Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Тест на беременность

Дмитрий Дибров стал жертвой паразитов

29 июля 2009 18:36
2516
0

Последнее время медицинские подробности семейной жизни Дибровых стали появляться с такой пугающей частотой, что «МК-Бульвар» решил разобраться во всем лично.

Дима плюс Полина равняется фейерверк. Семейная жизнь этой молодой четы в исполнении наших СМИ выглядит примерно так: приходит Дибров в поликлинику, смотрит распечатки своих анализов — опа! Тут же хватается за мобильный, звонит журналистам, сообщает результаты. Приносит ему с утра молодая жена тест на беременность, на нем две полосочки — ура! Опять есть что рассказать прессе, Дима снова на телефоне. Последнее время медицинские подробности семейной жизни Дибровых стали появляться с такой пугающей частотой, что «МК-Бульвар» решил разобраться во всем лично.


Признаться, полноценного интервью не получилось. Мы c Дибровым общались по телефону. После первой же фразы про беременность Полины телеведущий разразился таким прочувствованным и страстным монологом, что сразу стало понятно: накипело. Речь его лилась бурным потоком, не требуя никаких дополнительных вопросов. Нам оставалось только вставлять отдельные фразы и междометия.


— Дима, еще недавно вы светились от счастья в ожидании ребенка, потом появились пугающие новости про угрозу выкидыша у Полины. А на днях в интервью одному изданию она сообщила, что никакой беременности в помине не было. Что все это значит?


— Ложь! Ни одному изданию Полина ничего не говорила и никаких интервью не давала — это я вам гарантирую. Она просто не могла этого сделать, потому что мы все время находимся вместе. И она даже слышать не хочет про всю эту историю.


— Тогда, может, вы сами проясните ситуацию?


— Понимаете, на свете существует один отвратительный тип. Этот человек делать ничего не умеет, сам из себя ничего не представляет, но зато он очень сильно любит деньги. Он работает в самой гнусной газете на свете, название которой я произносить по понятным причинам не буду. Ее сотрудники каждый день позорят святое дело папарацци. Почему святое? Да потому что я сам журналист и знаю, что папарацци — это тяжелый хлеб. Надо сутками сидеть под палящим солнцем, не спать, выжидать момент, чтобы заснять какую-нибудь звезду, к примеру, на диком пляже неглиже. Так вот этот мерзейший, отвратительный тип никого не поджидает и не сторожит. Он вообще не парится — сладко спит и сладко ест, потом утром не торопясь приходит в свою редакцию и при-ду-мы-ва-ет!


— Стало быть…


— Стало быть, сначала он написал, что Полина закачала в лоб ботокс. Но быстро понял, что уж слишком это очевидная чушь, много на ней не заработаешь — какой ботокс в двадцать-то лет?! Тогда он напряг все свои извилины и исторг новость о том, что Дибров бесплоден и собирается обращаться за помощью к профессорам. Упс! Опять промашка — оказалось, что у Диброва есть дети, проверить-то руки не дошли. Ничего страшного! Другой на его месте испытал бы хотя бы неловкость. Этот — нет. Он зарулил с утра в соседнюю забегаловку, хлопнул рюмку-другую и настрочил следующую «новость»: Дибров вылечился, и его жена уже беременна. Мне продолжать?


— Конечно, я записываю!


— И вот тут ему стало понятно, что он наконец нащупал «золотую жилу"! Тема с беременностью может длиться и длиться. Девяти месяцев не хватит. Главное — вовремя подкидывать публике очередную сенсационную подробность.


— То есть «угроза выкидыша» стала просчитанным звеном в чьем-то сценарии?


— Я понятия об этом не имею и, честное слово, даже задумываться не хочу, какой еще бред родится в его воспаленном воображении. Причем у этого парня еще есть коллега-журналистка, которая пишет такие же мизантропические, гнусные заметки, как и ее напарник. Они — паразиты, которые существуют за счет других, мерзкие присоски, бескостные и безмозглые. Но самое для меня ужасное, что сотни моих коллег по всей стране точно так же приходят с утра на работу и кропотливо переписывают все эти паразитарные пакости для своих изданий, клонируя тем самым бред и ложь. Получается, что мой любимый цех ест продукты жизнедеятельности глиста! Вы сами-то это осознаете? Вы журналист, зачем же вы пользуетесь испражнениями глистов? Зачем вы их читаете?


— Ну вообще-то по долгу службы. И — заметьте — я проверяю информацию у первоисточника.


— Больше всего меня огорчает, что ежедневный тираж этой газетенки в несколько раз превышает годовой тираж произведений Достоевского. И в ответ на все обвинения в пошлости и подлости они твердят одно и то же: но нас ведь читают! Однажды они настолько оборзели, что пригласили меня к себе в редакцию. Я даже растерялся от такой невиданной наглости. И вообще… Мы с Полиной сейчас в Турции. Кругом горы, море, свежий воздух, у нас чудесное настроение. И весь этот разговор мне жутко неприятен.


— Тысяча извинений, что омрачила ваш отдых.


— Не стоит. Я надеюсь, что на этом можно поставить жирную точку и больше к этой теме уже не возвращаться.


ДМИТРИЙ ДИБРОВ О ПАПАРАЦЦИ


Мы, звезды, ничего с ними поделать не в состоянии — даже самые, казалось бы, защищенные.


Ни принцесса Диана, ни Мадонна, ни Барак Обама — никто не ускользает от их объективов. И звезды могут сколько угодно гундеть и возмущаться — ах, зачем вы засняли меня пьяным? На это всегда есть ответ — а ты не пей!