Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Покойный юмор

Завещания — как будто чисто семейное дело, но это только на первый взгляд

29 мая 2008 19:45
1946
0

Когда вскрывается конверт и адвокат оглашает последнюю волю знаменитого усопшего, это чаще всего производит эффект разорвавшейся бомбы. Наследники в шоке, журналисты гадают, кто прав, а Фортуна смеется над глупцами, надеявшимися получить легкие деньги. Можно без преувеличения сказать, что скоро подобные истории начнут происходить и в России.

Когда вскрывается конверт и адвокат оглашает последнюю волю знаменитого усопшего, это чаще всего производит эффект разорвавшейся бомбы. Наследники в шоке, журналисты гадают, кто прав, а Фортуна смеется над глупцами, надеявшимися получить легкие деньги. Можно без преувеличения сказать, что скоро подобные истории начнут происходить и в России.

Oдно из самых скандальных завещаний XX века оставил после себя Жан-Поль Сартр. Всю жизнь боясь оказаться без франка в кармане, знаменитый философ скопил в итоге некую сумму (не превышающую, правда, 10 тысяч франков), которую отписал своей жене Симоне де Бовуар и приемной дочери и душеприказчице Арлет Элкейм. Все полагали, что прощание с философом превратится в хорошо отрепетированное национальное шоу. Президент Франции Валери Жискар д’Эстен распорядился провести торжественные похороны за счет государства, с «гвардейцами кардинала», которые будут нести подушечки с наградами покойного. На престижном кладбище Пер-Лашез приготовили участок рядом с могилой матери умершего. Сюрпризы появились, когда вскрыли завещание. Покойный философ требовал, чтобы его похоронили частным образом, тихо, без всякой стрельбы, мишуры и «подушечек». И самое главное — где угодно, только не рядом с матерью и отчимом, отношения с которыми при жизни были ужасными. Пришлось вдове гения извиняться перед президентом Франции и искать место на другом кладбище.

Знаменитый американский дирижер Леопольд Стоковский слыл большим оригиналом. Обладая незаурядными способностями к саморекламе, он, например, никогда не использовал дирижерскую палочку. На свой дебют в качестве руководителя Филадельфийского оркестра в 1916 году он пригласил ровно тысячу (!) музыкантов. Свой последний контракт заключил с крупной фирмой в возрасте девяноста четырех лет сроком на двадцать лет, но через полтора года скончался. Неудивительно, что от такого человека все ожидали последнего сюрприза. Своему поверенному дирижер сказал, что его последняя воля должна быть оглашена только на его родине в Нью-Йорке. Выполняя требование, огромный контейнер с вещами Стоковского, где были картины, фотографии, столовое серебро, ковры и заветное завещание, перевозили в США. Во время сильного шторма контейнер смыло за борт, и мир так и не узнал, что же завещал великий возмутитель спокойствия. В общем, сенсации не получилось, хотя сама по себе потеря бумаг умершего выглядела столь экстравагантной, что казалась подстроенным розыгрышем.

Сюрпризы ожидали и наследников знаменитого греческого судовладельца Аристотеля Онассиса, который оставил после себя около 900 миллионов долларов. Главными претендентами на добычу оказались дочь усопшего от первого брака Кристина и жена — знаменитая Жаклин Кеннеди. По прижизненной договоренности вдова корабельного магната в случае, если ни разу не изменит своему законному супругу, после смерти должна была получить от него 50 миллионов. На оглашении завещания вместо ожидаемой цифры юрист произнес фразу: «Годовое содержание Жаклин — 150 тысяч долларов». Ее адвокаты стали опротестовывать последнюю волю Аристотеля и выяснили, что тот приравнял к измене последние два года их совместной жизни, когда жена говорила ему не больше трех слов в неделю. Так Жаклин осталась без обещанного. Правда, ее стряпчие все-таки оттяпали у дочери миллионера Кристины 30 миллионов.


ГОЛЛИВУДСКИЕ ПОХОРОНЫ

Марлен Дитрих в середине пятидесятых оставила распоряжение, которое касалось только процедуры ее похорон. С деньгами, она считала, проблем не будет, а вот со славой?

Она хотела, чтобы ее отпевали в соборе Нотр-Дам де Пари, на том основании, что там хорошая парковка для машин. Проститься с ней должен был приехать сам де Голль, если, конечно, будет на тот момент во Франции. Ее доверенное лицо — гражданская жена первого мужа Тами — должна стоять на входе и встречать всех, кто придет проводить Марлен, с букетом гвоздик в руках. Красных или белых. Пикантность ситуации заключалась в том, что белые должны быть вручены тем, кто со звездой спал, а красные — тем, кто только говорил, что спал (таких насчитывалось тоже немало).
Когда пробьет двенадцать, пустят проститься простую публику, которая ворвется в собор как символ всеобщего горя. Апофеозом церемонии должен стать вынос гроба.

В этот момент над собором Нотр-Дам де Пари пролетит пятьдесят боевых самолетов — по числу возлюбленных мадам Дитрих. И оттуда на парашютах спрыгнут все ее любовники (естественно, кто сможет) и те, кто ее просто боготворил. «Десять тысяч простых мужчин, — восклицала Марлен, — полетят над небом Парижа и приземлятся у моего гроба — все с красными гвоздиками! И только у де Голля будет белая».

Вот такая блестящая фантазия на тему собственных похорон от голливудской звезды. Воплотить удалось только службу в Нотр-Дам де Пари и гвоздики — красные и белые, которые вручали гостям при входе.


ОТЦЫ И ДЕТИ

Однако не только юридические проволочки преподносят сюрпризы наследникам. Месть и загробное наказание занимают в завещаниях далеко не последнее место. Наверное, сейчас бы никто не вспомнил знаменитого в свое время американского шансонье, исполнителя популярных ролей в голливудских мюзиклах Бинга Кросби (американского аналога нашего Александра Вертинского), если бы не его странное завещание, сыгравшее зловещую роль в судьбе его детей.

У знаменитого певца и актера, перед талантом которого преклонялись Элвис Пресли, Михаил Барышников и Рудольф Нуриев, родилось четверо детей — Гарри, Дэннис, Филлип и Линдсей. Все было хорошо, пока они не подросли. И тут их будто подменили. Они стали выпивать, как и их мать, которая скончалась от алкоголизма.

Если бы Бинг Кросби любил писать, его самое лучшее произведение называлось бы «Книга жалоб». Материала для нее было предостаточно. В общей сложности четверо его сыновей женились одиннадцать раз (примерно по три раза на брата). Имели около двадцати исков (в среднем по пять на нос) от брошенных ими женщин по делу о признании отцовства, плюс несколько сотен арестов за вождение в нетрезвом виде. В общем, можно не сомневаться, что папаша не один раз обещал наказать своих отпрысков. Однако те только посмеивались. Разрешение «интриги с наказанием» наступило 14 октября 1977 года, когда король шансона скончался от сердечного приступа. Его наследство составило около 150 миллионов долларов. Семейный адвокат огласил завещание. Большая часть (100 миллионов) отошла мачехе сыновей — второй жене певца Кэтрин Грант, остальные 50 миллионов были поделены между сыновьями… с одним-единственным условием: получить свою долю наследства они смогут только по достижении восьмидесятилетнего (!) возраста. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Сыновья поскрежетали зубами и приготовились ждать. Но, похоже, отцовское завещание имело не только юридическую силу.

Средний сын Кросби Линдсей застрелился 11 декабря 1989 года, едва ему исполнился пятьдесят один год. Он размозжил себе голову пулей, как только узнал, что врачи поставили ему диагноз: рак. Двумя годами позже его брат Дэннис также покончил жизнь самоубийством в состоянии алкогольной депрессии. Ему было пятьдесят шесть.

Старший из наследников легендарного шансонье, певец и актер Гарри Кросби скончался в голливудской больнице в возрасте шестидесяти двух лет от рака легких. Ходили слухи, что и это было сведение счетов с жизнью, но коронер, проводивший дознание, учитывая интересы семьи, отказался подтвердить или опровергнуть эту версию.

Шанс унаследовать свою долю отцовского капитала оставался только у шестидесятилетнего Филлипа. Чтобы как-то избежать «проклятия», он по совету пастора (сведущего в таких делах) написал «антизавещание», в котором отказывался от наследства. Филлипу удалось дотянуть до шестидесяти девяти лет.

О том, как он прожил эти годы, можно было бы написать «черную комедию», — остерегаясь всех и всего. Но даже он не смог уберечься от одного-единственного сердечного приступа, забравшего его на тот свет. Так деньги Бинга Кросби и пропали, не принеся никому счастья.


ЛОТЕРЕЯ

Одно из почетных мест в списке самых «нехороших» завещаний занимает волеизъявление Пикассо. Точнее, его отсутствие. Знаменитый художник умер, никак не распорядившись своим имуществом. А между тем его состояние оценили после смерти в 260 миллионов долларов (цифру сильно занизили по налоговым соображениям).

Претендентами на наследство оказались два сына и две дочери Пикассо от разных женщин, его последняя жена Жаклин Рог и двое внуков художника — дети старшего сына Поля. Между участниками дележа тут же вспыхнула война.

К урегулированию конфликта были привлечены четырнадцать адвокатских контор и многочисленные эксперты.

Наверное, тяжба между наследниками длилась бы до сих пор, если бы младший сын художника Клод, смертельно уставший от бесплодной борьбы, не предложил соломоново решение: разыграть наследство создателя «Герники» в лотерею. Претенденты согласились. Восхитительная коллекция картин, керамики, набросков и скульптур, принадлежавших Пикассо, была тщательно посчитана. Опись творческого наследия художника длилась четыре (!) года.

Итог фантастический: за девяносто лет жизни художник написал примерно (не все работы были признаны подлинными) 1876 картин, 7089 рисунков, 4659 рисунков в блокнотах, 18 095 гравюр. Плюс Пабло создал около 10 000 лито- и линогравюр, 1355 скульптур и 2880 керамических тарелок. Большая часть этого досталась государству в качестве налога. Остальное, кроме урны с прахом, изъятой из лотереи по взаимному согласию всех сторон, было поделено на лоты (в соответствии со степенью близости и старшинства) и разыграно. Самую большую долю (три десятых) получила Жаклин Рог, внуки художника — Марина и Бернар — по две десятых от общей суммы, а Клод и Палома Пикассо — по полторы десятых. В пересчете на деньги получилось приблизительно следующее (приблизительно потому, что цены на работы Пикассо постоянно менялись): дети художника Клод и Палома Пикассо (ныне известный модельер, яркая звезда европейского бомонда), а также Майя (дочь другой возлюбленной художника — циркачки Мари-Терез Вальтер) получили по 11 миллионов долларов «в произведениях Пикассо». Внуки художника от его первой жены балерины Ольги Хохловой (матери Поля) Марина и Бернар — около 16 миллионов долларов «в масле». Его последняя жена Жаклин Рог унаследовала 28 миллионов долларов и виллу в местечке Мужен на юге Франции. «Таким образом, мы избежали ужасно некрасивых сцен, — пояснил сын художника Клод. — Лотерея была единственным благопристойным выходом».


СЕДЬМОЙ ЭТАЖ

Знаменитый драматург Теннесси Уильямс также вписал свое имя в историю завещаний. К концу карьеры его состояние оценивалось в 10 миллионов долларов. Сумма громадная для драматурга. Его последнее творение «Скатерть для летнего отеля», поставленная на Бродвее, получила ужасные отзывы в прессе и сошла со сцены, выдержав всего четырнадцать представлений. Уязвленный автор впал в тоску. Чтобы его подбодрить, друзья устроили вечеринку, которую Уильямс испортил, попытавшись спрыгнуть с седьмого этажа. Его остановили, связали и отправили в больницу. Выписавшись, Теннесси пообещал завещать свои деньги брату, если тот возьмет его к себе. «Я хочу только одного — чтобы рядом со мной находился близкий человек, так как боюсь умереть в одиночестве». Брат испугался подобной обузы и пообещал забрать его «когда-нибудь потом». Теннесси грустно улыбнулся и сказал, что «когда-нибудь потом» тот об этом пожалеет.

Поздним вечером 24 февраля 1983 года драматург пошел спать в занимаемый им двухкомнатный номер отеля «Елисей» на Манхэттене. Его очередная сиделка — безработный актер Джон Уокер — остался коротать время в гостиной. На ночном столике писателя, как обычно, были рассыпаны таблетки, которые Теннесси заранее вынимал из упаковок. Там же лежал маленький пластиковый пузырек с глазными каплями. Потянувшись за снотворным, Теннесси по ошибке положил в рот пробку от пузырька и запил ее виски. Пробка застряла в горле, и он начал задыхаться. Напрасно он хрипел, пробуя позвать на помощь, — пластмасса надежно закупорила трахею. На следующее утро его обнаружили мертвым на полу спальни. «Неопытная сиделка» Уокер заявил, что слышал шум, но так как его никто не позвал, побоялся сам войти.

После похорон адвокат вскрыл завещание. Последняя воля Теннесси гласила, чтобы его прах развеяли над морем как можно ближе к тому месту, где в 1932 году совершил самоубийство его возлюбленный поэт Харт Крейн. А десять миллионов долларов, обещанные брату, достались Гарвардскому университету. Теннесси Дейкен был разочарован.

Может быть, именно этим можно объяснить тот факт, что он распорядился похоронить драматурга рядом с матерью (и никакого моря!), а на его могиле, по слухам, не было цветов, только пустая пластиковая бутылочка из-под глазных капель.


ДВА ДОМА — ОДНА КРЕПОСТЬ

Знаменитый сценарист и режиссер Орсон Уэллс, прославившийся своей радиоверсией «Войны миров» Герберта Уэллса, во время трансляции которой тысячи жителей Нью-Джерси в панике покидали свои дома, думая, что рядом приземлились марсиане, стал легендой еще при жизни. Про него рассказывали, что он выпивает двенадцать чашек кофе за завтраком, съедает четыре или пять порций икры за обедом и ужинает семью стаканами водки.

К старости, запутавшись в своих диетах и сердечных делах, он жил, разрываясь между двумя домами: в Аризоне, где обитали его жена с детьми, и в Лос-Анджелесе, где «прописалась» его поздняя любовь — югославская актриса Ольга Палинкас. Заветной мечтой Орсона была постановка «Короля Лира». Талантливый режиссер, будучи отцом трех девочек, находил у себя много общего с героем Шекспира. Главное, что он хотел изменить в истории Лира, —
это выкинуть сцену с завещанием, утверждая, что все беды вздорного короля произошли именно из-за него. Сняв за свою жизнь всего шесть фильмов, Уэллс разочаровал многих, кто предсказывал ему блестящую карьеру. Но больше всего он разочаровал своих родных после смерти. Орсон умер вечером 9 октября 1985 года. Сердечный приступ застиг его за пишущей машинкой. Шофер обнаружил тело на следующее утро. Похороны были закрытыми. В оставленном им распоряжении Уэллс требовал, чтобы его прах тайно захоронили в Испании. Его дочь буквально исполнила эту странную волю. Проникла в загородный дом бывшего тореадора Антонио Ордонеза в Ронде, где Уэллс любил отдыхать, и засунула синюю урну в небольшой кирпичный колодец на поле для гольфа, никак не пометив место упокоения, чтобы никто не мог ни потревожить, ни отдать почести великому режиссеру. Так были соблюдены все требования анонимности. Дело оставалось за малым — поделить деньги. Однако завещание вызвало разочарование жены и дочерей умершего. Дом переходил в собственность его любовницы Ольги Палинкас и, что самое ужасное, деньги детей тоже, при соблюдении одного небольшого условия: если его жена Паола умрет раньше любовницы. Откуда Орсон знал, что Паола смертельно больна (он не интересовался ее здоровьем последние пять лет), родные режиссера так и не выяснили, зато жена Орсона чудом выздоровела и опротестовала завещание мужа. Суд предложил ей заключить мировую с противной стороной, однако жене режиссера не удалось этого сделать. Направляясь на встречу с Паолой, миссис Палинкас погибла в автомобильной катастрофе. Что это было: провидение или случайность — сказать невозможно, но все деньги строптивого чудака, пожелавшего (как и король Лир) оставить своих дочерей с носом, вернулись в семью.


Сигарета в наследство

У богатых свои причуды, и они не устают напоминать об этом даже с того света. Настоящим «царем зверей» мог бы почувствовать себя эльзасский дог Гюнтер III, хозяйка которого — графиня Карлотта фон Либенштейн — завещала своему любимцу 65 миллионов фунтов стерлингов. Что примечательно, после смерти пса состояние перешло к его прямому наследнику — щенку Гюнтеру IV.

Чуть меньше повезло дымчатому терьеру Шерри из Уэльса. Он получил в наследство «всего» 30 тысяч фунтов стерлингов — так его хозяйка позаботилась о том, чтобы у «сиротки» всегда была конура с подогревом и удобный коврик.
Самым невероятным наследником миллионов оказался… комнатный цветок. Обычная бегония миллионерши Катрин Клемент по завещанию стала обладателем состояния в 400 тысяч фунтов стерлингов. Теперь это самое богатое (в прямом смысле) комнатное растение в мире, предмет зависти многих homo sapience.

Другим неожиданным наследником судьба выбрала… снеговика. Некая мадам Прево, состоятельная женщина из Бретани, завещала потратить 50 тысяч франков на строительство снежных мужчин, чтобы они могли соответствовать своим видом «настоящим джентльменам». Возможно, теперь этих зимних обитателей Франции украшают не только традиционные ведро и морковка, но кое-что побогаче.

Пять лет придется дожидаться получения наследства вдове одного римского миллионера, смысл завещания которого сводится к несуразному требованию: его наследница должна ежедневно выкуривать по пять сигарет. Такое наказание настигло эту некурящую женщину только за то, что она изводила мужа просьбами бросить дымить.

Не слишком мистично настроенные душеприказчики Эрнста Дигвида, директора английской школы, были вынуждены застраховаться от второго пришествия. Дело в том, что мистер Дигвид отписал в своем завещании 26 тысяч фунтов стерлингов Сыну Божьему, когда он явится в этот мир. Как только завещание было опубликовано, дом его дальнего родственника, исполнявшего волю покойного, стали регулярно посещать «Иисусы», желавшие получить свою долю наличными.

В России пока не до подобных капризов в волеизъявлении. Но рост личных состояний сегодня заставляет многих наших соотечественников перенять опыт своих западных коллег в этой области причуд.