Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Тоту-мания

В последний раз и навсегда: она не Амели. Она — Одри

10 июня 2009 13:00
2924
0

Небесное создание, немножко фея, но при этом вовсе не чудачка и далеко не ребенок. Настоящая Одри Тоту — воплощение французского шика и идеальная романтическая героиня. Смелая, чувственная и неуловимая.

В последний раз и навсегда: она не Амели. Она — Одри. Небесное создание, немножко фея, но при этом вовсе не чудачка и далеко не ребенок. Настоящая Одри Тоту — воплощение французского шика и идеальная романтическая героиня. Смелая, чувственная и неуловимая. Наградить загадочным взглядом из-под густых ресниц и раствориться в толпе, оставив за собой шлейф аромата Chanel № 5, — это так на нее похоже.


Именно такие женщины, как она, заставляют даже самых убежденных блондинок задуматься о смене имиджа. Глядя на Одри Тоту, хочется немедленно покрасить волосы в благородный каштан и сделаться изысканной брюнеткой. Причем не роковой и обольстительной, а мягкой и женственной, с веселым огоньком в глазах. Мечтательницей с Монмартра. Почти Амели. Героиней, которую сама Одри обожает, но ассоциирует с собой лишь отчасти.


Родом из детства


Задушевный рассказ о том, как маленькая застенчивая провинциалка покорила Голливуд, — универсальная схема для статей о всемирно известных актрисах и об их пути к славе. Вот только в случае с Одри Тоту эта схема не работает. Хотя бы потому, что Голливуд покорить она никогда не стремилась. Более того, в детстве девочка и вовсе хотела быть приматологом — изучать жизнь обезьян. Однажды во время школьной экскурсии в зоопарк она даже попыталась забраться в вольер с гориллами. Неизвестно, чем бы эта инициатива закончилась, если бы не забавный поворот событий: юная натуралистка зацепилась платьем за сук дерева, по которому пыталась перебраться через ограждение, и… повисла в воздухе. Учителя тогда здорово переволновались: если ветка сломается, их подопечная может упасть в клетку с не особо дружелюбными животными. А сама Одри думала в тот момент только об одном: теперь весь класс увидит ее ужасные желтые трусы с цыплятами.


Между прочим, эту историю рассказала журналистам сама Одри. Вот такая она: охотно делится с прессой забавными фактами из своей биографии, пусть даже и выставляющими ее не в самом изысканном свете. Звездный пафос, слишком серьезное отношение к себе и вечно постная мина — это совсем не про нее. Став одной из самых популярных французских актрис, мадемуазель Тоту не растеряла своей непосредственности и какой-то абсолютно детской чистоты. Именно этим, кстати, она и подкупила в свое время Жан-Пьера Жене, режиссера легендарной «Амели».


Девушка с афиши


…В тот день мсье Жене был не в самом приподнятом настроении. Британская актриса Эмили Уотсон, под которую писался сценарий «Амели», в последний момент отказалась участвовать в проекте. А ведь съемки должны были начаться со дня на день! Декорации, костюмы, укомплектованная съемочная группа — все было готово для активной работы на площадке. Оставалось дело за малым: найти главную героиню. Из десятков актрис, которых уже отсмотрел режиссер, ни в одной он не видел своей Амели. Он уже готов был отчаяться, если бы не случай: на одной из парижских улиц Жан-Пьеру на глаза попалась афиша фильма «Салон красоты «Венера». С нее на прохожих смотрела девушка-ангел: непослушные каштановые косички, огромные глаза и по-детски трогательное выражение лица. В тот же день Жене выяснил, что актрису зовут Одри Тоту, а за «Салон красоты «Венера» она уже успела получить престижную кинонаграду «Сезар».


«Какая удача! — подумал Жене. — Это глазастое чудо, оказывается, еще и профессионал своего дела! Теперь главное — молиться, чтобы актриса была свободна и согласилась немедленно приступить к съемкам».


В итоге все сложилось удачно: Одри с первого взгляда влюбилась в историю про чудачку с Монмартра и получила эту роль даже без кинопроб. Дальнейшее развитие событий всем известно: фильм «Амели» стал абсолютным хитом не только в родной Франции, но и за рубежом. Более того, в Гонконге, например, зрители настолько полюбили героиню этой истории, что все последующие ленты с Одри Тоту в прокате появлялись под названиями «Амели-2», «Амели-3» и так далее.


Привет, Амели!


«Раньше был один шанс из десяти, что меня узнают на улице. Сейчас — только один шанс из десяти быть неузнанной», — так после премьеры «Амели» комментировала свою внезапную популярность сама Одри Тоту. Звездная болезнь, однако, ее не коснулась: даже обычным прохожим, которые в кафе или на улице радостно кричат: «Привет, Амели!», Одри всегда добродушно улыбается и машет рукой. А вот к журналистам мадемуазель Тоту менее снисходительна. Дело в том, что во Франции пресса имеет право публиковать фотографии звезд только с разрешения героев, запечатленных на снимках. Так вот, с теми журналами и газетами, репортеры которых печатают фотографии Одри без спросу, эта нимфа с огромными глазами — страшно подумать! — судится. Впрочем, сурова к журналистам Одри только по делу. Если же причин для гнева нет, то она сама кротость и непосредственность.


А интервью с ней — удовольствие от интересной беседы и… возможность попасть в фотоальбом актрисы: всех корреспондентов, с которыми Одри беседует, она обязательно фотографирует для какой-то своей особой коллекции. Кстати, интересный факт: когда к Одри только пришла популярность, журналисты стали сравнивать ее с легендарной тезкой — Одри Хепберн — и, конечно же, начали интересоваться, не в честь ли той самой Одри чета Тоту назвала свою старшую дочку.


«Я два года говорила журналистам, что это не так. А однажды решила все-таки спросить у самих родителей. И что же вы думаете? Они ответили: «Конечно же, в честь Хепберн, дорогая, а как же иначе?» — без тени смущения признается Одри. А ведь другая молодая актриса наверняка смутилась бы, узнав, что целых два года вводила прессу и поклонников в заблуждение. Но не Одри. Она как будто и правда коллекционирует курьезы из собственной жизни и с удовольствием делится ими с окружающими. И хоть не считает себя копией Амели, все же верит, что ее жизнь — абсолютное волшебство.


А мы и не сомневаемся. Разве может девушка, которая снимается в кино, играет на гобое в молодежном оркестре, верит в ангелов, развлекательным телешоу предпочитает остросюжетные сны и… лихо шевелит ушами, быть обыкновенной? Вот и нам кажется, что нет.


Голливудская улыбка


Внезапная популярность, буквально свалившаяся на Одри после «Амели», стала причиной для еще одного, не менее распространенного журналистского вопроса: не собирается ли французская звезда покорять Голливуд? «Мне бы хотелось сыграть в голливудском кино, но это должен быть интересный, глубокий фильм, а не какие-нибудь «Живые мертвецы-3», — признавалась Одри. Продюсеры из-за океана тем временем пачками слали ей сценарии, но сама актриса размениваться по мелочам не собиралась и ждала по-настоящему «своей» ленты.


И через пять лет дождалась. Фильм «Код да Винчи» по нашумевшему роману Дэна Брауна показался ей достойным предложением. А когда выяснилось, что партнером по ленте окажется сам Том Хэнкс, сомнений не осталось: Одри поехала в Голливуд на пробы хотя бы ради того, чтобы просто сфотографироваться с кумиром. В итоге одной фотографией дело не ограничилось: милая, не очень хорошо говорящая по-английски француженка и мэтр мирового кинематографа быстро нашли общий язык. Сама Одри позже признавалась: «Том Хэнкс — очень внимательный и профессиональный партнер. И прекрасный, интереснейший человек, совсем не похожий на голливудскую пустышку».


Глядя на него, Одри училась правильно относиться к славе, не зацикливаться на своей популярности. Поэтому, даже несмотря на востребованность в Голливуде, после съемок она вернулась в родную Францию — сниматься у любимых режиссеров и жить своей привычной жизнью.


Миссия CHANEL


И новые предложения не заставили себя ждать. Причем предложения весьма неожиданные. По приглашению того самого Жан-Пьера Жене, ее, можно сказать, крестного отца в большом кино, Одри совсем недавно снялась в чудесной романтической истории, созданной режиссером специально для легендарного Дома Chanel.


Под композицию Билли Холидей герой и героиня встречаются в ночном поезде. Он очарован ее обаянием и пленен чудесным ароматом Chanel № 5. Причем пленен настолько, что может лишь созерцать и не находит в себе сил даже заговорить с таинственной незнакомкой. Когда поезд останавливается в Стамбуле, двое уже почти влюбленных теряют друг друга на шумных улицах города. А потом, путешествуя на пароходе по Босфору и фотографируя проплывающие мимо корабли, она через объектив фотокамеры замечает его на яхте, плывущей — увы! — в противоположную сторону. В третий раз они встречаются в роскошном холле: он видит ее со спины, но мгновенно узнает — волшебный шлейф аромата Chanel № 5 едва ли можно забыть и с чем-то перепутать. Эта встреча становится решающей — теперь им уже никто и ничто не может помешать…


Любимица французских кинематографистов, мечта голливудских продюсеров, Одри Тоту вдобавок ко всему приняла эстафету у самой Николь Кидман. Теперь она — новое лицо аромата Chanel № 5. Правда, самой актрисе пафоса и надменности этот факт вовсе не прибавил. Она и сейчас ковровым дорожкам и светским раутам предпочитает сладкий сон до обеда и путешествия по экзотическим странам с рюкзаком за плечами. «Природа помогает решать проблемы, а наблюдение за жизнью животных полезно каждому из нас» — вот и вся философия этой чудесной девушки-эльфа.