Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Выйти из сумрака

Алексей Чадов — один из самых закрытых молодых актеров. Интервью практически не дает. А если и соглашается на встречу, то только с журналистами тех изданий, которым доверяет

Виталий Бродзкий
27 июня 2008 23:47
1272
0

Журнал «Атмосфера» оказался в этом списке.

Журнал «Атмосфера» оказался в этом списке.

Несмотря на юный возраст, в его киноарсенале — роли в самых заметных фильмах последнего времени: обоих «Дозорах», «9 роте», «Живом».

А этим летом Чадов вновь заставит заговорить о себе — на экраны выходит картина режиссера Тиграна Кеосаяна «Мираж» с его участием. Понятно, что к Алексею приковано повышенное внимание публики. Еще и потому, что молва приписывает ему романтическую связь с молодой красавицей, актрисой Агнией Дитковските.


Жизнь без вкуса
Сегодня ты уже можешь выбирать из предлагаемых тебе кинопроектов. Какие критерии в выборе роли у тебя существуют?

Алексей Чадов: «В первую очередь я смотрю, присутствует ли история, интересен мне персонаж или нет. Что он делает, что говорит, что из себя представляет. Есть ли возможность что-то сыграть».

А какие у тебя табу?

Алексей: «Мои приоритеты — кинопленка. Если это полный метр, если это кино, меня все устраивает. Хотя на „цифру“ я тоже снимался в двух проектах. Но то были очень неплохие истории. Например, о Харламове. Получилось достойно, потому что прорисовывали силуэты всех героев. Еще важно, кто стоит во главе проекта, что за люди в команде, какой режиссер. Ведь в сегодняшнем кино редко бывает, когда режиссер рулит всем процессом».

В августе в прокат выходит фильм «Мираж». По каким соображениям ты согласился сниматься в этой картине?

Алексей: «Так режиссер же — Тигран Кеосаян! (Смеется.) И красивая история. Вестерн. А это необычный жанр для нашего кино».

Опять боевик, военные действия?

Алексей: «Я там не военный, а наоборот — городской человек, который в руках никогда толком и оружия не держал. Совсем другая история. И мне в этой истории был интересен не только мой персонаж. Сюжет такой: несколько разных ребят попадают в интересную ситуацию, и между ними завязываются отношения. В итоге получается неожиданная и смешная развязка. И с Кеосаяном я давно хотел поработать. Считаю его интересным человеком и настоящим профессионалом».

Ради этого фильма ты сделался затворником, уехав под Тамань?

Алексей: «Да-да. Только жил я в самой Тамани. А декорации были на косе».

Хотя там море, но говорят, что это не то место, где можно отдох-нуть в перерывах между съемками. Неужели правда?

Алексей: «Еще Лермонтов писал, что Тамань — самый скверный городишко, подразумевая глухоту местности и ее отдаленность от цивилизации. И хотя люди там живут душевные и открытые, атмосфера не самая лучшая. Плохо растут помидоры, огурцы, вообще вкусного мало».

Так тебе без вкусненького тяжело было?

Алексей: «Всю жизнь любил вкусно поесть, чтобы овощи — с огорода. (Смеется.) У моих бабушки с дедушкой всегда были сочные огурцы и помидоры. А в Тамани — ужас!»

И сколько времени ты там находился?

Алексей: «Около месяца».

А в каких условиях?

Алексей: «Там была единственная частная гостиница. Правда, недостроенная. И еще одна — такая старая, совдеповская, с запахом столовой. В ней и жила наша группа. А нас поселили чуть-чуть получше. Но главная проблема была с едой. Мы даже сами пытались готовить. Моя любимая девушка что-то постоянно делала. Но там не было продуктов! Ассортимент такой, что ей приходилось самой выдумывать блюда».

Твоя девушка хорошо готовит?

Алексей: «Очень хорошо! Просто замечательно! Из ничего она может приготовить что-то вкусное».

Леша, скажи честно, близкие люди помогают или мешают в экспедициях?

Алексей: «Мне — помогают. Потому что для меня экспедиция ассоциируется с желанием поскорее уехать домой. Если это сложная поездка, то первые две недели я хочу убежать к родным. Правда, потом привыкаешь, появляются знакомые. Тогда становится полегче. Но первые недели я грущу. Поэтому в экспедициях мне совсем не мешают родные люди».

А со своими близкими ты советуешься, выбирая роли? Вы ведь в одной профессии…

Алексей: «Безусловно. Общаемся, что-то обсуждаем. Так происходит постоянно. У нас настолько похожие вкусы, что порой приходится просто проговаривать одно и то же — ради поддержания разговора». (Смеется.)

Два актера в семье — плюс или минус?

Алексей: «Для меня — плюс! Две творческие личности, как мне кажется, проще уживаются в быту, нежели люди разных профессий».

Ой ли?!

Алексей: «Актерская профессия очень отличается от многих других, даже таких же творческих. Например, мы совсем другие, чем художники. Как минимум по образу жизни. Мы ночью живем, а рабочий класс — днем».

Не надоело еще по ночам на съемках пропадать?

Алексей: «Я считаю, что моя профессия — самая счастливая, а для меня еще и самая любимая. Минусы есть, но они приятные. Иногда встаешь рано, перерабатываешь, замерзаешь, болеешь, падаешь, травмируешься, но это все мелочи».

В некоторых актерских семьях присутствует ревность друг к другу по поводу несыгранных ролей. У вас такого не происходит?

Алексей: «У нас все по-другому. Для нас не есть цель — отхапать роль, сыграть ее, удивить, так скажем, творческий бомонд города. Нет. Для нас гораздо важнее процесс, отношения, люди, участие в проекте. У нас нет задачи урвать роль во что бы то ни стало. Если роль тебе не досталась, то, значит, она тебе и не предназначалась. Мы в этом смысле фаталисты».


Соседи — только родные люди
Ты как-то сказал: «Я хочу, чтобы у меня была такая же семья, как в „Крестном отце“, — большой и надежный клан».

Алексей: «Да, это правда».

Что для этого предпринимаешь?

Алексей: «Пока планирую создать материальный плацдарм. Мне нужна земля, чтобы построить на ней дом».

То есть тебе сначала нужно обустроиться, а уже затем…

Алексей: «Нужно место, куда ты сможешь уехать, где минимум внимания соседей. Мне нужен свой уголок для уединения. Для меня это природа, лес, речка, лодка, рыбалка, забор, хозяйство. Любимая женщина в доме».

Строиться собираешься где-нибудь в Подмосковье?

Алексей: «Конечно! Чтобы можно было успеть сорваться в нужный момент на работу. Постараюсь отстроиться недалеко от Москвы, но в то же время чтобы вокруг была природа, а не поле и не дачный поселок».

Не в том ли модном направлении, где живут «Рублевы» и «Кутузовы», собираешься обустраиваться?

Алексей: «Я думаю, что туда можно переехать (смеется), если только в паре-тройке сериалов сняться. Нет! Я хочу, чтобы нашими соседями были близкие люди. Мы собираемся с моими друзьями взять большой кусок земли, а потом думать, что с ним делать. Главное, чтобы окружение состояло из родных».

Неужели так напрягает внимание окружающих?

Алексей: «У нас какой-то перебор с нетактичными персонажами. В этом городе много людей, которые могут позволить себе странные вещи. Например, кричать на весь магазин, увидев известного человека».

И как ты на это реагируешь?

Алексей: «По-разному. Случается, и агрессивно. Проявления хамства убивают во мне доброту, снисхождение».

А так ты добрый и снисходительный?

Алексей: «Я добрый парень, но с кулачками. Вторую щеку подставлять не стану».

А говорят, что в актерской профессии люди со временем приходят к какой-то терпимости…

Алексей: «А я терпеливый. Я общаюсь со всеми. Вот и на площадке вчера сидел с водителями, наверное, целый час, говорили о чем-то непонятном. (Смеется.) Я в этом смысле достаточно закаленный. Просто случаются какие-то тупые ситуации, и тогда ты начинаешь существовать на животных инстинктах».

Как же ты тогда реагируешь на слухи по поводу тебя и твоих близких?

Алексей: «Я спокоен. Сейчас абсолютно никакой реакции у меня нет. А вот раньше было много всего… Пытался искать справедливость. (Улыбается.) Но потом понял: это все — пустое сотрясание воздуха. Только тратишь свою энергию. Сейчас вообще внимания не обращаю».

Даже если знакомые звонят по телефону и говорят: «Леша, а тут про тебя такое написали!..»?

Алексей: «А я к этому привык! Порой, приезжая к друзьям, которых не видел два-три года, слышал про себя страшные рассказы, что я, например, наркоман. Приходилось даже руки показывать, говорить, что все в порядке. Ведь обыватели так верят СМИ! Если написали в газете — значит, такое обязательно было».

Или считают, что нет дыма без огня.

Алексей: «И так тоже думают! Но мне все равно».

Со слухами ясно, а к критике ты прислушиваешься?

Алексей: «Прислушиваюсь. Но я сам себе критик. Причем хороший. Я очень самокритично к себе отношусь. Вижу все неровности, все огрехи».

А твоя девушка может тебя критиковать?

Алексей: «Безусловно, ее мнение для меня очень важно. Как и мнение всех моих родственников».


Денежный вопрос
Продолжаем разговор про родственные связи. Твой брат Андрей — тоже актер. Скажи, с родным братом играть удобно?

Алексей: «Мне — очень удобно! Это даже игрой не назовешь. Какое-то странное существование. Ни на что постороннее не обращаешь внимания: ты знаешь про человека абсолютно все, тебя не отвлекают какие-то его повадки, тебе все это привычно. Нет такой притирочки, как с посторонним человеком».

А процесс притирки для тебя такой мучительный?

Алексей: «Я с удовольствием снимался бы раз в год. Ну два! Но это можно себе позволить только в Голливуде. Сниматься и заниматься еще какими-то вещами, например устройством семьи. Допустим, заработать двадцать миллионов, купить дом. Или заниматься благотворительностью. А нам приходится пахать и пахать».

А помнишь, с чего все начиналось? Я о первых ролях в театре…

Алексей: «Да, моя первая роль — зайчик в мюзикле „Красная Шапочка“. На муниципальном уровне у спектакля был громкий резонанс».

Тогда ты получил звание лауреата и тебя премировали поездкой в Турцию…

Алексей: «Да, в Анталью».

Съездил?

Алексей: «Конечно! Для меня это стало событием. Ведь я нигде не был! Только в Солнцеве и на Красной площади в Мавзолее. (Смеется.) Шестнадцать лет, ничего еще не видел».

Тогда ты был этим доволен, а сейчас, случись такое, ты выбрал бы поездку или деньги?

Алексей: «Поездку!»

В таком случае на каком месте сейчас у тебя стоят деньги?

Алексей: «Они всегда стоят на важном месте. Деньги необходимы любому человеку. Тем более если ты — личность известная, тебе нужны средства, чтобы как-то обособиться, выстроить свой мир. И это нормально. В Голливуде уже давно пришли к подобному. Актеры живут отдельно. У них нет соседа, который встает в семь утра, а ночью подсматривает и подслушивает, когда ты возвращаешься с вечеринки. Поэтому деньги, конечно, нужны».

А на голом энтузиазме ты бы смог сейчас сыграть?

Алексей: «Конечно, смог бы! Могу себе позволить. Вот только сегодня все проекты снимают для того, чтобы заработать. И в такой ситуации глупо не зарабатывать самому».

А что же тогда с рекламой? Считаешь это занятие недостойным?

Алексей: «Нет, не считаю. Мне предлагают, но пока все не то. Мог бы купиться, в хорошем смысле, и на то, что мне не очень нравится, но имеет вес. Ведь реклама — один из видов заработка артиста. В ней нет ничего постыдного. Весь киношный мир живет по таким законам. Главное, чтобы это не выходило за рамки твоего внутреннего мира. Ты, например, рокер, мачо, а рекламируешь йогурты или средство для мытья унитазов».

Табу на алкоголь и сигареты есть?

Алексей: «На сигареты есть. Не та это реклама, нездоровая».


Ярмарка тщеславия
Раньше ты говорил, что не стоит сидеть на двух стульях — сниматься в кино и играть в театре. Сегодня что-то изменилось?

Алексей: «Я понял, что на двух стуль-ях усидеть нельзя, поэтому я сижу на одном. Сейчас у меня только кино и все, что с ним связано. Мне в кино интереснее».

Ты разделяешь актеров на киношных и театральных?

Алексей: «Разделяю. Но в нашем кино в основном все актеры театральные. Есть еще и телевизионные».

А ты тщеславный человек?

Алексей: «Наверное, нет. Хотя, конечно, мне безумно приятно, если что-то в моей работе кому-то приходится по вкусу. Допустим, режиссеру понравился дубль — мне это греет душу. Но огромного кайфа при просмотре фильма со своим участием я не ощущаю».

Актерская профессия, говорят, от лукавого. В церковь ходишь перед съемками?

Алексей: «Многие это утверждают. Я крещеный, крест ношу, в церковь хожу. Правда, сейчас реже стал посещать храм перед съемками фильма, а раньше ходил в церковь перед каждой новой ролью. Сейчас я считаю, что проводник есть ты сам. Хотя это понятие ближе к протестантству. Но мне проще с самим собой договориться, решить, играть мне эту роль или нет. Главное — найти со своим внутренним миром гармонию. А уже потом ты можешь прийти в церковь и поставить свечку. С духом пообщаться».

А с батюшкой?

Алексей: «Есть священник, с которым я общался во время съемок фильма „Живой“. Он рассказывал, показывал, напевал. Оказался очень интересным человеком. Сейчас хочу к батюшке обратиться машину освятить».

Железки освящаешь?

Алексей: «Освящаю. Для меня машина — это не железка, а второй дом. Я много времени провожу за рулем».

И что для тебя важно в авто?

Алексей: «Честно говоря, все важно — дизайн, уникальность, объем двигателя, характер, BMW!» (Смеется.)