Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Диагноз, а не приговор

Среди детей с тяжелейшими умственными отклонениями есть гениальные художники, певцы и ткачи

20 ноября 2009 18:05
3415
0

Это раньше считалось, что есть дети обучаемые и необучаемые. Практика последних лет подтверждает: учить можно и нужно любых детей — как бы ни был тяжел диагноз. Эффект может оказаться потрясающим.

Это раньше считалось, что есть дети обучаемые и необучаемые. Практика последних лет подтверждает: учить можно и нужно любых детей — как бы ни был тяжел диагноз. Эффект может оказаться потрясающим.


2009 год для людей с проблемами здоровья особый — он и Год равных возможностей, и 75-летний юбилей высшего профессионального образования инвалидов в России. Первой ласточкой по набору студентов-инвалидов стал МГТУ им. Баумана. Именно здесь в 1934 году впервые набрали группу слабослышащих студентов, выросшую в наше время в целый факультет для технических гениев с ограниченными возможностями здоровья по слуху. Два года, по заведенному в Бауманке порядку, ребята на подфаке адаптируются к учебной среде в своих группах, а потом вливаются в массовые, учатся там и получают дипломы вместе со всеми.


По словам студентов МГТУ с ограниченными возможностями, долгое время их вуз давал чуть ли не «единственный шанс получить высшее образование и чувствовать себя, как все». Сейчас возможности расширились. Лишь за последние 7 лет число студентов-инвалидов увеличилось на 70% и достигло 24 тыс. человек. Да и вузов, готовящих из них специалистов, стало больше: достаточно, например, упомянуть Московский психолого-педагогический университет. Более того, выяснилось, что можно учить детей и с интеллектом, считавшимся менее сохранным, а то и несохранным вовсе. Надо лишь начинать обучение как можно раньше и под руководством хороших специалистов.


Такую возможность дают специализированные центры Москвы, объединяющие под одной крышей все уровни образования: детский сад, школу, колледж. Там ребенка даже с самым тяжелым диагнозом не только познакомят с окружающим миром, но научат вещам, казалось бы, для него непосильным. И тем самым помогут сгладить последствия заболевания, а то и выйти на уровень возможностей «массовых» детей. В любом случае — начать качественно новую жизнь и резко снизить потребность в медикаментозном лечении.

СПРАВКА


«РД».
В Москве открылись два городских специализированных психолого-медико-социально-педагогических центра для детей с проблемным здоровьем — Центр диагностики и консультирования «Надежда», тел. (499) 943−4017 и (499) 195−9302 и Центр психолого-медико-социального сопровождения детей и подростков, тел. (499) 128−3987. Плюс аналогичные учреждения в каждом административном округе столицы. Например, в Центральном: «Малыш», тел. 953−1052; «Озон», (499) 265−0118 и (499) 265−2663; «Практик», 953−9421 и 953−9515; «На Таганке» 674−3668; «Гармония» (499) 242−2466 и (499) 242−2535; «Тверской» 251−9221; «Пресненский» (499) 256−2294 и Центр социально-трудовой адаптации и профориентации 680−4553 и 680−4311. Информацию об остальных округах можно найти на сайте столичного Департамента образования: www.educom.ru/ru/education_system/ovz/sreda/soprovogdenie/center/


В Центре психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Детская личность» (ВАО) практически у каждого воспитанника свой воспитатель и своя индивидуальная методика обучения и развития. В итоге, рассказала «РД» директор центра Лариса Буданова, до трети детей уходят в обычные школы и детские сады, а остальные переходят в младшие классы своего же центра.


Учат здесь и по стандартным программам, и по индивидуальным — по принципу «программа для ребенка, а не ребенок для программы». А если надо, то и по вовсе уникальным методикам. Например, Сашу, который не может ни говорить, ни пользоваться для письма руками, научили пользоваться шлемомышью — мишенью, которая крепится на голову и посылает сигнал на веб-камеру компьютера. Мишень управляет курсором поворотом головы и дает возможность с оставлять послания на виртуальной клавиатуре — надо лишь выучить буквы и начать складывать их в слоги и слова. Саша освоил эту науку за год и стал писать письма маме и бабушке — отвечать на их вопросы и задавать свои. Сейчас, по словам родных, он страшно увлекся рисованием: осваивает компьютерную графику.


Одновременно с общеобразовательными предметами воспитанников центра учат бытовым навыкам (7-классники на уроках домоводства пекут яблочные пироги, а потом на летней практике с удовольствием готовят для своих товарищей). А с 10-го класса им также дают и специальность: швейное дело, малая полиграфия или работы с компьютером. Вторая группа отделения социальной адаптации занимается вышиванием — не только девочки, но и мальчики.


Другая возможность получить специальность для ребят с ограниченными возможностями здоровья — поступить в колледж или техникум. В технологическом колледже № 21 умеют учить студентов даже с тяжелыми диагнозами. Например, с серьезными психическими заболеваниями (из 1,1 тыс. студентов 200 учатся в коррекционных группах, 136 — глухонемые и 45 воспитанников имеют психические нарушения). Пройдя здесь курс обучения, можно получить специальность автослесаря или работника типографии. А с этого года колледж открыл дополнительный набор — на чрезвычайно востребованную специальность сурдопереводчика.


Инвалиды с самыми тяжелыми заболеваниями учатся работать в гончарной, швейной мастерских и в компьютерном классе — расписывают посуду, делают бусы, ткут ткани и шьют сумки, делают календари, рисуют картины и открытки. Среди их работ попадаются настоящие шедевры: в магазинах они бы ушли влет и за немалые деньги. Нужна лишь целенаправленная поддержка государства по обеспечению выпускников-инвалидов рабочими местами. Скажем, путем создания Центра ремесел, под который можно использовать здания ПТУ, считает замдиректора колледжа № 21 по социальной подготовке и адаптации Ольга Волкова. Одновременно рабочие места для инвалидов должны появиться на предприятиях. Причем так, чтобы это было выгодно предпринимателю — через предоставление городских безвозвратных субсидий или снижение налогов.


«В будущем году будет запущена программа „Безбарьерная среда“, — напомнил „РД“ директор колледжа № 21 Николай Раздобаров. — Может быть, нам удастся понять безбарьерность шире и продвинуть оба направления в рамках этой программы». «Доступная образовательная среда — это не только пандусы для колясочников при входе. Прежде всего, это — человеческий фактор: толерантность общества, его способность принимать других», — добавила Лариса Буданова.