с Наташей. Она наша домоуправительница, уборщицей ее язык не поворачивается назвать. Наташа много лет живет с нами, помогает, следит за чистотой. Она уже член нашей семьи. Потом с Надей побеседовала, это моя свекровь. Немного с кошкой поиграла, с рабочими провела разъяснительную беседу насчет текущего строительства гардеробной. Ну в Интернете посидела, само собой. Потом пришла Лола (личный стилист Тины. — Прим. авт.), мы выбрали одежду, я поехала на съемку, после съемки заехала в банк, потом снова выбрала одежду для вечернего мероприятия, которое буду вести. Сейчас вот с вами разговариваю».


Вы такая темпераментная, эмоциональная натура, неясно, куда девается весь этот душевный жар. Ну кроме работы, разумеется…


Тина:
«Вы хотите знать, кто мой любовник?»


Вообще я спрашивала про душевный жар. Но если вы расскажете, кто ваш любовник, это будет моя большая журналистская удача.


Тина:
«Слушайте, ну гипотетически: найдите мне хоть кого-нибудь, с кем бы я могла встречаться. Вот что у нас достойное есть? Я никого не вижу…»


Учитывая политические реалии нашей страны, про Карлу Бруни я молчу. Но что-то в этом духе…


Тина:
«А вы что, искренне считаете, что надо ставить перед собой такие цели? Ведь Карла Бруни помимо того, что была топ-моделью и пела песни, ничего в жизни не делала. Ну и еще она была подругой влиятельных мужчин. Она до Саркози имела ряд очень серьезных связей, которые привели ее к тому положению, которое она сейчас занимает. Вдобавок она сама оказалась готова олицетворить собой французский национальный образ — образ Марианны. Да, фотографии Карлы Бруни обошли весь мир с троекратной скоростью из-за того, что она сошлась с президентом. Наверное, быть такой женщиной — это большой труд. Я всегда высоко ценю чужие успехи. Проще всего сказать: подумаешь, просто повезло. Но я считаю, что успех Карлы Бруни — это плод огромных усилий, причем на том поприще, где я, наверное, слабый игрок. Это не мое поле. Я всегда стараюсь играть там, где я сильный игрок. А здесь я не сильна».


Ну не знаю, не знаю…


Тина:
«Я вам нравлюсь?»


Да, вы мне нравитесь.


Тина:
«Это хорошо. Я вообще часто нравлюсь женщинам, я заметила».


Мне многие женщины нравятся.


Тина:
«Мне тоже. Это говорит об определенной силе. Чаще бывает, что женщина не может адекватно оценивать другую женщину. А я очень люблю красивых и талантливых женщин, они меня воодушевляют порой гораздо больше, чем мужчины. Причем в этом нет никакой бабской склочности».


И тем не менее с точки зрения светской жизни вы загнали себя в довольно непростую ситуацию. Я имею в виду ваш альянс с Ксенией Собчак. Ведь рано или поздно этот трон придется делить.


Тина:
«Ну почему же? Да, конечно, у нас еще с советских времен люди привыкли обсуждать, кто главнее — Пугачева или Ротару. Но сейчас жизнь другая, места хватит всем. Я не собираюсь быть только телеведущей и бороться за звание главной ведущей в стране. И Ксения тоже начинает это понимать. Она очень быстро улавливает новые тренды и сама умеет их создавать. Быть продюсером сегодня гораздо увлекательнее, чем просто звездой экрана».


Я говорю о другом. Вы сели на один стул не в смысле профессии. Вы создали новый тренд под названием «женская дружба блондинки и брюнетки». И по законам жанра он обязан эволюционировать. Вам самим не обязательно ссориться — за вас все сделают другие.


Тина:
«Нам предлагали такие вещи, и мы с Ксюшей довольно долго этот вариант обсуждали. Но пришли к выводу, что когда мы вместе — это стоит дороже. Это же наша идея, мы этот тренд придумали. Ничто не объединяет женщин так, как деньги. Мы отлично понимаем эффективность нашего сотрудничества. Наша дружба — дороже для других, наш конфликт — дороже для нас. Мы выбираем то, что нам экономически выгодней».


Многие экономически выгодные альянсы богатых мужчин заканчиваются продажей пакетов акций.


Тина:
«Давайте договоримся так: когда мы с Ксюшей станем такими же богатыми, как Потанин и Прохоров, мы обещаем вам поругаться. Даже не просто поругаться — подраться практически… А если серьезно, у нас с Ксюшей так много общего. Я выросла во дворе, и у меня в голове с детства заложены законы, которые царят на улице. Согласно им подлость и предательство никогда не прощаются. Не думаю, что Ксюша тоже выросла на улице, но чувство справедливости у нее гипертрофированное. Я это знаю, поэтому мне с ней очень легко. Все эти девочкины истории: кто какое платье надел и у кого на пальце больше карат — это для молодых покорительниц Рублевки».


А как же ваше «горное» мышление, которое не допускает нашего «равнинного» равенства и признает только доминирование?


Тина:
«Да, я кавказская женщина, я действительно мыслю клановыми категориями. Но старейшин в клане всегда несколько, они советуются друг с другом. Одного старейшины не бывает. Поэтому я готова к тому, чтобы рядом было еще несколько „старейшин“. У меня нет такой претензии: вокруг выжженное поле, и я одна стою. Меня, к примеру, очень сложно затащить на тусовку, где я буду одна. А если туда придут Ксюша или Андрюша, я всегда охотно иду, мне со своими интереснее».


Хочу пожелать вам, чтобы вы поскорее побывали в мастерской вашего мужа, увидели его картины. Ну и, наверное, воссоединились с ним. Мне кажется, это будет красиво, получится такой вполне голливудский сюжет.


Тина:
«Спасибо большое. После того что вы мне пожелали, я себя почувствовала прямо Скарлетт. Но если я Скарлетт, тогда передайте ему, чтобы он прочитал книжку или посмотрел фильм „Унесенные ветром“, — и понял, что ему нужно делать. Так, чтобы история сложилась до конца».