Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Игорь Матвиенко: «Я был женат раза четыре…»

Музыкальных продюсеров принято называть серыми кардиналами, однако некоторые из этих кардиналов давно стали ничуть не менее звездными персонами, чем их подопечные

Ульяна Калашникова
23 сентября 2009 20:04
4053
0

Игорь Матвиенко, открывший в свое время «Любэ» и «Иванушек», с честью несет репутацию светского льва и человека великодушного во всех отношениях.

Игорь Матвиенко, открывший в свое время «Любэ» и «Иванушек», с честью несет репутацию светского льва и человека великодушного во всех отношениях. Он руководил творческой молодежью на нескольких «Фабриках», возглавил национальное жюри на последнем «Евровидении» и при этом не перестает сам писать песни. Странно, что и на интервью время остается.


— Игорь, говорят, что в шоу-бизнесе год за два. Исходя из этого, некоторым вашим подопечным уже о пенсии пора подумать. «Иванушки» 14 лет на сцене, а «Любэ» в этом году отметили двадцатилетие. Неужели за все это время вы с тем же Николаем Расторгуевым ни разу не хотели расстаться?


— Как ни странно — нет. Наверное, мы с Николаем редко видимся и еще не успели друг другу надоесть. Потом неправильно говорить, что я работаю с «Любэ». Скорее я и есть часть группы. Это коллектив, с которым я просто выхожу на сцену. Я член команды. Точно так же меня можно назвать четвертым участником группы «Иванушки» или группы «Фабрика»… Даже не знаю, почему мы уже 20 лет вместе… Наверное, Николай сыграл здесь немалую роль. Он — замечательный певец. И то, как он передает мои песни, людям нравится. Ну и еще образ его — вне моды и вне времени.


— С кем из ваших подопечных проще работать?


— Наверное, с «Любэ». Потому что писать песни для одного человека гораздо проще, чем для коллектива солистов. У «Любэ» почти все песни мои, хотя с недавних пор я иногда беру материал для моих артистов со стороны, поскольку просто не успеваю. Для «Любэ» тоже предлагают, но мне ничего не нравится. Вот, например, выходит песня «Комбат». Мне присылают тут же с полсотни сочинений в подобном стиле, только гораздо хуже. Ну и зачем они мне?


— В последнее время много написано и сказано о здоровье Николая Расторгуева. Как сейчас себя чувствует всенародно любимый артист?


— Я думаю, все не так ужасно, как об этом говорят и пишут. После операции он держится молодцом. Так что на работе это практически не сказывается.


— Вы тоже недавно попали в светские хроники с историей об ограблении вашей квартиры…


— Я сам прочитал и удивился! Мол, ограбили квартиру в центре — и моя 19-летняя домработница Олеся сообщила мне о краже. Надо сказать, эта информация очень порадовала моих детей. Они и не знали, что у меня есть квартира в центре (я давно живу за городом) и что там еще домработница. Это только потом появилось уточнение: Олеся — это одна из моих артисток, и ограбили на самом деле ее.


— Говорят, вашим артистам можно позавидовать. Якобы вы такой добрый и заботливый, практически отец родной. Это тоже слухи?


— Я вообще не строгий человек. Хотя, конечно, по-разному бывает. Поначалу я мягкий, а затем, когда что-нибудь случится, — могу и наехать. Поводом может стать что угодно: репетиции, отношение к проекту. С женскими коллективами, кстати, работать сложнее. Девушки очень хитрые. Плакать начинают, давить на жалость. Но меня этим не проведешь. Мало того что у меня пятеро детей, так я еще и женат был раза четыре. У меня в этом смысле большой опыт.


— А девушки из ваших поп-групп имеют право замуж выходить? Или по контракту — никаких семей, пока есть работа на эстраде?


— Это все ерунда. С тем же успехом в контракте можно написать: не есть и не ходить в туалет. Ну как можно заставить человека не связывать себя узами Гименея? Этого нельзя делать. Если певица решила выйти замуж и рожать детей — пусть так и поступит. Я считаю, что для женщины важнее выстроить личную жизнь, нежели добиться каких-то успехов в шоу-бизнесе.


— Вы помните, с чего началась ваша карьера продюсера?


— Наверное, с того, что я написал пару-тройку песен — и было это в 90-х годах. А затем появились артисты, их исполняющие. Сначала один, затем — второй. Можно сказать, что мой первый большой проект — это «Любэ». С моей стороны это, конечно, было рискованное телодвижение. Все-таки в те времена в моде был совершенно другой стиль, типа «Ласкового мая» — длинноволосые субтильные юноши. А я сделал проект, что называется, на контрасте. Раз — и брутальные мужики появились. Когда собрал «Иванушек», в стране вообще расцветал шансон. И сотрудники звукозаписывающих фирм шутили, мол, берешь любую пластинку, рисуешь на ней решетку — и она продается миллионными тиражами. А тут мы создали такой бойз-бэнд. То же самое с «Мобильными блондинками». Все-таки это не еще одна девичья группа, а своего рода стеб над ними.


— Вы можете назвать себя везучим человеком?


— Я действительно скорее везучий, чем нет.


— В казино часто выигрывали?


— Я никогда не любил казино. Предпочитаю фондовый рынок, правда, попал тут из-за финансового кризиса. Но это по дурости. А вообще я предпочитаю играть в большой теннис или бильярд.


— На вашей основной работе кризис как-то сказался?


— Я думаю, что артисты должны радоваться этому кризису. Потому что кризис означает некую нижнюю точку, после которой будет восходящий тренд, как говорят на фондовом рынке. И все мы в ожидании этого движения наверх. Кризис, конечно, многое изменил. Если раньше шоу-бизнес жил в прекрасном розовом мире, когда чуть ли не каждый день была куча концертов, когда популярные артисты такие деньги получали, что как-то неудобно становилось. К тому же в последние десять лет вся музыкальная индустрия крутилась вокруг корпоративов, поэтому наша отечественная музыка превратилась в ресторанную. Но сейчас, я думаю, многое изменится.


— Вы сказали, что у вас пятеро детей. Чем они занимаются?


— Старший сын закончил институт и работает в МИДе. Знает несколько языков. Дочь старшая учится в Лондоне на дизайнера одежды. Ну, а маленькие — в школе пока.


— Вы, наверное, запросто смогли бы помочь детям сделать музыкальную карьеру, если бы они пожелали стать звездами…


— Насчет этого я не уверен. Это очень непростая работа, утверждаю как человек, сам стоявший на сцене. Из всего нашего курса в музыкальном училище в профессии осталось человека три. А сейчас, может быть, и вовсе — один я. Хотя моя старшая дочь, которая учится на дизайнера, мне уже помогает. Недавно сконструировала концертный костюм Вике Дайнеко. В нем она выступала на одной музыкальной церемонии. То есть получается семейный подряд. Каждую копейку в дом. (Улыбается.)


— На семейный досуг времени хватает?


— Стараюсь находить. Если выдается свободное время, любим всей семьей кататься на сноубордах. Я, правда, катаюсь хуже всех, а вот дети уже вовсю гоняют. Если бы я пораньше этим занялся, то, конечно, стал бы очень спортивным человеком. Но уже возраст, страшно гонять на скорости.


— Родительские собрания в школе посещаете?


— Конечно.


— И как там реагируют на звездного папу?


— Нормально. В этой школе полно таких, как я.


КСТАТИ


Игорь Матвиенко проявляет интерес не только к эстрадной, но и к церковной музыке.


При содействии продюсера вышли несколько альбомов с православными молитвенными песнопениями и записями богослужений. Сам Игорь тоже считает себя верующим человеком, хотя и отмечает, что пришел к вере лишь после своего тридцатилетия.