Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Анджелина Джоли: «Клинт Иствуд оправдал все мои ожидания и как режиссер, и как мужчина»

Безупречная репутация Клинта Иствуда как режиссера приковывает внимание к его проектам почти всех голливудских звезд. Анджелина Джоли также давно хотела поработать с Клинтом, и вот ее мечта осуществилась.

21 января 2009 18:11
1235
0

В новом фильме «Подмена» ей досталась главная роль. «МК-Бульвар» побеседовал с актрисой о том, как проходила работа над фильмом, который уже вызвал одобрительные отзывы большинства кинокритиков.

В новом фильме «Подмена» ей досталась главная роль. «МК-Бульвар» побеседовал с актрисой о том, как проходила работа над фильмом, который уже вызвал одобрительные отзывы большинства кинокритиков.

НЕСЕКРЕТНЫЕ КИНОМАТЕРИАЛЫ

Действие фильма «Подмена» происходит в конце 20-х годов прошлого века в рабочем пригороде Лос-Анджелеса. Похищенный из дома своей матери мальчик Уолтер (на фото вверху) возвращается через несколько месяцев. Однако мать уверена, что перед ней не ее сын, а совсем другой ребенок (на фото внизу). Сюжет картины основан на реальных событиях, происходивших в 1928—1930 годах. Маньяк Гордон Стюарт Норткотт похитил несколько мальчиков, которых впоследствии убил. Дело имело широкую огласку в прессе, и сбежавший из дома 12-летний Артур Хатчинс,
узнав о своем сходстве с одним из пропавших мальчиков, решил выдать себя за него. Целью подростка родом из Айовы было добраться до Голливуда, чтобы познакомиться с актером Томом Миксом.

— Анджелина, вы впервые работали с Клинтом Иствудом. Скажите, вы волновались?

— Конечно. Перед началом съемок я сильно волновалась. Так бывает всегда, когда сталкиваешься с великими людьми. Ты думаешь: надеюсь, он действительно такой крутой, каким я его себе представляю; надеюсь, он оправдает мои ожидания. Потому что очень не хочется разочароваться в человеке. А ведь Клинт — легенда, не правда ли? И должна признать, он оправдал все мои ожидания и как режиссер, и как мужчина. Даже скажу больше — в сто раз превзошел мои ожидания. Он потрясающий человек.

— Вы изучали какие-то реальные факты, на основании которых был снят фильм «Подмена»?

— Помимо сценария нам дали все статьи, касающиеся того дела 1928 года. И слава богу, что они это сделали, потому что поначалу вся эта история казалась такой дикой, что вообще не верилось, как такое могло быть на самом деле. Но в то же время я не думаю, что если бы этого не было в реальности, это не могло бы стать фильмом. Потому что представить себе, что у кого-то может поехать крыша и он закрутит такую авантюру, возможно. Но знать, что это все происходило в реальности, и иметь документальное тому подтверждение было очень интересно и познавательно.

— Сложно было вам, современной женщине, играть героиню двадцатых годов? К тому же она была молодой матерью-одиночкой во времена, когда сексизм процветал чуть ли не на законном основании.

— Нелегко. И, конечно, мне порой приходилось прикусывать свой язык, чтобы не ляпнуть что-то не то. И бывали сорванные мною дубли, когда я переходила черту, начинала общаться с полицейскими так, как вела бы себя сама в такой ситуации. Но рядом всегда был Клинт, который удерживал меня в рамках сюжета. Однако было и наоборот, когда я вела себя в кадре с полицией слишком застенчиво, в то время как Клинт хотел, чтобы я играла более агрессивно.

— И как вы входили в образ?

— Поначалу мне сложно было понять свою героиню, потому что она не похожа на меня. Если бы такая история, не дай бог, случилась со мной, я бы начала кричать, плакать, биться головой об стенку и пытаться что-то предпринять. Но войти в образ мне помогли воспоминания о моей матери, Маршелин Бертран, которая ушла из жизни в прошлом году. Она была очень спокойным, тихим человеком, не любила кричать. Вот она бы никогда не стала спорить и ругаться с властями.

— У вас там есть сцена, когда ваша героиня в психиатрической клинике говорит доктору: «Да я имела и тебя, и твою лошадь, на которой ты въехал в этот город…»

— Да, это было здорово. Но я старалась сделать все возможное, чтобы не быть похожей на Клинта Иствуда в его фильмах, когда он говорил нечто подобное. (Смеется.) Просто это та фраза, в которой ты действительно слышишь и представляешь себе Клинта, ну или понимаешь, что в этот момент он находится где-то рядом.

— Иствуду уже немало лет. Возраст как-то влияет на его поведение на съемочной площадке?

— Да, Клинту уже немало лет. Но уровень его энергии по-прежнему на высоте и просто поражает. Про него нельзя сказать, что он снизил темп своей жизни. В перерывах между съемками он летал на вертолете или качался в спортзале. Он гораздо активнее по жизни, чем я. Это просто какой-то исключительный человек. Нет, про него никогда не подумаешь, что он пожилой мужчина.

— Клинт Иствуд известен тем, что снимает фильмы очень быстро. На что это похоже?

— Когда я впервые услышала, что он снимает быстро, то подумала: может, его просто раздражает игра актеров и он хочет побыстрее все закончить. (Смеется.) Но на самом деле все наоборот — он очень проницательный человек, четко знает, чего хочет, тогда как другие режиссеры могут предложить сыграть тебе одну и ту же сцену по-разному, чтобы понять, как именно он ее видит. Клинт принимает решения молниеносно и всегда оказывается прав. Да, пожалуй, он правда самый проницательный человек, которого я когда-либо встречала.

— Вам понравилось работать так быстро?

— Безусловно, да. Но, если честно, он работает чересчур быстро. (Смеется.)

— На сцену у него уходит по два-три дубля?

— О, да какое там! Чаще всего один дубль. То есть он получает тот кадр, который ему нравится, и не стремится его усовершенствовать, а просто идет дальше. И это, кстати, только добавляет уверенности актерам, которые у него снимаются. Я работала с режиссерами, которые снимают дубль за дублем. И поэтому когда я только пришла на съемочную площадку к Клинту, то для себя решила: покажу ему все, на что способна, буду экспериментировать в кадре. Но с ним я начала рассуждать иначе: я играю так, как могу, полностью готова к роли, и незачем тратить время впустую. И так думают большинство актеров, которые с ним работают. Знаете, у нас был такой момент. Как-то после ланча я, не зная, какую сцену мы собираемся снимать, подошла к Клинту, чтобы уточнить. А он мне просто сказал: «Иди ложись в постель». По сюжету это была сцена, когда моя героиня просыпается от звонка и бежит к телефону, надеясь получить какую-то информацию о сыне. Лежа в кровати с закрытыми глазами, я представляла себе, как сейчас надо будет вскочить и побежать к телефону. А когда я так и сделала, то услышала от Клинта: «Продолжай играть». И так одним длинным дублем мы сняли всю сцену.

— А как вели себя дети-актеры на площадке? Не сложно им было переносить всю мрачность фильма?

— Мальчик, сыгравший моего сына, Гэттлин Гриффит, был очень милым ребенком, да и совместные с ним сцены давались мне легко, как если бы я просто общалась со своими собственными детьми. А сцены с Девоном Конти — мальчиком, который выдавал себя за моего сына, давались мне тяжело. Мне трудно было кричать на него, одергивать его. Но потом наступила другая крайность: я пыталась развеселить его, играла с ним в свободное время, и это закончилось тем, что, когда я по сюжету на него кричала, он начинал хихикать. (Смеется.) И мы ничего не могли поделать. Но в сцене, когда моя героиня взрывается и бросает в него тарелку с едой, я попросила, чтобы во время этой съемки его вообще не было в комнате. Просто потому, что я не могу кричать на ребенка, кидать в него какие-то вещи. А потом, когда надо было снимать в той же сцене его, я просто старалась повторить свои фразы, но в гораздо более мягкой форме.

— Как Клинт помогал вам играть сложные сцены?

— Я помню, мы снимали сцену на железнодорожной станции, когда моя героиня оборачивается к поезду, на котором, как ей сказали, приехал ее пропавший сын. И я никак не могла понять, как это играть: должна ли она нервно смеяться или, наоборот, закатывать глаза от страха или нетерпения. Я имею в виду, мне нужно было показать естественную реакцию этой женщины, но я не могла никак представить себе, какой эта реакция должна быть, потому что сама ситуация очень странная. И Клинт сказал мне: «Тебе не кажется, что она просто думает, что ее разыгрывают?» И в этом весь Клинт, он не объясняет тебе долго и нудно, что конкретно нужно сделать, он дает маленькие подсказки, аккуратно и ненавязчиво подталкивает тебя в правильном направлении.

— Скажите, фильм «Подмена» оправдал ваши ожидания?

— Да. Еще когда я только читала сценарий, я знала, что у картины есть огромный потенциал стать действительно хорошим фильмом, хотя, конечно, говорить что-то наверняка заранее нельзя. Все мы — и актеры, и те, кто работал над «Подменой», уже после окончания съемок пытались быть на высоте. Но сюжет фильма очень сложный: там много разных историй, много персонажей, много эмоций. И перед тем как посмотреть его первый раз, я волновалась. Но мне очень понравилось. Я думаю, Клинт проделал невероятную работу.

На фото: Режиссером картины должен был стать Рон Ховард, однако из-за начала съемок фильма «Ангелы и демоны» вынужден был отказаться, став при этом продюсером. Именно Ховард посоветовал Клинту Иствуду взять Анджелину Джоли на главную роль, считая, что актриса очень хорошо подходит на роль женщины 20-х годов прошлого столетия.