Архив

Как в сказку попали

Телеканал «Россия» нашел «Золотой ключик»

Продюсер Карабас-Барабас обманом подписал контракт, благодаря которому все артисты стали куклами. Для того чтобы их расколдовать и превратить в людей, Буратино должен открыть потайную дверцу золотым ключиком и найти злополучный контракт.

23 декабря 2009 19:00
2945
0
Анна Семенович, Николай Басков и Ксения Собчак. Наверное, никогда еще герои сказки Алексея Толстого не выглядели так ярко. Стоит признать, что на оригинальных персонажей они похожи очень условно.

Продюсер Карабас-Барабас обманом подписал контракт, благодаря которому все артисты стали куклами. Для того чтобы их расколдовать и превратить в людей, Буратино должен открыть потайную дверцу золотым ключиком и найти злополучный контракт. Вот так теперь выглядит сюжет известной сказки Алексея Толстого «Золотой ключик». В роли Карабаса-Барабаса — Николай Фоменко, в роли Буратино — Юрий Гальцев. Остальные персонажи — не менее узнаваемые персоны в шоу-бизнесе. Волшебными превращениями в течение двадцати дней руководил режиссер-постановщик Александр Игудин, к которому «МК-Бульвар» и обратился за комментариями.


— Александр, это не первый ваш новогодний телепроект. Наверное, уже набили руку на подобных съемках?


— Набивают руку, когда детали на заводе делают. А здесь каждый раз по-новому. Но опыт у меня, конечно, уже большой. Для канала «Россия» это уже мой третий проект, а вообще новогодний — пятый. Еще два было для фильма для Украины.


— Какие эмоции остались от работы в этом году?


— Эмоций не осталось — все они были отданы на съемочной площадке. Там у нас действительно была творческая обстановка, потому что мы на ходу придумывали разные варианты сценок и так далее. Ведь сценарий пишется на бумаге, а когда артисты встают в кадр и начинают импровизировать, рождаются совершенно новые, интересные варианты.


— Как родился сам замысел «Золотого ключика»?


— Все сценарии и замыслы рождаются в нед-рах телеканала. Каждый год уже по весне мы обсуждаем, что будем делать зимой. В этом году канал предложил сценарий «Золотого ключика». Проект получился очень масштабным, потому что нужно было не только снять шоу, но и сочинить к нему двадцать новых песен. Все записать, аранжировать, придумать эскизы костюмов, декораций, потом запустить все в производство.


— Мне кажется, один из самых интересных этапов — подбор актеров в мюзикл. Как распределялись роли в этом году?


— Мы взяли список персонажей и стали думать: Карабас у нас получился очень гротесковый. Наверное, с этим лучше всего справится Николай Фоменко. А Папа Карло должен быть не такой грустный, как в известном детском фильме, а очень романтичный и оптимистичный. Наверное, это Михаил Боярский. Мальвина у нас совсем не молчаливая, а достаточно разговорчивая, не очень романтичная и даже с налетом брутальности. Поэтому это Ксения Собчак. Было бы неинтересно, если бы наши актеры повторяли игру актеров из известного детского фильма.


— У вас появился и совсем новый персонаж — Барби-Маша. Какая роль отведена ей по сценарию?


— Мы хотели сделать романтическую линию для Буратино. Но среди тех персонажей, которые есть в классической сказке, нет ни одного, с которым у Буратино мог бы завязаться роман. Пришлось придумать ему подружку. Так как это должна быть кукла, понятно, что современная кукла больше всего ассоциируется с Барби. Ну, а если это русский вариант Барби, значит, ее должны звать Маша. Когда этот персонаж придумался, мы стали размышлять, кто бы мог подойти на роль такой прекрасной блондинки с хлопающими глазами. И поняли, что это будет Анна Семенович.


— Сколько дней заняли съемки?


— Двадцать. Раньше у нас уходило гораздо больше времени, но в этом году, в связи с кризисом, сроки пришлось поджать. Умирали на работе, но никто же не говорил, что будет легко. Однажды к нам с Юрием Гальцевым даже приезжала «скорая», и врачи ставили нам капельницы — усталость была сумасшедшая.


— Кто из артистов вжился в предложенный ему образ особенно ярко? Кто больше всего импровизировал на площадке?


— Юрий Гальцев и Николай Фоменко. То есть Буратино и Карабас. Кроме того, у нас еще совершенно замечательный Дуремар в исполнении Ефима Шифрина. Не такой «слегка не от мира сего», как в фильме, а очень интеллигентный Дуремар, вечно мучающийся ролью второго злодея. Великолепны кот Базилио в исполнении Юрия Стоянова и лиса Алиса, которой стала Елена Воробей. По форме они у нас — кот и лиса, а по сути — два продюсера. Думаю, когда зрители их увидят, сразу же поймут, каких конкретно продюсеров изображают наши персонажи.


— Какая сцена на съемках запомнилась вам больше всего?


— Каждый день был настолько ярким, что какой-то один и не выделить. Хотя, конечно, запомнилось, как расплакался Пьеро (Николай Басков). Сначала Николай просто изображал рыдания, а потом так вжился в роль, что стал реветь по-настоящему. Конечно, именно этот дубль войдет в фильм.