Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Джиллиан Андерсон:

«Однажды меня назвали самым умным секс-символом в мире»

23 июля 2008 17:22
937
0

«Секретные материалы» стали самым большим карьерным достижением Джиллиан Андерсон. После окончания сериала в 2002 году актриса практически ушла в тень. Выход полнометражного фильма «Секретные материалы: Хочу верить» станет для Джиллиан полноценным возвращением.

«Секретные материалы» стали самым большим карьерным достижением Джиллиан Андерсон. После окончания сериала в 2002 году актриса практически ушла в тень. Выход полнометражного фильма «Секретные материалы: Хочу верить» станет для Джиллиан полноценным возвращением. «МК-Бульвар» обсудил с актрисой новую картину и все, что происходит в ее жизни за кадром.

— Судя по рекламному трейлеру, в этом фильме гораздо больше экшна, чем в первом.

— На самом деле это было сделано специально для того, чтобы привлечь зрителя. Но честно скажу: в фильме достаточно и не экшн-сцен — там довольно много разговоров, эмоций, философии. То есть каждый для себя найдет что-то интересное.

— В прессе проходили фотографии, где Малдер и Скалли целуются. Ходили слухи, что эта сцена была сделана Крисом Картером специально, чтобы подшутить над фанатами «Секретных материалов». Это так?

— Я не могу сказать, было это сделано специально или подобная сцена действительно есть в фильме: нам запрещено раскрывать любые подробности сюжета. Но, я думаю, Крис и правда позабавился, наблюдая за реакцией и обсуждением поклонников сериала. А вся эта таинственность, которой окутан фильм, на самом деле очень важна для Криса. Он хочет, чтобы зритель узнал все только при просмотре, а до премьеры вообще не имел представления, о чем кино.

— В этом фильме нет инопланетян. Таким образом, Картер дал всем понять: эта картина более близка к реальности и потому более страшная…

— Да, это правда. В сериале тоже было много серий, никак не связанных с инопланетянами и фантастикой, а приближенных к реальной жизни. И это действительно страшнее, так как если поразмыслить, то какие-то из этих вещей могут произойти в нашей жизни на самом деле.

— А вы не скучаете по инопланетянам?

— Я как-то не думала об этом. Но, наверное, было бы интересно, если в фильме был бы какой-нибудь пришелец, который повлиял на ход развития событий.

— Скажите, вы когда-нибудь встречали странных фанатов «Секретных материалов»?

— О да… Некоторые из них были забавными, а некоторые — настолько эксцентричными, что даже боязно становилось. Но это происходило не так часто, как многие думают. Они также присылали письма на студию, и я до сих пор получаю письма по электронной почте с очень странными вопросами и рассказами о случаях из жизни этих людей.

— А какой самый странный вопрос вам задавали?

— Как-то ко мне в ресторане подошел мужчина и дал письмо, которое попросил передать Крису Картеру. Он сообщил мне, что знает нечто такое, что может заинтересовать Криса, потому что Крис тоже знает об этом. И еще он сказал, что лучше бы мне это письмо Крису передать, иначе меня ждет что-то ужасное. Письмо-то я взяла и Крису его передала. Но вся эта ситуация выбила меня из колеи. Больше я с сумасшедшими фанатами стараюсь не общаться.

— Сколько в агенте Дане Скалли от вас?

— С самого начала Крис был очень категоричен в отношении Малдера и Скалли, у него было свое представление об этих героях, и он хотел, чтобы мы с Дэвидом четко следовали его указаниям. И когда я порой начинала отходить от его инструкций, он всегда подходил ко мне и повторял, что Скалли за человек и как мне ее играть. Поначалу это давалось мне нелегко, но потом я привыкла к ней такой, какой ее видит Крис. Хотя все равно, конечно, у Даны есть какие-то мои манеры, жесты и привычки.

— Когда сериал только начинался, студия Fox хотела на роль Скалли актрису типа Памелы Андерсон. Но после того, как роль досталась вам, вас неоднократно называли самой сексуальной женщиной в мире, а за вами стали толпами бегать различные эротоманы. Как вы думаете, что делает Дану такой сексуальной?

— (Смеется.) За мной бегали эротоманы? Даже не знала. Я помню, как-то я снималась в фотосессии для журнала FHM, и мне тогда сказали, что читатели этого издания проголосовали за меня как за самого умного секс-символа в мире. А наутро, сидя у себя дома в фланелевой пижаме, с сонными глазами, растрепанными после сна волосами и дочкой на руках, я думала: «Знали бы они, как я сейчас выгляжу». Конечно, мне льстят подобные звания, но мне кажется, что все это наносное и ненастоящее.

— Вы не считаете себя сексуальной?

— Если честно, я никогда не думала об этом.

— А что для вас значит сексуальность?

— Есть определенные люди, глядя на которых ты говоришь: «Боже мой, какой же он сексуальный». Например, Джессика Билль. Или Джульетт Бинош. А из мужчин… Сейчас подумаю.

— Интересно, сначала вы назвали женщин.

— (Смеется.) Да, действительно. А вообще, сексуальность для меня заключается в энергетике человека. Я встречала людей внешне не очень привлекательных, но при этом очень сексуальных.

— Например?

— Я не могу их назвать. Они обидятся. Но у них невероятная харизма, энергетика, ум. Кстати, обычно у мужчин именно их ум и является их сексуальностью.

— А Дэвид Духовны — сексуален?

— Да, очень. (Улыбается.)

— В августе вам исполнится 40 лет. Вы планируете это как-то отпраздновать?

— Я думаю поехать куда-нибудь дней на десять со своими друзьями, но пока еще точно не знаю куда.

— А как вы вообще относитесь к тому, что вам 40 лет?

— Мне кажется, гораздо сложнее будет, когда мне исполнится 41 год, потому что тут я пойму, что в моей жизни начинается новый этап. Но в то же время женщины с годами смотрят на все проще. Когда тебе двадцать, ты недовольна своей попой, своими бедрами, животом. А когда ты становишься старше, эти вещи начинают тебя меньше беспокоить. По крайней мере меня.

— То есть вы можете сказать, что сейчас вы счастливее, чем раньше?

— Я гораздо более довольна собой, чем раньше.

— Поделитесь секретами своей красоты. Вы занимаетесь каким-то спортом?

— Нет, хотя, наверное, должна бы. Но, правда, немного практикую йогу.

— Может быть, какие-то диеты?

— Нет. Когда я снимаюсь, я стараюсь не есть сахар, кофеин и муку, но лишь для того, чтобы поддерживать в себе энергию, а не с целью похудеть.

— Расскажите о том, чем вы занялись после окончания «Секретных материалов»?

— Мне очень хотелось играть в театре. Причем в Лондоне, а не в Нью-Йорке. И вскоре мне предложили роли в трех спектаклях. Я была счастлива.

— А какую роль в своей карьере вы можете назвать самой главной?

— Я снималась в сериале «Холодный дом» по Диккенсу, где сыграла леди Дедлок. Мне очень понравилось. К тому же я думаю, что за время этой работы я много чему научилась, узнала много нового.

— Вы родились в США, но часть детства провели в Лондоне. Сейчас вы снова живете в Лондоне. Вы ощущаете себя британкой?

— И да, и нет. Мне здесь очень уютно, я чувствую себя здесь как дома, мне больше нравятся местные люди. Но если бы я была больше заинтересована в своей карьере, я бы жила в Лос-Анджелесе. Но сейчас я больше заинтересована в том, чтобы жить там, где я чувствую себя счастливой.

— Что вам нравится в Лондоне?

— Я думаю, это потрясающий город. Очень многоликий. Я забираю свою дочь из школы, и у нас с ней масса вариантов, чем тут заняться и куда пойти.

— Вы хотите, чтобы ваша дочь училась здесь?

— Да. Если бы она училась не в Великобритании, то тогда бы ходила в школу в Канаде, где живет ее отец. Я довольна тем образованием, которое она тут получает. К тому же это Европа, и она уже неплохо говорит на двух иностранных языках, а не только на английском.

— Когда вы тинейджером переехали с семьей обратно в США, вас дразнили за ваш британский акцент?

— Не дразнили — подшучивали. Люди были просто очарованы моим акцентом, так что порой я даже использовала его намеренно. Но сейчас, когда я общаюсь с американцами, я довольно быстро перенимаю их манеру говорить. Например, к началу съемок фильма «Секретные материалы» я уже довольно долго жила в Лондоне, но стоило мне заговорить с Дэвидом, как ко мне сразу же вернулся американский акцент.

— Говорят, вы страстный коллекционер предметов искусства.

— Да. Причем разного. Я собираю скульптуры, картины, фотографии. Мне всегда это было безумно интересно. И свой первый гонорар за съемки в сериале «Секретные материалы» я потратила именно на покупку картины.

— А вы сами не рисуете?

— Нет. Но, возможно, когда-нибудь в будущем начну. А сейчас я не могу позволить себе тратить время на такие вещи, даже несмотря на то, что это будет приятное времяпрепровождение.

— Да, свободного времени у вас и правда немного. Как вы справляетесь с двумя детьми? А ведь еще и третий на подходе.

— Прекрасно. Вот когда мы снимали фильм, было достаточно тяжело. Потому что моя дочь осталась в Лондоне, чтобы не пропускать школу, и мне пришлось довольно надолго с ней расстаться. Конечно, мне было бы гораздо лучше, если бы Пайпер была со мной, но мне кажется, в ее возрасте переезды туда-сюда, пропуск школы и тому подобное нежелательно. Поэтому, пока я снималась, с ней по очереди жили мои родственники и ее отец.