Архив

Ольга Родионова: «Моделью можно стать в любом возрасте»

Ее называют рублевской женой, хотя она никогда толком не жила на Рублевке. Вокруг нее витает масса слухов, на которые она уже давно перестала обращать внимание

Несмотря на внешнюю «гламурность», жизнь Ольги Родионовой наполнена вполне житейскими вещами: будучи моделью и телеведущей, она успевает кормить супруга домашней едой и воспитывать красавицу дочку.

5 августа 2009 19:30
9031
0

Несмотря на внешнюю «гламурность», жизнь Ольги Родионовой наполнена вполне житейскими вещами: будучи моделью и телеведущей, она успевает кормить супруга домашней едой и воспитывать красавицу дочку. А недавно ее имя всплыло опять в связи с выходом за рубежом нашумевшей книги «The book of Olga»: Ольга была номинирована на премию «Серебряная калоша». Правда, без скандала не обошлось — теперь Родионова подает на организаторов премии в суд.


«МК-Бульвар» посчитал, что нет повода не пообщаться с Ольгой, и отправился к ней домой. Девушка встретила нас обворожительной улыбкой.


— Судя по цветущему виду, жизнь наполнена яркими красками, несмотря ни на что…


 — Да, много интересного происходит. Буквально пару недель назад у меня закончились съемки в новом сериале с рабочим названием «Повезло вам, что вы меня взяли». Кроме того, я веду проект на канале «World Fashion Channel», это программа о людях, ставших легендой в мире моды. Поскольку я много лет проработала в фэшн-индустрии, мне это близко. Я собираюсь продолжить ездить по миру и брать интервью у известных дизайнеров. Сейчас на очереди один из моих любимых — Эли Сааб, ливанец. Он делает потрясающе красивые платья. Как настоящий восточный мужчина, он выпускает на сцену в конце показа не одну невесту, а шесть.


— Ольга, а с чего, собственно говоря, началась ваша модельная карьера? Вы не пришли как простая смертная на кастинг с портфолио?


 — Нет, такого не было. Я закончила институт по специальности «банк и банковское дело» и совершенно не планировала быть моделью. Но после окончания института я поняла, что я не банковский служащий, не умею сидеть в офисе. Тогда я начала заниматься модой и открыла свой бутик.


Чуть позже мой французский агент предложил мне сделать съемку со знаменитым американским фотографом Хельмутом Ньютоном. Так началась моя большая творческая карьера. Я понимала: если мы сделаем удачную фотосессию, это откроет передо мной двери в мир высокой фотографии. В итоге сессия вышла во французском Vogue. Так что я опровергла расхожее мнение о том, что моделью становятся в 15 лет. Моделью можно стать в любом возрасте — было бы желание. Мне было тогда 26. Я очень горжусь этой съемкой, хотя она невероятно трудно мне далась.


— Слышала, что вы подали в суд на организаторов премии «Серебряная калоша», на которую вы были номинированы вместе с книгой «The book of Olga». Что вас побудило к этому?


— Дело в том, что книга была выпущена тиражом всего 1000 экземпляров для коллекционеров фотографии, стоимость ее по книжным меркам весьма существенная — 350 евро. Она была сделана на Западе и не привозилась в Россию. Если она и попала сюда, то скорее всего через вторичных дистрибьюторов или по чьей-то личной инициативе. Откуда-то взялись слухи, что мой муж оплатил создание книги. Ксения Собчак даже озвучила какую-то немыслимую сумму гонорара фотографу, что является неправдой. Это был арт-проект авторитетного во всем мире издательства, которое и выпускало книгу. И сколько они заплатили фотографу — это только их дело. Ксения оскорбительно высказалась о содержании книги, нецензурно обращалась в мой адрес в последующих выступлениях.


Для меня эта номинация была совершенно неприемлемой. Ксения же, как всегда, хотела сделать шоу, и она его сделала. Теперь юристы готовят несколько исков. Я надеюсь, что мы разрешим этот конфликт, опровергнем клевету, и все встанет на свои места.


— А вообще вы с Ксенией Собчак когда-либо лично общались?


— Мы знакомы, но общались редко. Она источает такой негатив на все, к чему прикасается! Ксения Собчак создает себе известность с помощью скандалов с успешными женщинами. Это человек, который почему-то все время пытается нарушить чье-то личное пространство. Недавно она позвонила мне после всей этой неприятной истории с «Калошей» и, не сообщив, что мы общаемся в прямом эфире, начала говорить, как хорошо она ко мне относится, не понимая того, что я к ней никак не отношусь!


Ксения живет по принципу «Show must go on». Но у нее свой путь, а у меня — свой. И я не намерена принимать ее критику потому, что она не только не является профессионалом фотографии, но и в искусстве, обнаженной натуре не видит ничего, кроме гениталий. И потом, разве можно полагаться на мнение особы, в адрес которой, по сообщениям сразу нескольких крупных информагентств, Общественный совет по нравственности на ТВ выдвигает обвинения «в пропаганде проституции, сводничестве, сутенерстве, коммерческой и сексуальной эксплуатации людей».


— Сложно вам далась работа над книгой? Я слышала, что фотограф Беттина Реймс — довольно требовательная натура…


 — Да, несмотря на то что она женщина, она очень жесткий человек во всем, что касается съемочного процесса. Она хороший режиссер, и самодеятельность на ее площадке недопустима. Мне часто задают вопрос: а что вы хотели сказать этой книгой? Не понимая, что я сказать этой книгой ничего не хотела. Этот вопрос надо адресовать Беттине. Меня постоянно обвиняют в какой-то чрезмерной открытости. Но не нужно путать человека и образ. Если Моника Беллуччи играет проститутку, это не значит, что она гулящая женщина.


— А как на такие съемки реагирует ваш супруг, Сергей Родионов?


 — Муж меня к фотообразам не ревнует. Он считает, что такие съемки доказывают: красота не только привилегия юности, а вечная категория. Он очень мудрый человек. К тому же ему нравится, как я поддерживаю физическую форму. И вообще, я, наверное, даже чувствую гордость. Возьмите и попробуйте сделать так же! Французская газета «Ле Монд» предположила, что наша работа с Беттиной войдет в историю фотографии. А профессиональный американский журнал American Photo назвал эту книгу гимном любви.


— Ольга, хотелось бы перейти от искусства к делам земным. Вы живете с мужем уже 16 лет, у вас свой секрет семейного счастья?


— Наверное, нет секретов семейного счастья. Это просто вопрос психологии. Не стоит раздувать конфликты из ничего, лучше уступить. К тому же мужчиной надо заниматься, его нужно кормить, с ним надо разговаривать. Может, это покажется смешным, но мы с мужем иногда просто ходим гулять. По Москве, по старым переулкам нашего детства, обсуждая и вспоминая, что здесь происходило.


— Вы помните, как вы с ним встретились?


— Еще бы не помнить такой момент! Это был мой первый рабочий день в банке. Я пришла в собственноручно сшитом платье из журнала «Бурда моден» и ужасно волновалась. В приемной стоял Сергей. Он сказал, что эта встреча была роковой. Он начал заходить ко мне пить чай, мы стали общаться, и года через полтора это переросло в бурный роман.


Иногда приходится слышать фразы типа: вот как ей повезло, вышла замуж за богатого. На самом деле наша история из разряда: чтобы быть женой генерала — надо выходить за лейтенанта. Конечно, мы не бедствовали, но он не был богатым. Мы и сейчас над златом не чахнем. И я сама зарабатываю, кстати. Свое — оно душу греет. Правда, я с деньгами очень быстро расстаюсь. Даже муж иногда на меня ругается: «Что же это такое: вот у тебя есть деньги — а через минуту их у тебя нет!».


— Большую часть времени вы проводите в Хорватии, где у вас появился дом. Почему вдруг такой выбор?


 — Хорватия для меня бальзам на сердце. Когда ты становишься публичным человеком, тебе вечно не хватает какого-то спокойствия и уединения. Я люблю кататься там на лодке, читаю книги. За это лето перечитала Саади и Хафиза. С удовольствием прочитала наконец-то Санаева «Похороните меня за плинтусом» и почти всего Липскерова.


— Вашей дочери уже исполняется 14 лет. Считается, что это трудный возраст. Как быстро вы находите общий язык?


 — Могу сказать, что этот переходный возраст мы переживаем практически бесконфликтно. Например, она приходит ко мне — и мы смотрим вместе фильмы или читаем. Она человек, выросший в творческой обстановке. В этом году дочка едет учиться за границу, в Швейцарию. С зарубежным дипломом она легко сможет продолжить образование где угодно в мире и найти себе работу по вкусу. Она идет учиться на английское отделение — владеет этим языком в совершенстве, неплохо говорит по-хорватски, надеюсь, что подтянет французский. Так что в Москве теперь я буду жить еще реже, ведь из Хорватии в Швейцарию добираться гораздо быстрее.


КСТАТИ


Свою карьеру Ольга начала с открытия бутика.


Параллельно занялась модельной карьерой. Но со временем совмещать бизнес, творчество и семейные дела стало труднее.


К тому же Ольга как будто почувствовала приближающийся кризис. В прошлом году бутик она решила закрыть, о чем сейчас совсем не жалеет.