Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Кристиан Бэйл: «Я думал, что живым со съемок „Терминатора“ уже не уйду»

У Кристиана Бэйла репутация актера, который готов в лепешку расшибиться ради хорошей роли

Юлия Малинина
27 мая 2009 18:26
2327
0

Он катастрофически худел, изо всех сил качал мускулы, а в фильме «Терминатор: Да придет спаситель» ему едва не понадобилась помощь психолога. В интервью «МК-Бульвару» Кристиан откровенно рассказал обо всем, что ему пришлось пережить на съемках.

У Кристиана Бэйла репутация актера, который готов в лепешку расшибиться ради хорошей роли. Он катастрофически худел, изо всех сил качал мускулы, а в фильме «Терминатор: Да придет спаситель» ему пришлось так глубоко войти в образ спасителя человечества, что актеру едва не понадобилась помощь психолога. В интервью «МК-Бульвару» Кристиан откровенно рассказал обо всем, что ему пришлось пережить на съемках, но при этом ничуть не пожалел о днях, проведенных в работе над фильмом.

Несекретные материалы

Кристиан Бэйл родился 30 января 1974 года в Уэльсе.
Первую главную роль получил в 1987 году в картине Стивена Спилберга «Империя солнца».
Всемирная слава пришла к нему после фильмов «Бэтмен: начало» (2005) и «Темный рыцарь» (2008).
В 2000 году Кристиан женился на Сиби Блэйзик — бывшей ассистентке Вайноны Райдер.
В 2005 году у них родилась дочка Эммалайн.

— Кристиан, сначала вы сыграли Бэтмена, а теперь еще одного, можно сказать, культового персонажа — Джона Коннора. Каково это?

— Знаете, я вообще не хотел сниматься в этом фильме. Причем сразу по нескольким причинам. Во-первых, когда мне принесли первоначальный вариант сценария, он мне категорически не понравился. Во-вторых, мне не понравился третий фильм «Терминатор: Восстание машин». Притом что от первых двух картин я в полном восторге. И я не очень верил в то, что четвертый фильм в киносериале будет успешным. Я говорил «нет» несколько раз, но МакДжи (режиссер) был непреклонен, и в итоге мы пришли к соглашению, что если работа над четвертой частью начнется с самого начала, то, возможно, я соглашусь.

— Это, наверное, раздражает, когда отказываешь, а тебя продолжают уговаривать?

— Это зависит от того, прислушиваются ли к твоему мнению, пытаются ли понять, почему ты отказываешься. Если нет, то это раздражает. Но дело в том, что не только я один был недоволен сценарием, так что им все-таки пришлось его переделывать.

— А что именно не устраивало вас в первом варианте?

— Да почти все! В соответствии с оригинальным сценарием мне нужно было появиться на съемочной площадке всего на семь дней. После забастовки сценаристов в проект пришел Джонах Нолан и за несколько недель проделал колоссальную работу: прочитав его сценарий мы поняли, что это стоит снимать. Этот фильм не похож на предыдущие, но он четко вписывается во всю историю. Не похож, потому что нельзя до бесконечности продолжать одно и то же: есть главный злодей, который охотится за Джоном Коннором. Да, в этом и заключается вся история о терминаторах, но сколько же можно? Джонах предложил немного другое развитие событий для моего персонажа, и я согласился.

— А почему в первом варианте роль Джона Коннора была столь невелика, что вы бы работали всего семь дней?

— Не знаю, это вопросы к авторам. Коннор всегда был центральной фигурой в фильмах. Почему они решили изменить это правило, я не знаю.

— Роль Джона Коннора исполняли шесть разных актеров в фильмах и телесериале. Вы смотрели на их игру, чтобы привнести в свою роль какие-то нюансы персонажа?

— Нет. Я смотрел фильмы, но не игру актеров. Если посмотреть на Джона во всех этих картинах, он везде совершенно разный. При этом он везде живет со знанием того, что может случиться. Но это было бы глупо повторять, потому что теперь то, чего он боялся, уже произошло. Теперь он лидер, в руках которого весь мир, и он в ответе за жизнь всех людей. Единственное, что мы взяли из предыдущих частей, это его знание современных технологий.

— А вы знакомы с современными технологиями?

— Нет, я в этом мало чего понимаю. (Смеется.) Но осознаю их важность в нашем мире.

— Съемки с точки зрения экшна и физической подготовки были тяжелыми?

— Да, но не намного тяжелее, чем какие-либо другие съемки. Дело в том, что в этом фильме не так много сцен борьбы. Ведь если сражаться с терминаторами голыми руками, себя потом по кусочкам не соберешь. (Смеется.) Поэтому Джон Коннор полагается на свой ум и оружие в схватке с терминаторами.

— Известно, что не все терминаторы были нарисованы на компьютере. Каково было работать с «настоящими» роботами?

— О, это было здорово! И очень весело, потому что сделаны эти роботы были не полностью. Собрали только их скелеты, а все остальное дорисовывалось потом на компьютере. А это довольно забавно — драться со скелетом. Даже когда он начинает кидать тебя из стороны в сторону что есть мочи. Ну не он сам, конечно, а люди, которые им управляют. Я думал, что живым оттуда не уйду. (Улыбается.) А если серьезно, то, посмотрев фильм целиком, увидев проделанную компьютерными аниматорами работу, я понял, что настоящие звезды фильма — это терминаторы Т600 и Т800. Они просто великолепны!

— Актеры любят, чтобы на площадке им было комфортно. На съемках этого фильма вас то и дело бросали и колотили. Съемки картины «Спасительный рассвет» и вовсе проходили в джунглях, где условия также не назовешь комфортными. Как вы с этим справляетесь?

— Я чувствую, что по-настоящему работаю, когда истекаю кровью. (Смеется.) Это правда.

Я слышал, что Джими Хендрикс мог играть до тех пор, пока его пальцы не начинали кровоточить. Это говорит о его искренней любви к тому, что он делает. Я такой же. Я пришел в этот бизнес не для того, чтобы наслаждаться комфортабельными условиями, а потому что мне нравится то, чем я занимаюсь.

— Вам было десять лет, когда вышел первый «Терминатор». Вы помните свои впечатления?

— Я посмотрел его несколько позже на видео. Мне понравилось. А самые яркие впечатления у меня были, когда я в 17 лет пошел в кино на второго «Терминатора». В зале находилась самая восторженная публика, которую я когда-либо видел. Они так реагировали на каждую сцену, что я с трудом слышал, что говорят герои на экране.

— Какую реакцию зрителей вы ждете от этого фильма?

— Я очень надеюсь, что нам удалось сделать фильм, который запомнится зрителю. Который имеет свой индивидуальный характер, но при этом воспринимается частью киносериала. Если у нас не получилось, значит, мы, сами того не желая, похоронили историю о терминаторах. Но если получилось, значит, у нас есть возможность продолжить эту замечательную тему.