Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Сэм Уортингтон: «Еда в России тяжелая, а напитки крепкие. Но я справляюсь»

Попасть на главную роль в фильме Джеймса Кэмерона — все равно что вытащить счастливый билет. Но Джеймс, мягко говоря, не часто предоставляет актерам такую возможность

Юлия Малинина
16 декабря 2009 18:59
5372
0

Режиссер молчал после «Титаника» 12 лет и вот три года назад начал работу над проектом, который должен потрясти всех не меньше, чем главные хиты Кэмерона. На днях Джеймс и актеры фильма «Аватар» побывали в Москве, чем и воспользовался «МК-Бульвар», поговорив с исполнителем главной роли Сэмом Уортингтоном.

. Режиссер молчал после «Титаника» 12 лет и вот три года назад начал работу над проектом, который должен потрясти всех не меньше, чем главные хиты Кэмерона. На днях Джеймс и актеры фильма «Аватар» побывали в Москве, чем и воспользовался «МК-Бульвар», поговорив с исполнителем главной роли Сэмом Уортингтоном.


— Сэм, какое чувство вы испытали, когда вас утвердил на роль в своем фильме такой великий режиссер, как Джеймс Кэмерон?


— Это невероятно, я даже не сразу поверил, потому что был в то время никому не известным австралийским актером. К тому же эта роль принесла мне денег, в которых я тогда очень нуждался.


— Что было самым сложным во время работы над фильмом?


— Самым сложным во время работы было получить эту работу. (Смеется.) А когда начинаешь сниматься, то заранее знаешь, что будут проблемы, будут сложные дни. Но это меня никогда не пугало. Да, этот фильм требовал больших физических нагрузок. Например, после съемок сцен полета на птице мне казалось, что у меня попа покрылась мозолями. (Смеется). Но это все мелочи. Просто, приступая к работе, надо сказать себе, что все будет хорошо. И все будет хорошо.


— А пришлось как-то специально тренироваться для съемок?


— Нет. Я ненавижу спорт и не хожу в спортзал. Мне кажется, качаться, поднимать тяжести — лишняя трата времени и сил. Самое главное во время работы над таким фильмом не потеряться во всех этих спецэффектах и адекватно вести себя во время съемок на фоне голубого экрана. А все эти трюки уже дадутся тебе сами собой.


— «Аватар» начали снимать три года назад. То, что вас выбрал Кэмерон, помогло получить роль в фильме «Терминатор-4: Да придет Спаситель», работа над которым началась несколько позже?


— Да, конечно. Более того, Кэмерон мне посоветовал сняться в этом фильме. А роль в «Аватаре» и сейчас помогает мне получать роли в других фильмах. (Смеется.) Джим (Джеймс Кэмерон. — МКБ.) не так часто снимает фильмы. Но когда он это делает, всегда получается блокбастер. И иметь в своем активе работу с таким режиссером означает, что для тебя открываются новые перспективы.


— На какого из героев вы сами больше похожи: на Джейка из «Аватара» или Маркуса из «Терминатора-4»?


— Даже не могу сказать. Играя любого персонажа, ты вытаскиваешь какие-то вещи из себя самого. Маркус — человек с потерянной душой, разозленный на тех, кто превратил его в робота. Джейк больше похож на большого ребенка. Так что, играя его, я снова впал в детство. Ребенка играть веселее. (Улыбается.)


— Это правда, что вы были одним из кандидатов на роль Джеймса Бонда, которая в итоге досталась Дэниелу Крейгу?


— Да, одним из последних трех. Но я думаю, что в то время я еще был морально не готов для роли Джеймса Бонда в частности и бондианы в целом. Это огромная ответственность. Сыграть главную роль у Джима тоже большая ответственность, но все-таки это было легче, я не испытывал такого давления со стороны.


— То есть вы не жалеете, что не стали агентом 007?


— Нет. Думаю, если бы я волновался и паниковал, снимаясь в бондиане, было бы гораздо хуже, чем-то, что я не сыграл этого персонажа.


— В «Аватаре» ваш герой влюбляется в женщину-инопланетянку. Вы в жизни готовы были бы влюбиться в женщину, которая была бы совсем не похожа на вас и на ваше отношение к жизни?


— Все же происходит в душе. В этом фильме как раз очень хороший пример того, что нельзя судить о книге лишь по ее обложке. Нейтири очень открытая и смелая. И в конце концов она спасла мою задницу, что тоже немаловажно. (Смеется.) И поэтому все равно, какая она: большая и синяя или маленькая и зеленая. Главное — это ее душа, которая и очаровала Джейка.


— А реальные отношения с девушкой помогают играть любовь на экране?


— Вряд ли. Больше помогает мое желание и стремление лучше понять женщин. (Смеется.) Потому что я, как и Джейк, не хочу выглядеть идиотом перед женщинами. Хочу их каким-то образом удивить, впечатлить. Это редко когда получается, но я стараюсь. Когда я снимался в этом фильме, у меня была девушка. И какую-то часть наших отношений, какие-то свои эмоции я переносил в отношения моего героя с Нейтири.


— А вашей девушке в итоге понравилась картина?


— Дело в том, что мы с ней расстались…


— Вы родом из жаркой Австралии. А сейчас приехали в нашу холодную, зимнюю Москву. Каково вам тут?


— Я люблю снег. Причем даже больше, чем солнце. В частности, я обожаю сноуборд. К тому же я бывал в Москве и раньше. И в Санкт-Петербурге тоже. Так что я знаком с вашей погодой. Равно как и с вашими людьми, которых я считаю очень сильными, закаленными личностями. Такими же, как австралийцы. Мне нравится проводить время в вашей стране. А что касается холода, то я не беспокоюсь по этому поводу: нужно просто одеться потеплее, и все. (Смеется.)


— А какие у вас общие впечатления от России?


— В свое время я работал каменщиком, строил дома, общался с архитекторами. Так что я обратил внимание на вашу архитектуру, которая имеет огромное культурное наследие, богатую историю. Это впечатляет. Но на самом деле отношение к тому или иному городу заключается в том, как ты его чувствуешь. Потому что город может быть невероятно красивым, но ты ощущаешь себя в нем неуютно. А приезжая сюда, я чувствую себя очень комфортно, как будто надел старую, поношенную, но любимую кофту.


— А как вам русская кухня и напитки? Водка, например?


— Еда очень тяжелая. И напитки тоже тяжелые. В смысле крепкие. Но я же австралиец — мы любим выпить. Так что для меня это не проблема. (Смеется.)


— Хью Джекман, приехав в Москву, рассказал мне, что в Голливуде существует своя австралийская мафия. Вы в нее входите?


— Можно сказать, что да. Австралийское сообщество в Голливуде невелико, но мы все знаем друг друга. И я всегда воспользуюсь советом, который даст мне кто-нибудь из моих соотечественников. Потому что у некоторых из них гораздо больший опыт в американском кинематографе, чем у меня, и я считаю глупым не прислушиваться к их мнениям. (Улыбается.)


— Возвращаясь к «Аватару»: сложно было учить язык инопланетян?


— О да! С американским акцентом было непросто, а про язык На’ви я вообще не говорю. (Смеется.) Но мне повезло. Мой герой Джейк изначально вообще его не знает и изучает по ходу развития сюжета. Так же и я: когда Джейк учил, и Сэм учил.


— Насколько я знаю, Джеймс Кэмерон уже планирует снимать продолжение. Вы согласитесь на съемки в сиквеле?


— Если зрители захотят вернуться на Пандору, то и Джим решит вернуться туда. И если это произойдет, я буду очень рад.


НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Сэм Уортингтон родился 2 августа в городе Перт, Австралия. Его актерский дебют состоялся в 22 года на сцене театра Belvoir Street. Прежде чем получить главные роли в фильмах «Аватар» и «Терминатор-4», снялся в картинах «Война Харта», «Крокодил», «Великий рейд».


В фильме «Аватар» Сэм Уортингтон играет бывшего морского пехотинца Джейка Салли, которого при помощи аватара (генетического гибрида) внедряют в колонию местных жителей На’ви планеты Пандора. Цель Джейка — установить с На’ви контакт и убедить покинуть место своего поселения, которое расположено на залежах редкоземельного минерала…


КСТАТИ


Режиссер Джеймс Кэмерон не хотел использовать грим для создания инопланетян.


Вместо этого на головах у актеров, играющих На’ви или аватаров, был шлем с камерой, точно фиксирующий все нюансы мимики и даже движение глаз. По такому же принципу были сняты все движения героев. После аниматоры в точности воспроизвели игру актеров в их компьютерных персонажах.


Сэм Уортингтон о фильме:


«Ради „Аватара“ я уехал из родной Австралии. Продал все вещи и оставил всего две сумки — с одеждой и книгами. И надо сказать, что сумка с одеждой была гораздо меньше».