Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

День Валентины

Первого августа Валентине Леонтьевой, всесоюзной тете Вале, исполнилось бы 86 лет

2 июля 2009 19:27
5666
0

Она ушла из жизни в 2007 году, забытая не только зрителями и коллегами, но и собственным сыном. В последние дни жизни рядом с ней были чужие, по сути, люди: братья Николай Боголюбов и Виталий Заикин, те самые дети, которые выросли на передачах «Спокойной ночи, малыши!» и «В гостях у сказки».

Она ушла из жизни в 2007 году, забытая не только зрителями и коллегами, но и собственным сыном. В последние дни жизни рядом с ней были чужие, по сути, люди: братья Николай Боголюбов и Виталий Заикин, те самые дети, которые выросли на передачах «Спокойной ночи, малыши!» и «В гостях у сказки». Братья дали тете Вале то, что не могло обеспечить руководство постперестроечного телевидения, — возможность говорить перед камерой. А она завещала обнародовать эти откровения не раньше чем через два года после своей смерти. Два года минули, и Виталий Заикин предоставил нам уникальную возможность опубликовать отрывки из последних, домашних разговоров с Валентиной Леонтьевой.


Виталий Заикин познакомился с Валентиной Леонтьевой в 1995 году, когда тетя Валя с коллегой Николаем Озеровым приехала в один из пансионатов Кисловодска.


Виталий Заикин: «Мне тогда выпал шанс взять интервью у Озерова и Леонтьевой. Волновался я страшно. Но известные на всю страну ведущие встретили меня так, будто знали всю жизнь. Они с Озеровым сидели на балконе и смеялись без передышки — закадычные друзья. Валентина Михайловна курила, изящно держа сигарету между двумя тонкими пальцами. Одетая для встречи безупречно, с завитыми волосами, всегда готовая выйти в эфир. Я и не мог предположить тогда, как глубоко страдала эта веселая, уверенная в себе женщина».


Как же вам удалось сдружиться с Валентиной Михайловной?


Виталий: «Валентина Михайловна как-то сразу прониклась ко мне и даже пригласила попробовать себя на Центральном телевидении, обещала оказать поддержку. И когда я потом приехал в Москву, она и впрямь подыскала мне должность в рекламном отделе на одном телеканале. Однако, оказавшись в „Останкино“, я вдруг увидел, что великая ведущая там уже давно сама никому не нужна».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Мне Богом дано мгновенно узнавать, что за человек стоит передо мной — свой он или чужой, а не так, что я влюбилась и спустя время кричу: „Какой ужас! Где были мои глаза?..“ Так, как вы, обо мне не заботились ни покойный муж, ни сын. Вы с Колей целиком заменили моего равнодушного Митю».


НИ КАПЛИ ЗВЕЗДНОСТИ


Записывать Валентину Михайловну на любительскую камеру Виталий и его брат Николай Боголюбов стали не случайно. Ведь бывший работник Центрального телевидения никогда не позволяла себе говорить неправильно и была безумно интересным собеседником.


Виталий: «Чаще всего, как только камера включалась, Валентина Михайловна мгновенно преображалась и начинала заигрывать с телезрителями: то посылала в объектив воздушный поцелуй, то закрывала лицо тут же снятой с ноги туфелькой. Хотя, конечно, она осознавала: никто, кроме нас и нее, не увидит эти кадры».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Я ненакрашенная, не снимайте! Вот сейчас нарисую себе стрелки, как перед эфиром, и появлюсь во всей красе! Нас ведь на советском ТВ никто не гримировал, все самим приходилось делать».


Из нее вышла бы, наверное, хорошая актриса…


Виталий:
«Наверное. Ведь после Школы-студии МХАТ она хотела пойти в театр, но устроилась на работу рядом с домом».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Я не собиралась работать на телевидении и им заболевать! Просто жила напротив телецентра. Тогда я и не знала, что такое эфир и камеры. И вдруг по радио услышала, что на телевидении набирают дикторов. И подумала, что там мне заплатят какие-то деньги. Мы тогда всей семьей голодали — почти как в блокаду. На пробах я не волновалась, знала, что это лишь временная работа, чтобы не помереть с голоду».


Виталий: «На прослушивании Валентину Михайловну попросили прочитать либретто „Лебединого озера“. „Зачем мне бумажка, я и сама говорить умею!“ — выпалила Леонтьева. Комиссия поразилась, как складно Леонтьева рассказывает, и ее тут же взяли диктором. А потом как-то на телевидение ей позвонил мужчина и сказал: „Здравствуй, Валечка. Ты сегодня со мной так поздоровалась с экрана, что мне захотелось сказать тебе это в ответ“. Для Леонтьевой это было настоящее признание таланта».


Бывшая ведущая не была испорчена всесоюзной славой?


Виталий:
«У сестры Леонтьевой Людмилы сохранилась открытка, датированная 1942 годом и подписанная юной Валей: „Я в лучах своей будущей славы не забуду случайно тебя“. „Надо же, откуда у меня было столько амбиций?“ — смеялась над этим посланием из прошлого уже состоявшаяся телеведущая. На самом деле она никогда не воспринимала себя как звезду. Но, видимо, от того, что Леонтьева разговаривала со зрителями с экрана как с близкими, все спешили поделиться с ней своими проблемами. Даже уже в девяностых ей часто приходилось стоять на перекрестке и выслушивать чуть ли не всю биографию того или иного старичка. Однако из природной скромности Валентина Михайловна никогда не пыталась воспользоваться привилегиями известного человека».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Один случай я запомнила навсегда. Я как-то пошла в ГУМ за мулине, это были такие нитки, я, как и все, что-то вышивала. Встала в конце длиннющей очереди. Потом меня заметили, подходит заведующий отделом, говорит: я прямо сейчас отпущу вам нитки, зачем стоять и ждать? Я сказала, что не заслужила того, чтобы получить свои нитки раньше других людей в очереди. Тогда он лично вынес мне мулине, а я просто развернулась и сбежала от этих льгот!.»


Виталий: «Под старость Валентина совсем плохо видела, ей поставили диагноз «катаракта». Чтобы уберечься от слепоты, Леонтьева должна была лечь на операцию в Институт микро-
хирургии глаза. Оперировать ее вызвался сам Федоров. А она вдруг потребовала обычного врача с конвейера, который делает по сорок операций в день. «Ваш Федоров — и политик, и преподаватель, да он, наверное, забыл, как людей резать! Но как об этом сказать, не обидев его, я не знаю. Лучше уж останусь слепой», — говорила тетя Валя.


Наверное, много интересного она рассказывала про советские прямые эфиры…


Виталий:
«У Валентины Михайловны была уникальная память. Она могла не помнить, что делала минуту назад, но если мы ее спрашивали, как звали ту женщину, которая сына долго искала, она тут же не задумываясь могла вспомнить даже сложное имя вроде Камшат Кобдозимовна Дудынбаева».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Я накануне передачи никогда не спала. Всего пятьдесят две ночи я провела в мучительных раздумьях. Боялась что-нибудь забыть, продумывала варианты на случай, если что-то пойдет не так. И каждый раз возникал самый неожиданный прокол! Например, я никогда не знала, как обнаружить героев передачи, которые должны были сидеть в зрительном зале. Мне давали бумажку с номерами кресел, но не могла же я ходить в прямом эфире и заглядывать за спинки! Тогда я останавливалась возле ряда, где была «подсадная утка», и рассказывала о судьбе этого человека, переводя взгляд с одного зрителя на другого. Практически всегда по глазам я могла определить своего героя!


А однажды в телецентре на Шаболовке в съемках передачи участвовал гималайский медведь. За пятнадцать минут до прямого эфира я прошла мимо этого дикого зверя, ничуть не боясь, а он, шельма, сорвался с цепи и цапнул меня за руку! Я отказалась ехать в больницу, просто спрятала перевязанную руку за спину, чтобы зрители ее не увидели. И так простояла двухчасовую передачу — без правой руки. А муж, узнав об этом, позвонил мне и спросил: «Ну что, говорят, ты чуть медведя не задрала?»


А ведь самая известная в Союзе телеведущая даже не состояла в партии…


Виталий:
«Однажды теленачальник Лапин отправил ее на интервью в Кремлевский дворец. „Партбилет, пожалуйста“, — потребовали у Валентины при входе. Оказалось, что без этого документа в Кремль не пускают! Она была уже на грани отчаяния: неявка на встречу с высокопоставленными лицами по такой идеологической причине грозила выговором, вплоть до увольнения. Но тут охранники расплылись в широких улыбках: „Да это же наша любимая тетя Валя!“ — и пропустили без партбилета».


ПОД ТРАМВАЙ И ПОД НОЖ


На пике популярности тети Вали два корреспондента радио сыграли с ней злую шутку. Поспорили на ящик шампанского, какой слух — про Высоцкую или Леонтьеву — долетит от Москвы до Владивостока быстрее. Средство связи — сарафанное радио. Вскоре до Владивостока донеслось известие, что жена дипломата Валентина Леонтьева, находясь в Америке, вступила в преступную связь с ЦРУ. И ей пришлось оправдываться за это в каждом интервью и перед начальством. Но это было похоже на невинную шалость по сравнению с тем, как крутанула человеческие судьбы перестройка.


Виталий: «Директор, пришедший в перестроечные годы на телевидение, в один день снял все ее передачи: „Спокойной ночи, малыши!“, „В гостях у сказки“ и „От всей души“. Валентину Михайловну он пригласил в кабинет и предложил ей уйти на пенсию. На что тут же получил ответ: „Я сейчас повешу на грудь табличку с надписью „В моей смерти винить начальника“ и лягу под трамвай на ВДНХ!“ Тогда ее перевели „за кадр“ на должность помощника режиссера. А когда мы с ней познакомились — и вовсе назначили консультантом в отдел сурдоперевода. „Для того я всю жизнь молола языком, чтобы на старости лет объясняться жестами“, — иронизировала тетя Валя».


А как же многочисленные друзья-телевизионщики, не заступились?


Виталий:
«Леонтьева сама всем помогала. Когда Шилова лежала с переломом ноги, тетя Валя дала нам с Николаем деньги и попросила навестить ее, купить продукты. Ее бывший руководитель Ираклий Андроников страдал другим недугом: в старости у него дрожали руки, даже столовые приборы он не мог держать.


И Валентина Михайловна приезжала к нему в гости, чтобы покормить с ложечки. Перед съемками многие, с кем беседовала в кадре Леонтьева, буквально тряслись от страха, но ведущая вселяла в них уверенность".


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Левитана я все интервью держала под столом за руку. И других успокаивала как могла. Я все отдавала друзьям, а многие из них попользовались мной и отвернулись».


И она так легко вам об этом на камеру рассказывала?


Виталий:
«Все это мы с братом узнали не сразу. На такие откровенные беседы Валентина Леонтьева пошла только после того, как поняла, что нам можно доверять. А случилось это после такого поступка: мы подарили ей на 75-летний юбилей кассету, куда записали интервью с самыми известными людьми, которые когда-либо работали с ней. По телевизору-то ее и вовсе забыли поздравить. А на нашей видеооткрытке звучали только теплые слова. Кроме того, почти все передали Валентине Михайловне какой-нибудь подарок. Лариса Голубкина — свой диск, Махмуд Эсамбаев — книгу, Шаганов стихи прочитал, Людмила Зыкина и Евгений Петросян рассказывали, как они познакомились с Леонтьевой, Кира Прошутинская благодарила за все, чему та ее научила, когда они вместе начинали программу „От всей души“. На Светлану Сорокину Леонтьева после ее поздравления вообще посмотрела другими глазами. До этого она считала Светлану сухим диктором, а когда та прочитала для нее стихи Ахматовой, поняла, что очень в ней ошибалась».


А вам с братом зачем было нужно столько помогать совершенно чужому, по сути, человеку?


Виталий:
«Так сначала она сама нам помогла: меня устроила на телевидение, когда случались серьезные проблемы со здоровьем, через свои связи находила нужных специалистов… Мы не могли остаться в долгу, да и просто полюбили ее. Стали устраивать Валентине Михайловне выездные встречи со зрителями. На этих вечерах она просто с ними разговаривала и этим жила, ей нужен был резонанс. Как раз во время одного из таких выездов в Георгиевск Николай попросил Валентину Михайловну стать его крестной матерью. И она, разумеется, не отказалась».


Неужели для легендарной ведущей вообще не могли найти места в современном телеэфире?


Виталий:
«Мы хотели возродить все программы Леонтьевой. Сначала она, а когда стало неудобно, уже мы обивали пороги дирекции телецентра. „Если вы готовы платить за свои выступления в эфире по рекламным ценам, то пожалуйста: минута — пять тысяч долларов“, — ошарашил Леонтьеву бывший начальник».


Однажды Леонтьева появилась в «Останкино» заметно помолодевшей, но слухи о пластической операции опровергала…


Виталий:
«Ей было стыдно признаться, что ради эфиров она готова изменить внешность. Ведь все были готовы списать Валентину с телевидения, как устаревшее оборудование. Как-то мы вместе были на банкете, и в разгар праздника к Валентине Михайловне подошла Наина Ельцина. Поцеловала в щеку, справилась о здоровье и делах насущных. И услышав о проблеме старения, сказала, что порекомендует лучших врачей в области пластической хирургии. Наина сдержала слово, и вскоре Валентина Леонтьева легла под нож. Но только ради того, чтобы вернуться на экраны».


Это была подтяжка лица?


Виталий:
«Нет, ей по уникальной технологии сжигали верхние слои кожи вместе с морщинами. По тем временам эта процедура обошлась нам в кругленькую сумму — пятнадцать тысяч долларов. Когда ее привезли, на лице была гипсовая маска, кормить в первые дни Валентину Михайловну приходилось чуть ли не через пипетку. „Главное, чтобы в дырочку гипсового рта сигарета проходила!“ — предупредила заранее наша заядлая курильщица. Когда маску сняли, лицо выглядело как обожженное. И заживало около месяца».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«У меня ямочка появилась на щеке, а у меня в жизни не было там ямочки. А знаете, что это значит? У меня щеки пополнели на ваших харчах, появилась младенческая припухлость! Как же я буду красить такие распухшие глаза и губы? А если я их не накрашу, то буду выглядеть так, будто у меня вообще лица нет!»


В коридорах «Останкино» Леонтьева тогда произвела фурор…


Виталий:
«Выглядела Валентина Михайловна потрясающе — она омолодилась лет на двадцать. Но раскрывать чудо преображения она нам строго-настрого запретила, даже родная сестра, с которой они были очень близки, ничего не знала. „Что вы сделали с нашей тетей Валей?“ — подскочил к нам Дмитрий Дибров. „Они здесь ни при чем, я просто обожглась на солнце!“ — отрезала Леонтьева».


Работа после этого появилась?


Виталий:
«Новых должностей помолодевшей тете Вале так и не предложили. Тогда она отчаялась и записала на кассету обращение к президенту Борису Ельцину, которое мы отправили в его администрацию. Видимо, были даны какие-то распоряжения, потому что после этого Валентину Леонтьеву стали приглашать на собеседования. Сначала Эрнст, потом Дибров. Тогда они подумывали вернуть программу „В гостях у сказки“ и сменили Леонтьевой имидж. Одели в смешной наряд — как у Мэри Поппинс, от которого Валентина Михайловна пришла в ужас. Но чего не сделаешь ради искусства! Потом ей вручили новый сценарий „От всей души“. Леонтьева пыталась его учить и через полгода констатировала: „Ничего у меня не получится, память уже не та“. В 1997 году вышла в свет программа „Телескоп“, которую вела Леонтьева, но и она продержалась в рейтинге недолго. Наконец Валентину Михайловну на время взяли на радио, где она вела свою авторскую передачу. Но стоило ли ради этого менять внешность?»


МАКАРОННЫЕ ИСПОВЕДАНИЯ


Период, когда Валентина Леонтьева отходила от операции, стал самым откровенным в ее отношениях с крестными сыновьями Виталием и Николаем. Обычно на нее находило вдохновение во время обеда: молодые люди включали камеру в момент поедания макарон с сыром, ее любимого блюда. Попутно она говорила с братьями обо всем на свете: о мужьях, о сыне, о телевидении, о любви. И сама же окрестила эти беседы «макаронными исповеданиями».


Виталий: «Валентина Михайловна влюблялась всерьез и надолго.
С первым мужем режиссером Юрием Ришаром она познакомилась в тамбовском театре, в котором тогда работала, и прожила с ним вместе четыре года. Его родственники были из Москвы, он же и перетащил будущую звезду экрана в столицу».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«А потом я стала сама на телевидении хорошие деньги зашибать, и, видимо, Ришара это ущемляло. Да еще и слава накатила!»


Виталий: «Спустя годы, когда рана от внезапного разрыва с первым мужем заросла, Валентина поведала сестре о причине развода. Как-то она пришла домой после эфира, а на кухне у ее плиты стояла женщина со сковородкой. „Я хозяйка квартиры, а вы кто?“ — поприветствовала ее незнакомка. Леонтьева не сказала мужу ни слова и расположилась на раскладушке в кухне. А на следующий день собрала сумки и ушла навсегда».


А у самой Валентины Михайловны внебрачные романы были?


Виталий:
«Сестра Людмила Леонтьева рассказывала, что одно время Валентина была влюблена в ведущего Юрия Николаева.


И однажды он проштрафился в эфире — появился пьяным в стельку перед миллионами телезрителей. Его тут же сняли. Так Леонтьева ходила по кабинетам, просила за него, и Николаева восстановили. Но он и пальцем не пошевелил, чтобы помочь потом тете Вале в ответ".


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Когда ты влюбляешься, то берешь тазик, делаешь себе харакири, вываливаешь туда внутренности и подставляешь все это под нос ухажеру. А его и воротит. В женщине должна оставаться какая-то тайна. А я с первого дня боялась потерять мужчину. Я дарила им подарки, а они мне — только цветы, и то изредка. Я доставала им телефоны, помогала „выбить“ квартиры. Так спешила порой на свидание, что у собственного подъезда ждала по полчаса, чтобы первой не приходить».


Виталий: «Валентина Леонтьева говорила, что за всю жизнь у нее было лишь несколько романов, но все мужчины бросали ее, сама же она никого ни разу не оставила».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Я не понимала, почему мужчины не обращают на меня внимания. После развода я поехала на юг, думала: «Ну хорошо, может, какой-нибудь романчик у меня здесь и будет».
А в итоге всюду ходила одна, никто ко мне ни разу не подошел! Хоть бумажку на шею вешай: «Руками трогать можно».


Такое ощущение, что как женщина легендарная телеведущая чувствовала себя неуверенно…


Виталий:
«Так и было! Она сама нам рассказывала, как садилась перед эфиром краситься у зеркала и критиковала себя: „Какая же я поганка!“ Потом в Индии ей посоветовали аутотренинг: с вечера надо класть зеркало под подушку, а с утра доставать его и говорить нечто совсем иное: „Какая же я красавица!“ Леонтьева как с утра достала однажды зеркальце, так назад и положила, посмеявшись над своей мятой после подушки физиономией».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Есть женщины — ноги колесом, но они настолько убедили себя в собственной красоте, что все мужики им вслед твердят: „Ах, какая баба!“ А я слишком реалистично смотрю на себя».


Наверное, главной любовью ее жизни стал второй муж?


Виталий:
«Леонтьева безумно любила второго мужа дипломата Юрия Виноградова. С ним она разошлась, когда сыну Мите уже исполнилось тридцать лет. В свои шестьдесят пять Валентина не стала из-за этого переживать, хотя и понимала, что нового мужа уже вряд ли найдет».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Мой Виноградов заболел по мужской части, я устроила его в лучшую клинику на Финском заливе. И он очень скоро вылечился, влюбившись в молодую медсестру… Были и у меня романчики на стороне от него. Муж очень много пил, а мне же хотелось иногда быть женщиной. Так что имелись все основания для измен».


Говорят, что у тети Вали был роман с Булатом Окуджавой…


Виталий:
«С Булатом Шалвовичем они познакомились в юности на Арбате — соседями были. После войны тогда все голодали, и однажды Валентина пригласила Булата на обед. А потом он стал ей стихи посвящать. Валентина помнила некоторые из них наизусть до самой смерти.
А когда Булата Окуджавы не стало, Валентина Леонтьева была в командировке, сын Митя сообщил ей печальную новость».


А еще были у Леонтьевой известные поклонники?


Виталий:
«Только нам с братом Валентина Михайловна призналась, что в нее был безумно влюблен Аркадий Райкин. Познакомились они на одном из «Голубых огоньков» в Санкт-Петербурге и после съемок пошли бродить по набережным. Райкин всю дорогу не сводил с нее восхищенных глаз и очень сильно смущался. «Ты мне всегда нравилась на экране, но в жизни, Валя, ты в сто раз лучше», — признавался актер. Уже через несколько дней он устроил себе «командировку» в Москву. И ждал ее после каждого эфира в коридорах «Останкино» с огромным букетом цветов. Потом Райкин начал буквально преследовать телеведущую, постоянно разрываясь между Москвой и Питером. Между семьей и наваждением. Валентина тоже уже была замужем за Виноградовым, растила сына Митю. И Аркадий так и не добился ответных чувств, хотя шел ради нее на отчаянные поступки. Ведь он только из-за Леонтьевой добился открытия своего театра в столице (и, кстати, «выбил» здание недалеко от «Останкино», на Шереметьевской улице). В общем, все это продолжалось десять лет. Со стороны Валентина Леонтьева с Аркадием Райкиным выглядели как хорошие друзья. «Просто не мой это был человек!


С Аркашей было интересно общаться, а как мужчина он мне ну никак!" — объясняла нам тетя Валя. Однако супруга актера давно заподозрила неладное в этом странном приятельстве. Наконец, устав мириться, она пресекла все их общение, поставив мужа перед выбором: «Или я, или Леонтьева». И Райкин опустил руки".


МАМА ДЛЯ ВСЕХ


Известно, что с сыном Митей у тети Вали не складывались отношения и они так и не стали по-настоящему близки. Крестные сыновья Валентины Михайловны подтверждают эту информацию.


Виталий: «С Митей мы познакомились, еще когда они с Валентиной Михайловной жили вместе. Интеллигентный мужчина, старше меня года на четыре. Он даже ездил с нами на дачу и пил чай, но в свой мир не пускал. Стоило нам при нем заговорить о телевидении, как Митя либо выходил из комнаты, либо срывался на мать: „Ты уже вышла на пенсию, куда теперь тебя возьмут! И вы не суйтесь, зачем бередите ей душу!“ И ту самую кассету с поздравлениями на день рождения он выкрал и выбросил на помойку. Тетя Валя так плакала! Сам же он предпочитал вести религиозные беседы, соблюдал все посты и вообще считал себя высокодуховным человеком. Что не вязалось с его отношением к матери».


Ревновал мать к карьере?


Виталий:
«Митя был поздним ребенком, Валентина родила его в тридцать семь лет. Какое-то время она сама его кормила, но потом передала бразды правления бабушке. Спустя годы на кладбище она просила у матери за это прощения: „Как я виновата, что все свалила на тебя“. Да и Митя, возможно, стал таким из-за того, что бабуля его слишком баловала. Правда, когда мальчику исполнилось два года, Леонтьева с Виноградовым забрали его в Нью-Йорк, а потом почти десять лет скитались с сыном по заграницам».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Я ненавидела иностранцев и выдумывала несуществующие эфиры, чтобы хоть на денек вернуться на родину. Да и сын за границей выбегал на улицу к детям, но не мог с ними играть, потому что они друг друга не понимали. Правда, он вскоре освоил английский, я же так и не научилась говорить ни на каком языке, кроме русского».


Виталий: «Почти десять лет, раннее детство, Митя полностью провел с матерью, привык, что она рядом. А когда семья вернулась в Россию, Леонтьева снова пошла на телевидение, где у нее начался карьерный взлет. Она несколько раз брала Митю на концерты, но когда тот увидел, как чужие дети радостно аплодируют его маме, тянут к ней руки и кричат: „Тетя Валя! Тетя Валя!“ — начал ревновать и замкнулся. „Я не хочу с тобой гулять, ты не моя, а всехняя мама“, — обижался Митя. Со временем его ревность к другим детям только росла. И обернулась ненавистью к телевидению».


То есть тетя Валя вообще не воспитывала своего ребенка?


Виталий:
«Нельзя так сказать. Например, она рассказывала нам, как отучила сына курить, когда нашла у него в кармане сигаретный пепел. Пригласила его на кухню и предложила покурить вместе: „Затянись так глубоко, чтобы из носа дым повалил“. Митя вдохнул и бросился в туалет, где его стошнило. Зато с тех пор сигарет в рот не брал. Мать следила за его оценками в школе, позже пыталась устроить его на работу. Сначала на телевидение, но он открестился от этого. Потом отвела его в модельное агентство Славы Зайцева, но когда из динамиков прозвучало, что одежду демонстрирует сын тети Вали, Митя бросил и это занятие. Видимо, все, что было связано с маминой работой, его раздражало. Сын пытался открыть какой-то свой бизнес, на который потратил все отложенные матерью деньги (и даже ежемесячно прибирал ее пенсию, о чем свидетельствовала сестра Валентины)».


А про свою личную жизнь он ей рассказывал?


Виталий:
«Митя жил в каком-то своем замкнутом мире, закрывался от матери в комнате и ничего не рассказывал ей о своей личной жизни. А девушка, которая впоследствии стала его женой, познакомилась с будущей свекровью довольно забавно. Она вышла на кухню из комнаты Мити, увидела тетю Валю, конечно же, узнала ее и спросила: „Ой, а вы что здесь делаете?“ Оказывается, Митя не сказал своей подруге, кто его мама».


К вам Митя тоже ревновал?


Виталий:
«Да, хотя и пытался это скрыть. И о той пластической операции Валентина Михайловна умоляла нас ему не рассказывать. Но Митя сам обо всем догадался и снова доводил мать своими истериками до слез: „Ты с ума сошла! Что ты этим исправила?“ Валентина безустанно говорила: „Телевидение для меня дом“. Из-за этого у нее не было настоящего дома, семьи. Митя мог уехать в командировку и ничего не сообщить матери. Тогда Валентина начинала сходить с ума, обзванивать знакомых, морги. А когда сын возвращался, она даже не ругалась, просто была счастлива, что он жив. Иногда Митя забирал у матери все деньги и снова пропадал. Бывало, что и буханку хлеба не на что было купить. А ведь для нее, пережившей блокаду, самым страшным в жизни был голод. „Сколько ни ем, никогда и ничем не могу наесться досыта“, — говорила тетя Валя».


Валентина Михайловна пыталась наладить отношения с Митей?


Виталий:
«Все было бесполезно. Она так сильно страдала, что от отчаяния стала задумываться: а уж не порча ли на ее мальчике? До этого Валентина Михайловна уже имела дело с целителями…»


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Когда мне угрожал зоб, я испугалась, что меня выгонят с телевидения. И один экстрасенс меня научил: у тебя никогда не вырастет подбородок, если каждый день будешь набирать воду в рот и пять раз поднимать и опускать челюсть. Я таким образом разработала свои мышцы, иначе бы у меня все давно висело. А так, когда вижу Джуну или Кашпировского, я тут же выключаю телевизор».


Виталий: «Мы с Николаем тогда отвели ее к экстрасенсу — думали, может, от этого ей станет легче. Тот дал ей какое-то приворотное зелье, которое надо было подмешать в чай сыну. Тетя Валя выполнила все указания, после чего отношения с Митей действительно на время наладились. Всего месяца на три. Но потом будто маятник качнуло в обратном направлении: сын все подготовил к тому, чтобы исчезнуть навсегда. Сначала предложил разменять их четырехкомнатную квартиру в центре на две по окраинам. Леонтьева согласилась, даже не спрашивая, почему он принял это решение. Но после того как были оформлены все документы и произошел раздел имущества, мать сына больше так и не увидела».


Он даже не звонил?


Виталий:
«Практически нет. А Валентина Михайловна стеснялась обрывать провода. Потеряв все, она начала очень быстро угасать. Даже задумала покончить с собой. Собиралась наглотаться таблеток, даже все уже приготовила… Но в последний момент позвонили в дверь — племянница приехала из Ульяновска».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Это был явный знак, что надо мне еще пострадать на земле. И все-таки, почему церковь не хоронит самоубийц? Ведь есть люди, которые делают это от безысходности, а не от сиюминутности своего настроения».


ОЧЕНЬ ЧИСТЫЙ ЧЕЛОВЕК


Когда тетя Валя активно работала на телевидении и ее карьера была на самом пике, со своей сестрой Людмилой они виделись раз в год. Поэтому Людмила всегда ждала программу «От всей души», чтобы лишний раз встретиться с родным человеком — пусть и через экран. А в конце жизни Валентина Леонтьева, напротив, большую часть времени проводила именно с Людмилой и даже переехала к ней в Ульяновскую область.


Виталий: «Ее комната в Ульяновске стала точной копией московской квартиры. Она перевезла к сестре всю свою мебель — туалетный столик, иконы, овальное зеркало, диванчик — и расставила так же, как дома, будто и не выезжала никуда».


О чем она рассказывала, понимая, что доживает последние дни?


Виталий:
«Валентина часто вспоминала юность. Конечно, невозможно было забыть блокаду Ленинграда: как топили печку, сидели всей семьей из четырех человек напротив тлеющих углей и пели песни, как стало их у огня трое… Отец пилил мебель из красного дерева, а оно твердое —
руку повредил. Началось заражение крови. Сестры на санках через весь город волокли его в больницу. А когда умер и где похоронен отец, им не сообщили».


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«В конце сороковых годов я могла выйти замуж за немца. В стране стоял страшный голод, и у меня попросил хлеба бывший в плену немецкий солдат. Однако когда я рассказала, что пережила блокаду, он отодвинул тарелку и не стал есть. Но запомнил мой адрес и через год приехал свататься вместе со своей мамой. Но, конечно же, я уезжать в Германию не согласилась».


А у Валентины Михайловны с ее матерью какие отношения были?


Виталий:
«Мама была ее единственной настоящей любовью. «Мама, телевидение, а дальше все остальное», — говорила тетя Валя.


Валентина Леонтьева
(из домашних видеозаписей):


«Я пришла к ней, умирающей, в больницу. „Мне холодно, обними меня“, — попросила мама. И так, на моих руках она скончалась.
А мне на следующий день нужно было лететь на съемки программы „От всей души“ в Комсомольск-на-Амуре. И в пути у меня — сердечный приступ. А после передачи — обморок. Так я маму и не схоронила. Поэтому до сих пор верю, что она жива и рядом. Есть дань человеческая — идти на похороны. Я понимаю, что это грешно, но не могу ей следовать. Когда я вижу гроб, тут же поворачиваюсь и ухожу прочь. Не готова я примириться со смертью».


Валентина Леонтьева была верующим человеком?


Виталий:
«Валентина не думала о смерти, но незадолго до своего ухода почему-то вспомнила про все грехи и пригласила священника. «Она очень чистый человек», — сказал после исповеди святой отец. Умерла она во сне, в четыре часа утра. А за три месяца до этого Леонтьева вдруг бросила курить.


«Я же никогда не курила», — сообщила она сестре. На самом деле эта вредная привычка сопровождала тетю Валю всю жизнь: в блокаду мама давала девочкам сигареты, чтобы притупить чувство голода".


Митя пришел проститься с мамой?


Виталий:
«Митя был в курсе, что мать умирает. Но когда мы звонили ему и просили поговорить или приехать, отвечал сухо: «Постараюсь». Оставался холоден, и когда мы рассказывали, сколько слез проливает по нему тетя Валя. И на похороны не явился. Даже сестра о нем с тех пор ничего не слышала. Хотя отцовскую могилу он всегда исправно навещал.


А мы, крестные дети Леонтьевой, каждый год пытаемся поставить памятник тете Вале в Москве, но правительство пока не дает добро. Нет места в столице для популярной советской ведущей…"