Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Зависть цвета радуги

Как направить эмоции ребенка в правильное русло?

1 сентября 2008 19:39
1002
0

«Сотри!» — сказала пятилетняя девочка Юля пятилетней девочке Полине в детском саду. И указала на ее веснушки. «Мне они не нравятся. Раз у меня таких нет — пусть и у тебя не будут». Дома дочь рыдала, не понимая, почему так бывает — платье принцессы, которое мама привезла из командировки в далекую страну, назвали некрасивым на утреннике подружки. Новенькой кукле оторвали голову, чтобы не играла.

«Сотри!» — сказала пятилетняя девочка Юля пятилетней девочке Полине в детском саду. И указала на ее веснушки. «Мне они не нравятся. Раз у меня таких нет — пусть и у тебя не будут». Дома дочь рыдала, не понимая, почему так бывает — платье принцессы, которое мама привезла из командировки в далекую страну, назвали некрасивым на утреннике подружки. Новенькой кукле оторвали голову, чтобы не играла.

— Да они тебе просто завидуют, — утешала я Полину, внутри себя улыбаясь. Это ж надо такое придумать, веснушки сотри!

— Завидуют… — задумалась дочь. — А что такое зависть?

Я хотела объяснить ей, как в детстве зависть переливается всеми цветами радуги, как кажется она взрослым наивной и смешной. А потом от нее остается два вполне конкретных цвета — белый и черный.

Психологи утверждают, что дети более искренни, чем мы, более честны и открыты. И потому, в отличие от больших, которые уже научились притворяться, они сразу говорят то, что думают.

— Детская зависть отличается от взрослой. Хотя имеет близкую природу. В основе ее лежит сосредоточенность на собственной персоне, которую во взрослом человеке мы определяем как эгоизм, — рассказывает психолог Наталья Баранова. — Ребенок весь этот мир воспринимает эгоцентрично. Ему кажется, что мир существует только ради него. Поэтому и распространяет свои желания на все, что попадает в поле его зрения. Это особенность возраста. А любое несовпадение желаемого с действительным воспринимается малышом весьма болезненно. Как же так — у кого-то другого более красивая кукла, новая машина, компьютер с навороченными игрушками? У кого-то — не у меня. Малыш обижается. Но не на себя (он, как жена Цезаря, вне конкуренции) и даже не на родителей, которые не смогли ему этого дать, а в первую очередь на своего сверстника, который вдруг в чем-то оказался лучше. Появляется неосознанное желание наказать последнего, ущемить, унизить. Или тайно забрать у него то, что приглянулось.


«Машинка сама захотела поехать ко мне в гости!»

Мама нашла у шестилетнего Максима дома дорогую машинку. Спросила — откуда, вроде не покупали. «Друг подарил!» — объяснил он пряча глаза. Не поленилась, сходила к соседям. И выяснилась страшная вещь — ее сынишка понравившуюся игрушку из чужого дома просто экспроприировал. То есть украл. «Но машинка сама захотела поехать от Сашки ко мне в гости», — твердил мальчуган из угла, куда его в целях осмысления случившегося тут же всем домашним педсоветом и поставили.

«Я не знаю, что теперь делать с сыном, ведь никогда в нашей семье воров не было, отстегать его ремнем за вранье? Научить уму-разуму?» — переживает молодая женщина.

Наше «демократическое общество» между тем предельно иерархично в деталях. Дети чуть не с рождения постигают эту табель о рангах. Но их зависть провоцируется еще и тем, что сами они стать лучше или получить понравившуюся вещь, даже если очень захотят, пока не могут.

Все зависит от взрослого. Именно мы, позволяя или запрещая что-то, порождаем детскую зависть. А потом учим наше потомство с успехом избавляться от нее.


Чья кружка круче?

Как-то по телевизору промелькнул сюжет, рассказывают психологи, папа привозил детям из города в подарок детские кружки с разными рисунками: танк, самолет, трактор… и вот, получив подарок, дети начинали «меряться»: «А мой танк сильнее твоего трактора… А мой самолет сильнее твоего танка…» То есть у кого картинка «круче» — тот и самый-самый, тот в данном детском коллективе и выше всех.

«Но покупать всем и всегда одинаковое, тоже не выход, — говорит Наталья Баранова. — Уравниловку мы уже проходили, она не уничтожает зависть, а лишь делает ее черней. Но в современных условиях, когда в школе дети меряются новенькими мобильниками или дорогими вещами, зависть по отношению к тому, кому завидуют — чувство еще и опасное. Мы-то, взрослые, знаем, как легко убить из-за обычного телефона, как часто это происходит на самом деле… Особенно сейчас, когда у тинейджеров нередко вообще отсутствуют тормоза и мир воспринимается ими одной большой компьютерной стрелялкой с десятью жизнями. Поэтому лучше слишком дорогую игрушку в садик не давать, мобильный телефон в школе спрятать, и не хвастаться такими предметами в том смысле, что «а вот у меня это есть, а вот я круче вас!» Всегда найдутся те, кто захочет доказать — ты такой же, как все, и ничем не выделяешься!

На первый взгляд самое элементарное решение: захотел ребенок что-то, купите ему это, чтобы не развились комплексы. От одной проблемы и от его громкого рева вы в данном конкретном случае избавитесь. А дальше?

Кто-то все равно вырастет красивее и стройнее. Кого-то больше полюбят учителя. Кто-то поставит спортивный рекорд.
Всегда найдутся те, кто окажется лучше, умнее, сильнее — а подростку останется только страдать. Либо тихо, исподтишка ненавидеть удачливого, мечтая, как однажды тот потеряет все. Либо постараться достичь того же или даже превзойти конкурента. Третьего не дано.

«Зависть к чужим успехам может стать тормозом на жизненном пути. Но может и обратиться в здоровое соперничество, когда чужие достоинства лишь подстегивают желание стать лучше, — добавляет психолог Наталья Баранова. — Стремитесь, чтобы чувство зависти приобрело у малыша положительную направленность. Объясните, что у людей бывают разные таланты — и один, пусть он хоть сто раз старательнее, никогда не сможет превзойти другого, более способного. Поэтому взрослый, родитель, должен тактично помочь найти маленькому человеку его путь, который поможет ему вырасти в счастливую и гармоничную личность.

Не ту, которая никому не завидует. Но ту, которая не делает зависть смыслом жизни, центром вселенной. «Зависть должна учить человека строить конкретные планы, а не воздушные замки», — говорят психологи.


Здравствуй, зависть!

28-летняя Алена — тренер по хореографии, красивая молодая женщина. А уж как движется — загляденье. Когда ее спрашивают, как же она нашла профессию, столь подходящую ей, Алена стеснительно улыбается. «Это все детская зависть!»

«Мне было двенадцать, самое время, чтобы выбирать свой путь, — рассказывает она. — Девочкой я была длинной, нескладной, особенно ни к чему не стремилась. И вот в наш класс пришла новенькая. Красавица, умница, балерина, по какой-то там причине не смогла продолжить карьеру в балетном училище. Прошел слух, что у нее произошла травма и из-за этого все поломалось, а ведь большие подавала надежды… И это добавляло девочке в наших глазах еще большую привлекательность. Особенно мы в ее проблемы не вдавались. Зато в то, что было на виду… Все мальчишки в новенькую, как это тогда говорилось, втюрились. Девчонки стремились ей подражать, так же стриглись, так же одевались, записывались наперебой в танцевальные кружки».

Лишь раз Алена увидела, как одноклассница плачет. Сидя на черной лестнице, скомкав в руках носовой платок. «Ты даже не представляешь, как мне у вас плохо, — утерев красный нос, прошептала всеобщая любимица. — Я неудачница, брак в работе, педагоги в балетном так и сказали — некондиция, из училища меня отчислили. И вот я здесь, никому не нужна, хуже всех».

«Странно, мы-то считали ее лучше нас», — говорит Алена.

Как сложилась судьба той несчастной девочки — она не знает. Но с того самого дня перестала ей завидовать. И еще Алена, хотя сама была еще совсем юной, в один момент вдруг поняла: обычно мы мечтаем взять от других то, что лежит на поверхности, на самом виду, даже не пытаясь заглянуть в глубину.

А может, стоит попробовать?