Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Илья, Сергей и Андрей Сафроновы: «Девчонки визжат, но далеко не убегают»

Они практически как трое из ларца: старший брат Илья, идеолог волшебного проекта, и двое младших, двойняшки Сергей и Андрей

Елена Грибкова
18 июня 2009 18:28
11893
0

Если вы до сих пор не слышали об этом стремительно набирающем популярность трио иллюзионистов, значит, вы совсем не смотрите телевизор. Ведь у Сафроновых сразу две передачи на разных каналах.

Если вы до сих пор не слышали об этом стремительно набирающем популярность трио иллюзионистов, значит, вы совсем не смотрите телевизор. Ведь у Сафроновых сразу две передачи на разных каналах. Журнал Forbеs признал их лучшими иллюзионистами России, а совсем недавно знаменитый Ури Геллер предложил им совместное мировое турне. Они его просто убедили. Как и нас. По крайней мере, без всяких спецэффектов, буквально на глазах наша тысячная купюра была превращена в десятку. И обратно, к счастью, тоже.



НЕСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Илья Сафронов родился 12 апреля 1977 года в Москве. Сергей и Андрей Сафроновы родились 30 сентября 1982 года в Москве. Актеры, иллюзионисты.


Окончили театральное училище им. Щепкина, Илья также цирковое училище как жонглер, а Сергей — еще и Институт культуры, режиссерский факультет. Члены Международного клуба магов в Нью-Йорке. Ведущие программ «Битва экстрасенсов» и «Чудо-люди».



— Наверное, к вам следует относиться с опаской?


Илья: В жизни мы никого не обманываем — только на сцене, причем с вашего добровольного согласия. И Андрея мы по вагонам не пускали работать даже в самые трудные времена. (Улыбается.)


— Почему именно его?


Илья: Потому что из нас он самый рукастый. Может без проблем незаметно вытаскивать документы, ключи из карманов…


Сергей: Тут как-то инспектор ДПС остановил и, едва увидев нас, воскликнул: «О, я вас узнал, значит, у меня сейчас все пропадет?!»


— Гаишников пугаете, а сами насколько доверчивые люди?


Сергей: Вот лично я скорее недоверчивый, обмануть меня сложно. Впрочем, как и братьев. Мы же неплохие психологи.


— При слове «иллюзионист» в сознании всплывает образ человека в ярких одеждах, у которого из рукавов вылетают голуби, а из карманов выпрыгивают кролики… Вы же вполне современные, земные парни, появляетесь на светских тусовках и утверждаете, что вас объединяет любовь к велосипеду, боксу, сексу и плаванию…


Сергей: Мы давно ушли от этого стандартного имиджа. Вместо кроликов в толпу бросаем две дюжины огромных мадагаскарских тараканов. Весело! Так что шок — это по-нашему. (Улыбается.) Девчонки визжат, но не убегают.


Илья: У нас в стране еще царила эпоха Игоря Кио, а в Америке Дэвид Копперфилд уже покорял публику исчезновением самолета и башни. Именно этот человек привнес в нашу профессию жанр циркового фокуса, сделав его элитарным. Тем самым он существенно повысил планку. И, кстати, он первый отказался от банальных фраков на сцене, плащей со звездами, волшебных палок, поролоновых шариков, зайцев, которых вытаскивают из шапок. Он наглядно продемонстрировал, что иллюзия может быть современной, модной и от этого не менее, а даже более захватывающей. И мы придерживаемся такой же точки зрения.


— В работе у вашей троицы есть распределение обязанностей?


Илья: Раньше были. Я придумывал трюки, Андрей их воплощал, покупая реквизит, а Сергей ставил наши номера как режиссер. Но не прошло и нескольких месяцев, как мы поняли, что каждый из нас хочет активно участвовать во всех этих этапах. Поэтому теперь у нас роли перемешаны.


— Программы коллег не являются для вас тайной?


Илья: Нет, как правило. Хотя, когда я покупаю диски американских иллюзионистов и вдруг вижу что-то неординарное, у меня аж мурашки по телу бегут, руки начинают трястись, до такой степени хочу немедленно понять, как это сделано, и тоже исполнить. К сожалению, такие ощущения крайне редки. В лучшем случае — раз в полгода.


— Какие фокусы производят наиболее ошеломляющее впечатление на неподготовленного зрителя?


Илья: Нельзя разделить по степени успешности комические трюки от ментальных (чтение мыслей) или от зрелищных, типа левитации, распиливания. Все это проходит на ура. Хотя, пожалуй, последние посильнее других. Публика замирает, когда видит, как распиливается рука, или вытягивается нитка у Сергея из живота, или когда Андрей глотает мышь, а потом достает ее за хвостик у себя из пупка. К слову, очень реалистично. Тут весь нюанс в зрелищном эффекте. Так, Игорь Кио, например, клал девушку в коробку, закрывал ее и распиливал — классический вариант; Копперфилд сам ложился в коробку, распиливался, а потом еще раскрывал обе части коробки, и мы видели два куска тела. Современные иллюзионисты просто, без всяких коробок, разрывают человека надвое перед шокированной аудиторией. Так что эволюция иллюзий тоже происходит со временем.


— Не могу не спросить: чем вы отличаетесь от своих коллег?


Андрей: Наверное, тем, что не устаем удивлять. Каждый день фантазируем, что-то изобретаем…

Илья: У нас коллектив, но мы абсолютно разные, и каждый зритель находит в нас что-то свое, что ему близко. Это помимо таланта, разумеется.


Сергей: Еще стоим недорого.


Илья: Вот конкретно Сергей еще стоит недорого. После выступления. (Общий смех.)


— Какие трюки вам давались наиболее тяжело?


Андрей: Точно самый первый — сгорание в коробке. Это был наш первый эфир на программе «Что? Где? Когда?».


Илья: И я едва не сгорел. Я стоял внутри, вдыхал пары бензина, видел сквозь дырочки в бумаге, как ко мне приближается Андрей с факелом, а исчезнуть я еще не успел, поэтому заорал ему громко: «Стой, я еще не спрятался!» — но меня услышали все, кроме него. Андрей шел уверенно, как олимпиец с огнем, и все-таки поджег меня. В последний момент я умудрился выпрыгнуть, как герой боевика, когда вслед за ним все вспыхивает. Потом в этой же передаче мы сгорали уже втроем в одной клетке. Она была под обзором буквально со всех сторон, во всех плоскостях, что вообще редкость для иллюзии, и когда я просматривал запись, госпожа Голубева сказала: «Ну, зажгли!» Это было признание: мы, на тот момент еще сопляки, обманули знатоков. Кстати, именно за этот фокус, который придумал Андрей, мы были приглашены в Америку, где нас включили в число членов Международного клуба магов в Нью-Йорке.


— Такая братская сплоченность у вас присутствовала с детства?


Сергей: Нет, маленькими мы страшно ругались и дрались.


Илья: Я-то с ними не дрался — одной рукой двоих держал. (Улыбается.)


— Родителям с тремя сыновьями, наверное, было нелегко…


Илья: После меня мама хотела девочку, чтобы по хозяйству помогала, а появились вот эти два здоровых лба.


Сергей: Мама у нас героиня — все-таки четыре мужика в доме. И она только нами и занималась, хотя в юности мечтала стать актрисой.


— Волшебники вроде вас — люди зажиточные? Прибыльное ли это дело — иллюзия?


Сергей: А давайте мы вам нашу машину покажем!


Илья: Вообще про всех нельзя однозначно сказать. Тот же Копперфилд — мультимиллионер, Игорь Кио тоже не бедствовал. В то же время, если взять небезызвестного в Штатах мага из Лас-Вегаса Ханса Флога, то он зарабатывает совсем не роскошно. Многое ведь зависит от звездного статуса — если сумеешь выбиться в медийные лица, то это, разумеется, отразится на гонорарах.


Сергей: А еще очень важно иметь грамотного концертного директора и бухгалтера. (Улыбается.) И, кстати, Ури Геллер дал нам весьма ценный совет — озаботиться поиском нефти. Ведь его состояние и карьера начались именно с удачного обнаружения месторождения.


— На что маги спускают свои гонорары?


Сергей: Львиную долю доходов мы тратим на работу: приобретаем нужный материал для реквизита…


Андрей: Причем он самый разнообразный — это и металл, и фанера, и пластик, и ткань…


Сергей: Далее нанимаем рабочих, которые нам помогают делать реквизит, снимаем мастерскую. То есть практически все деньги вкладываем в свою карьеру.


Илья: А оставшиеся лично я спускаю на развлечения. Даже домой покупаю только самое необходимое. Я транжира — самый тугой карман у меня через неделю становится пустым.


Андрей: А мне нравится тратиться на хорошую одежду.


— Мужчины-волшебники притягивают женщин, не отбиваете их друг у друга?


Сергей: Нет, у нас разные вкусы.


— Знаю, что вы люди холостые, а любимые девушки у вас есть?


Илья: Нет, и лично я очень от этого страдаю. Ищу, жду настоящую любовь. Мне очень нравятся девчонки красивые, но также и остроумные, с которыми не соскучишься.


Андрей: У меня, кстати, такие же предпочтения. Думаю, как и у большинства мужчин.


Сергей: А что касается моего идеала, то он очень совпадает с Анфисой Чеховой. Недавно мы с ней были ведущими одной премии, и я смог убедиться, насколько она обаятельна и с прекрасным чувством юмора. Так что рядом с ней мое сердце забилось сильнее. (Улыбается.)


— Досуг вы проводите тоже втроем?


Илья: С утра до вечера мы вместе, что, безусловно, утомляет, и вроде хочется расстаться, но мы все равно почему-то не расстаемся.


Сергей: К тому же зачастую наш отдых — это тоже работа: какие-то встречи, презентации…


Илья: Но мы не устаем от нашего образа жизни. Это же не за станком стоять в одной униформе.