Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Николай Лукинский: «В Иру я влюблен с первого класса»

Профессиональный сатирик Николай Лукинский недавно удивил всех своей громкой победой в телевизионном проекте «Король ринга»

Валентина Пескова
30 июля 2008 18:23
1255
0

О юношеском увлечении Николая боксом знали только его близкие, а потому, когда артист так убедительно проявил себя на ринге, многие его поклонники были ошеломлены происходящим. «МК-Бульвар» поздравил Николая с победой, побывал в его загородном доме и познакомился с супругой Ириной, которая поддерживала мужа на протяжении всех его боев.

О юношеском увлечении Николая боксом знали только его близкие, а потому, когда артист так убедительно проявил себя на ринге, многие его поклонники были ошеломлены происходящим. «МК-Бульвар» поздравил Николая с победой, побывал в его загородном доме и познакомился с супругой Ириной, которая поддерживала мужа на протяжении всех его боев.

-Николай, в первую очередь мы поздравляем вас с победой. Сколько сил вы посвятили этому телевизионному проекту?

— Я начал тренироваться 15 апреля, а финал у нас состоялся 16 июля — то есть весь процесс занял у меня три месяца.

Сначала мне сказали, что я буду участвовать только в показательном бое между юмористами — я боксировал с Араратом Кищяном из команды КВН РУДН. Где-то через два дня после тренировок у меня сильно разболелась спина. Жена сказала: «Ты лучше отлеживайся — ты хоть что-то вспомнил, а если будет радикулит, вообще не сможешь выступать».

Так что я потренировался дней десять, потом пять дней пролежал, вышел на бой и очень убедительно выиграл.

— Над предложением участвовать в проекте долго раздумывали?

— Практически не раздумывал. Это предложение поступило мне еще в прошлом году, когда затевался первый проект «Король ринга». Я тогда согласился, но потом неожиданно заболел и был вынужден отказаться. Когда проект уже пошел по телевидению, я понял, что сделал это зря. Очень переживал, сожалел, и супруга, видя мои терзания, сказала: «Если на следующий год тебя позовут — обязательно соглашайся, чтобы потом не жалеть. Такое бывает раз в жизни». Теперь я понимаю, что такое выпадает действительно раз в жизни и с этим ничто не может сравниться. Поэтому, когда мне позвонили и предложили участие в показательном бое, я согласился не задумываясь. А уж когда они увидели мой уровень, мою подготовку, желание победить и боксировать и пригласили меня на замену выбывшему по состоянию здоровья Сергею Челобанову, я с радостью вошел в проект.

— Я думала, супруга будет за вас переживать и отговаривать от участия в проекте, а Ирина, наоборот, даже вдохновляла на это?

— Она знает мой потенциал и мои возможности, знает, что в молодости я почти шесть лет отдал боксу. Мы учились с Ириной в одном классе, и она прекрасно помнит, насколько серьезным было для меня это увлечение. Когда мы переехали в Москву, я подружился со всеми когда-то недосягаемыми для меня звездами бокса — Борисом Лагутиным, Алексеем Ивановичем Киселевым, Константином Николаевичем Копцевым, который меня сейчас тренировал и довел до финала.

— Кто в свое время вдохновил вас на занятия боксом?

— Мой старший брат — он тогда учился в 8-м классе, а я — в 6-м. Как-то он пришел домой и сказал: «Мама, мне нужна спортивная форма, я записался в бокс». А я во всем подражал брату и подхватывал все его начинания. Поэтому, когда услышал это, сразу в слезы: «Я тоже хочу!» Правда, тогда я смутно представлял себе, что это такое. Догадывался, что там могут и побить, но раз брат записался, значит, и мне надо. После этого брат еще добавил: «Ты — нытик. Тебя пару раз ударят — и все». В общем, он не очень приветствовал мое желание. Но мама все-таки купила мне спортивную форму и отвела в секцию. В результате брат бросил занятия через две недели, а я прозанимался шесть лет.

— Как отметили дома свою телевизионную победу?

— Мы посидели с Ирой вдвоем, выпили шампанского. Жена, конечно, счастлива. Я ее теперь называю не иначе как «Королева ринга». Сегодня утром понес ей кофе в постель — мы всегда варим друг другу кофе по утрам. Кто раньше встанет, тот и идет на кухню. А последние три месяца я встаю фактически каждый день в шесть утра, чтобы позаниматься спортом и пробежать кросс. Так вот сегодня я разбудил ее словами: «Королева ринга, твой утренний кофе!»

— Даже по окончании проекта вы стараетесь поддерживать свой спортивный режим?

— Конечно, мне жалко терять форму — я похудел на 12 килограммов и нахожусь совсем в другом жизненном тонусе. Если до начала проекта я весил 95—96 кг, то в день последнего боя у меня было 84 кг.

— Вы как-то сказали в интервью, что ваша первая профессия — инженер-электромеханик — ошибка вашей молодости. До сих пор так считаете?

— Может быть, это действительно было мне не очень интересно, но такой уж у меня характер — я все довожу до конца. И раз уж я поступил в технический вуз, я должен был его закончить.

Не совсем верно сказать, что это ошибки молодости. Через все нужно было пройти. Тогда было такое время: у нас была молодая семья, а квартиру давали только инженерам. Нужно было как-то выкручиваться. А интерес к актерской профессии я открыл в себе уже на пятом курсе института. Пришел в студенческий театр, и вдруг меня это так увлекло, так захлестнуло, я понял, что это и есть моя жизнь и мне это интереснее, чем все остальное. Так в конце концов я пришел на эстраду. Так что с профессией я фактически уже определился к пятому курсу, почти окончив технический институт. Мы с Ирой уже были женаты, и у нас родилась дочка.

— Сейчас, если не ошибаюсь, вы получаете второе высшее образование?

— Да, я окончил третий курс Российской академии театрального искусства, учусь в режиссерской группе. Прохожу все сначала — актерское ремесло, сценодвижение, сцену речи, мастерство актера, вокал, историю театра, историю музыки, теорию музыки, ансамблевое пение — в общем, бесконечное количество предметов. Оказалось, в этом возрасте учиться гораздо интереснее, чем в молодости.

— Какие оценки получаете?

— Не скажу, что я — круглый отличник, у меня есть и «четверки», но «троек» нет. Преподаватели у нас очень требовательные: никаких скидок на известность и возраст не делают. Экзамены всегда стараюсь сдавать первым, за мною идут все остальные, говоря: «Дядя Коля, вперед!»

— Супруга Ирина пошла получать второе высшее, глядя на вас?

— Да. Я уже окончил третий курс, а Ира — только первый. Ира учится в лингвистическом институте по специальности «лингвист-преподаватель». Сначала этот вуз окончила наша старшая дочь Ольга. По первой специальности она — врач-стоматолог, но сейчас из медицины ушла и работает в американской фармакологической компании, где очень высокие требования к английскому языку. Поэтому она поступила в институт на переводчицу и окончила его с красным дипломом. А год назад я сказал жене: «Ну что, детей мы вырастили, теперь давай сами будем учиться». Жена очень много занимается. Сейчас мы с нею договорились, что с сентября, а может быть, и раньше она начнет обучать английскому и меня. Так что у нее сразу будет педагогическая практика, а я буду ее первым учеником. Я у нее вообще первый. Во всех смыслах!

— Ваши отношений с Ириной прошли проверку временем. Долог был процесс завоевания ее сердца?

— Десять лет — с первого по десятый класс. Я влюбился в нее с первого класса, с первого урока. Ира сразу выделилась из всех тем, что блестяще читала. Мы все, первоклассники, читали тогда еще по слогам, а Ира читала, как моя мама. Как читали вообще все взрослые люди. Конечно, я сразу обратил на нее внимание. Тем более что и красоты она была необыкновенной. До этого мне нравилась одна девочка в детском саду, но я понял, что тогда было еще детство, а сейчас — уже первый класс и это настоящая любовь. Ира же до девятого класса не обращала на меня никакого внимания. У нее всегда было много ухажеров, но как только мне удалось ее привлечь, все конкуренты сразу же «сдулись». Может быть, потому, что на тот момент я уже пятый год занимался боксом, и они решили: «Чего связываться с этим боксером, лучше мы отстанем». И с девятого класса наша пара как-то органично сложилась.

Потом мы окончили школу, я поступил в институт в Новосибирске, а родители Иры переехали в Смоленск, перевезя и ее. Полгода мы переписывались практически ежедневно. После чего я понял, что уже не могу без нее, и сделал все, чтобы перевестись из новосибирского института в смоленский филиал Московского энергетического института, который и окончил. К тому же институт давал бронь от армии.

— Но в армии вы все-таки служили.

— Да, в армии я служил офицером, уже после института. У меня была серьезная специальность — авиационное оборудование. Но служить офицером — совсем другое дело. Со мной была жена, нам дали комнату. Моздок, фрукты все лето, тепло, карьеры песчаные, куда мы в обеденных перерывах ходили купаться. Замечательное было время. Я вообще Моздок с любовью вспоминаю. Поскольку я уже в институте заболел эстрадой, я в Моздоке сам организовал театр, и все молодые офицеры — и холостые, и женатые — потянулись ко мне. Это даже был не столько театр, сколько клуб по интересам. Ну представьте — люди со всех концов страны съехались на службу — что им делать? А тут вроде какой-то человек ставит для всех сценки. Вот все и тусовались. Мы делали такие эстрадные номера-миниатюры. Умудрились занавес повесить и кулисы сделать — все из подручного материала.

— В тот момент вы еще не задумывались, что эстрада когда-нибудь станет вашей основной профессией?

— Не уверен, чтобы я уже тогда серьезно знал, что когда-нибудь стану профессиональным артистом. Но со временем я уже ни о чем не думал, кроме сцены. Мне нужно было все время делать что-то такое, что вызывало бы у зрителей эмоции. Это чувство поселяется, жжет тебя изнутри, и рано или поздно ты делаешь этот шаг, когда оставляешь все остальное и начинаешь заниматься только этой профессией.

— Процесс покорения Москвы был для вас тяжел или все-таки благодаря знакомству с Лионом Измайловым прошел более спокойно?

— Конечно, Лион мне помог. Я еще жил в Смоленске, когда узнал, что Лион создал свой театр юмора «Плюс» — «Профессиональные любители юмора и сатиры». Театр был создан им вместе с Аркадием Аркановым, и туда вошли Миша Грушевский, Леня Сергеев, Олег Митяев, Вадик Дабужский, Леонид Потапов — в общем, целый ряд известных имен. Когда я узнал об этом театре, сам вышел на Лиона и уговорил, чтобы он меня прослушал и посмотрел. Увидев мои номера, он сразу дал добро и сказал: «Иди на сцену и выступай». Потом я ездил в Москву на протяжении нескольких лет — ночь в поезде, день у друзей, вечером — концерт, ночью опять поездом назад. Но я не вспоминаю об этом как о чем-то тяжелом — отказаться от этого было выше моих сил. Когда появилась возможность переехать в Москву, мы сдали квартиру в Смоленске. В Москве сначала снимали жилье, а потом уже приобрели собственное.

— Сколько квартир сменилось у вас, прежде чем появился этот большой дом?

— Не так много. Сначала у нас была двухкомнатная, потом — трехкомнатная. В двухкомнатную мы позже перевезли тещу с тестем из Смоленска. Так что у нас было две квартиры, после чего мы построили этот замечательный дом, где живем уже четвертый год.

— Построить дом было вашей мечтой?

— Мечты не было. Поначалу каждый раз, когда я приезжал сюда во время стройки, я думал: «Зачем я это строю? Неужели я здесь буду жить? Все-таки я живу в Москве, у меня там дела». Три года шло строительство, и три года я об этом думал. Но как только мы приехали сюда первый раз переночевать, я понял, что не уеду отсюда никуда. Здесь такой воздух — красота! Ночью, даже когда жарко, в доме все равно прохладно.

— Дочери часто приезжают к вам в гости?

— Хотелось бы чаще. Старшая, Ольга, одна живет в центре Москвы, у нее своя квартира, а Даша живет в Жулебине. По большому счету, их сюда не дозовешься. Могут приехать на выходные или праздники. А иногда и просто так.

— За то недолгое время, пока мы с вами общаемся, вы произвели на меня впечатление очень серьезного и целеустремленного человека. Как сочетается ваша, может быть, не совсем серьезная профессия с таким характером?

— Мне кажется, что чувство юмора у меня — врожденно-воспитанное родителями, семьей. У меня была очень остроумная бабушка, мама с папой — очень остроумные люди, да и братец за словом в карман не полезет. Он, кстати, журналист, работает на новосибирском телевидении, возглавляет спортивный канал. Мне всегда казалось, что юмор — это то, что интересно всем. Когда я пришел в актерскую профессию, я ее совсем не знал и думал, что главная моя задача — рассмешить публику. Только сейчас я понимаю, что профессия начинается совсем с другого — с работы воображения, с драматургии. В ней есть определенные законы, которые нужно знать. И все это, конечно, благодаря моей учебе в институте.

— С первого боя в «Короле ринга» было заметно, что у вас сохранилась поставленная тактика еще со времен занятий боксом.

— Это называется боксерская школа. И плюс к тому — талант к боксу. На это обращал внимание еще мой тренер, когда я занимался боксом в детстве. Он говорил всем мальчишкам: учитесь у Лукинского не подставлять голову под удары. Так что это умение у меня от природы. Когда я пришел в бокс, он изменил мое мировоззрение с шестого класса. Я узнал, что такое тяжелые тренировки, узнал, что такое опасность. Познал чувство ответственности и дисциплины. Хороший бокс начинается с дисциплины — иначе нельзя. Не хочешь получать по голове — будь дисциплинированным. Кроме того, нужно соблюдать режим питания, так как самое сложное в боксе — это сгонка веса.

— Поэтому вы кормили Ирину шоколадками, привезенными с соревнований?

— Было дело. Когда у нас были сборы, нам выдавали талоны на питание. А так как у нас шла постоянная сгонка веса, эти талоны мы не расходовали, а находили им другое применение — покупали шоколадки пачками. И эти шоколадки я таскал потом Ирине. А еще, помню, привез ей как-то из Сочи или Сухуми оригинальную кружечку, которую подписал: «Любимой девушке». Может быть, она до сих пор где-то у тещи хранится.

— Николай, какие еще цели и задачи вы ставите себе после такой громкой победы?

— Как «Король ринга» 2008 года могу сказать… Это я сейчас пошутил, а то еще подумаете, что я воображаю! (Смеется.)

Во-первых, мне нужно отдохнуть, потому что нагрузка была колоссальная. Потом мне нужно сдать еще одну задолженность в институте — я отвлекся от учебы в связи с тренировками. А дальше — только работа. Все равно для меня творчество — на первом месте.