Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Свято место

Чем наше «Слово пастыря» отличается от зарубежных аналогов

Валентина Пескова
22 апреля 2009 19:42
2087
0

После праздника Святой Пасхи, в светлую седмицу «МК-Бульвар» встретился с продюсером «Слова пастыря» Светланой Кокотуновой, стоявшей у истоков ее создания, поговорил об истории программы и об изменениях, произошедших в ней.

Программа «Слово пастыря» выходит на нашем ТВ с 1994 года и вот уже 15 лет остается единственной, которая общается со зрителями на религиозную тему. В этом году ее ведущий, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, стал Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. После праздника Святой Пасхи, в светлую седмицу «МК-Бульвар» встретился с продюсером «Слова пастыря» Светланой КОКОТУНОВОЙ, стоявшей у истоков ее создания, поговорил об истории программы и об изменениях, произошедших в ней.


— Светлана Степановна, расскажите, как родилась такая передача?
— Впервые я встретилась с тогда еще владыкой Кириллом в 1989 году, когда он только-только приехал в Москву. У нас в «Останкино» была тогда одна из лучших редакций — литературно-драматическая редакция «Литдрама», которая делала спектакли и занималась организацией так называемых вечеров в концертной студии «Останкино», на которые приглашали самых выдающихся личностей нашей страны. Когда зашел вопрос, что на один из вечеров нужно будет пригласить представителя церкви, нам порекомендовали владыку Кирилла. Это был 1992 год, в Москве его тогда еще никто не знал, но наша передача с ним стала бомбой. В его речи не было никаких пауз, он мог ответить на любой вопрос, будь то светский, церковный или политический, и все мы были в хорошем шоке от того, как он великолепно общался со зрителем. Как раз тогда в «Останкино» задумали программу «Слово пастыря». Программу задумывали специально для святейшего Патриарха Алексия II, однако когда ему это предложили, он отказался, сославшись на большую занятость. И тогда мы остановились на кандидатуре владыки Кирилла.
— Как владыка отреагировал на такое предложение? Ведь и у него тоже наверняка был насыщенный график.
— Они были очень дружны с Патриархом, и Алексий II его благословил на создание этой передачи. Владыка Кирилл на это пошел. Цикл программ мы начали с бесед со зрителями, в которых митрополит говорил о церковной истории — о церковном учении, о Евангелии. Это была программа, которая как бы отвечала на вопрос о том, что такое церковь. Чтобы человек, придя в храм, уже многое понимал. И мы стали получать и получаем до сегодняшнего времени огромное количество писем. Кто-то жалуется на своего батюшку в храме, кто-то просит помощи, кто-то пишет нам целые трактаты. Мы искали разные формы общения со зрителем: стали приглашать для беседы с митрополитом известных российских деятелей культуры и науки — у нас были драматург Виктор Розов, академик Сергей Капица, хирург Лео Бокерия, писатель Святослав Рыбас. В Московском политехническом институте мы провели несколько встреч с молодежью, которые имели огромный успех. Митрополит никогда не был человеком, который, став священнослужителем, только бы наслаждался своим саном и проводил проповеди. Он живет сегодняшним днем: сказали бы ему пойти на подводную лодку — пошел бы и туда. Даже пилотировал истребитель! Еще прекрасно катается на горных лыжах, у него есть собаки, с которыми он непременно должен сам гулять утром и вечером, знает много языков и прекрасно общается с лидерами других государств на любые темы.
— Далее митрополит общался со зрителями, отвечая на их вопросы в письмах.
— Да, мы подготавливали для него ряд вопросов из писем телезрителей, он просматривал их, выбирал, на свой взгляд, наиболее интересные и насущные. Далее ему требовались некоторое время и тишина, чтобы сосредоточиться, после чего мы начинали запись программы. Причем говорил он всегда доступным языком, который был бы понятен простому народу.
— Нужно обладать солидным багажом знаний, чтобы отвечать на вопросы без дополнительного обращения к литературе.
— У Патриарха Кирилла — колоссальный багаж знаний, и не только в духовных вопросах, но и в литературе, философии. Он очень разносторонний человек — любит Достоевского и весь круг религиозных мыслителей ХХ века. Он часто цитировал Бердяева в своих ответах в программе «Слово пастыря», и сейчас те проповеди, которые он ведет для народа, имеют колоссальный успех. Люди звонят нам и говорят, что эта форма общения им нравится даже больше, хотя просят, чтобы иногда Патриарх и отвечал на их вопросы, как это было раньше. Но сейчас у него просто нет на это времени.
— После своей интронизации Патриарх сказал зрителям, что будет продолжать вести программу «Слово пастыря».
— За день до своей интронизации Патриарх Кирилл вызвал нас всех к себе. Мы поехали на эту встречу удрученные. Думаем: «Наверное, он решил с нами попрощаться». Заходим к нему в кабинет, садимся. Патриарх говорит: «Во-первых, я хочу вас всех пригласить на свою интронизацию, потом — посидеть в трапезной». Мы интересуемся, как же будет выходить программа дальше. Я спрашиваю Патриарха: «Наверное, будем общаться в форме проповедей?». Он говорит: «Нет, я обязательно буду выходить с обращениями к своим прихожанам. Конечно, сейчас я прошу вас поддержать меня первые два-три месяца, потому что буду очень загружен, но дальше намерен выходить в эфир обязательно, хотя бы раз в месяц». В феврале, после своей интронизации, когда Патриарх был в Смоленске, он вышел в эфир всего на пять минут, это была как раз та программа, которую вы видели. И с тех пор пока он с нами больше не общался. Мы записываем и даем в эфир его проповеди, которые он говорит для прихожан в храмах. Мы снимаем лица людей, снимаем прихожан, и зрители наглядно видят, сколько людей приходят послушать Патриарха и с какими лицами они слушают его, сколько молодежи в храме.
— Когда создавалась программа «Слово пастыря», вы учитывали зарубежный опыт создания передач на религиозную тематику?
— Никогда. К тому же за рубежом они другие.
В 1990 году я была в Америке, мы ездили к католикам, к протестантам — там все иначе. Они не настолько открытые люди, как мы, и, на мой взгляд, у них там все немножечко показушное. Протестанты — они вообще просто дают концерты. Однажды один из руководителей канала предложил мне: «Светлана Степановна, а давайте митрополит выйдет в „Лужниках“ и проведет там проповедь». Я говорю: «Вы что, смеетесь? Он же не протестант, а православный человек. Приходите в храм и послушайте его». Так могут говорить только люди, у которых нет понятия о том, что такое православие.
— Как вы считаете, почему «Слово пастыря» вот уже многие годы остается единственной такого рода программой на нашем телевидении?
— Мне кажется, это только потому, что никто не сможет конкурировать с Патриархом Кириллом. Это отмечает все священноначалие — таких ораторских способностей, как у него, пожалуй, нет больше ни у кого. Можно быть образованным человеком, но не уметь так просто и ясно говорить. Так подать мысль и внушить ее другому сможет не каждый.