Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Светлый путь

Удивительная штука. Она — стопроцентная блондинка. Однако воспринимают ее исключительно как актрису интеллектуальную

Виталий Бродзкий
31 марта 2009 20:53
1810
0

Даже представить, что про Светлану Ходченкову кто-нибудь сочинит анекдот, намекая на ее цвет волос, просто невозможно. Нет, скорее про нее скажут: светлая голова. Во всех смыслах этого слова!

Даже представить, что про Светлану ХОДЧЕНКОВУ кто-нибудь сочинит анекдот, намекая на ее цвет волос, просто невозможно. Нет, скорее про нее скажут: светлая голова. Во всех смыслах этого слова!

Она снялась уже в десятках картин, однако многие до сих пор воспринимают Светлану прежде всего как актрису Станислава Говорухина. И, судя по всему, шлейф той роли из фильма «Благословите женщину» будет тянуться за Ходченковой еще долго. Неудивительно, что к любым новым предложениям она относится весьма трепетно: надо ведь не подвести учителя. А то снялась ведь однажды в каком-то не самом удачном телесериале, так Говорухин потом долго публично ругал открытую им когда-то звезду. Поэтому приходится соответствовать.

Станислав Говорухин практически дал тебе путевку в жизнь. Хотя, как гласит история, в его кино ты попала совершенно случайно. А до поступления в Щукинское училище так и вообще училась на экономическом. Скажи, а ты можешь представить себя в другой профессии, не актерской?

Светлана Ходченкова: «Честно говоря, нет! Ой, я, наверное, столько бед натворила бы в другой профессии! Даже в той же экономической сфере, которую вроде как изучала в свое время в институте, я себя не представляю. Наверное, усугубила бы кризис, не иначе!»

Это почему?

Светлана: «Я недавно думала об этом. Мне было бы лень приходить каждое утро в офис. Мне сложно представить себе такой распорядок дня: к восьми на работу, затем обеденный перерыв, а в семь вечера домой. Мне кажется, это так скучно! Точно не для меня. Я очень необязательный в этом плане человек. Постоянно опаздывала бы на работу».

А может, наоборот, со временем втянулась бы…

Светлана: «Нет, я уже пробовала. Когда-то я работала в компьютерном салоне, где такой график и существовал. Я опаздывала, все время врала, оправдывалась, придумывала отговорки. Это было ужасно. Максимум, чем я еще могла бы заниматься, — это танцами. Но опять же — творческая профессия. Никаких точных наук я в своей жизни не вижу».

А есть, на твой взгляд, профессия для блондинок?

Светлана: «Знаешь, а ты меня сейчас даже оскорбил. (Улыбается.)Я хоть и блондинка, но внутренне не ощущаю себя девушкой из анекдотов. Глупая светловолосая башка — это точно не про меня».

А почему, как ты думаешь, блондинок, пусть даже перекрашенных, многие считают глупыми?

Светлана: «Я даже не могу себе представить, кто это придумал. Может быть, у крашеных девушек все так и есть? (Смеется.) Не знаю, не могу судить, в моем окружении нет блондинок, даже крашеных».

Ну да, если бы анекдоты были правы, то Скандинавские страны, наверное, лидировали бы по количеству глупых женщин.

Светлана: «Да, представляешь, Швеция — страна дураков». (Смеется.)

А к тебе когда-нибудь относились как к глупой блондинке?

Светлана: «Никогда! Более того, мне очень нравятся все эти анекдоты про блондинок, я всегда смеюсь над ними. И меня это никогда не оскорбляло. Потому что меня никто никогда не считал глупышкой».

Как известно, мужчины предпочитают блондинок, поэтому женщины, не щадя волос своих, перекрашиваются. Ты блондинка с рождения. Наверное, вниманием мужчин не была обделена?

Светлана: «Ты прав, действительно никогда не была обделена! Мужчинам очень нравятся светловолосые барышни. А многие, познакомившись со мной, даже удивляются: „Да у нее еще и свой цвет волос! Уникально!“ Говорят, что натуральные блондинки вымирают, слышала недавно такую гипотезу. Поэтому мы, натуральные блондинки, — диковинка, раритет. Лучше уж так к нам относиться».

Скажи, а ты совершала в жизни нелепые поступки?

Светлана: «Каждый день совершаю! Как только просыпаюсь, сразу посещает мысль: „Глупый поступок! Надо было бы еще поспать“. (Смеется.) Сейчас я считаю неумным шагом с моей стороны съемки для известного мужского журнала».

Как же тогда они уговорили тебя на это?

Светлана: «Да никак они меня не уговаривали. В позапрошлом году предложили, я отказалась, хотя очень хотела. Год назад опять позвонили. И я подумала: а чего я, собственно, думаю? Ведь хочется! Не знаю, на что я рассчитывала, но в итоге получилось глупо. Хотя я все очень скромно сделала».

Не понравилось, как вышло?

Светлана: «Совершенно!»

А подобные разочарования часто происходят в твоей жизни?

Светлана: «Часто. И с кино тоже. Но я не буду приводить конкретные примеры. Одна из немногих моих работ, которая нравится мне от и до, — в фильме „Любовь в большом городе“. Я бы ничего не стала менять в своем персонаже».

Там ты тоже светленькая.

Светлана: «Да. У меня никогда не было экспериментов с цветом волос. Правда, парики носила в каких-то фильмах. Конечно, если мне предложат сумасшедший — в хорошем смысле этого слова — сценарий, я безоговорочно и подстригусь, и покрашусь. Мне самой сейчас, допустим, очень хочется сделать короткую стрижку, еще я бы в рыжую бестию покрасилась, но мой агент запрещает совершать такие эксперименты.

И она, наверное, права. Это исключительно мои внутренние метания. А в нынешнем виде я — персонаж узнаваемый".


Розовые мечты

В детстве ты хотела быть похожей на известных блондинок?

Светлана: «В детстве у меня были другие интересы. Например, хорошо сдать алгебру с химией. (Смеется.) Но Мэрилин Монро мне очень нравилась и нравится до сих пор, особенно в фильме „В джазе только девушки“. Мне казалось, что она там типичная глупенькая блондинка. Ей бы еще собачку маленькую в руки и во что-то розовое нарядить, тогда образ типичной дурочки был бы законченным. Кстати, именно поэтому я когда-то возненавидела розовый цвет.
И всегда отказывалась на съемках от розового, говоря, что не стоит создавать из меня стереотипную блондинку. Хотя, признаться, цвет этот мне идет».

А кукла Барби у тебя была?

Светлана: «До сих пор у бабушки лежит, никак забрать ее не могу. Причем это была не настоящая Барби, по-моему, ее звали Синди. Поэтому у меня навязчивая идея, чтобы мне подарили настоящую. (Смеется.) Вот недавно попросила мою польскую подружку (а я как раз еду сейчас в Польшу) подарить мне на день рождения Барби. День рождения уже прошел, но мы еще с подружкой не виделись. Надеюсь, что все же получу в подарок эту куклу-блондинку. Вот такой стеб!»


Крылья за спиной



Скажи, а ты жесткая или мягкая в жизни?

Светлана: «Не знаю. Друзья говорят, что я мягкая, родственники, наоборот, называют жесткой».

А на съемочной площадке?

Светлана: «Жесткая! С годами, проведенными в киноиндустрии, это качество стало проявляться у меня. Сейчас я уже понимаю, что могу позволить себе, что нет. Я не истерю по всякому поводу, но знаю, что мое, а что не мое».

И с режиссером даже можешь поспорить?

Светлана: «Случается, спорю порой. С Говорухиным боялась, хотя он сам настаивал, чтобы я что-то свое предлагала. Но я была тогда настолько зажатой, что мне казалось: нет, что вы, ничего путного я посоветовать не могу. Так и сидела, молчала в тряпочку. А вот сейчас уже выступаю! И мне очень нравится, когда режиссер со мной соглашается, говорит: „Знаешь, Света, а ведь ты права!“ Это так приятно! Сразу крылышки за спиной начинают расти».

Дома ты меняешься?

Светлана: «Дома? Дома я мягкая и пушистая». (Улыбается.)

Твой супруг — тоже актер, Владимир Яглыч. Вот интересно: кто у вас лидер в семье? Кто ведомый, а кто ведущий?

Светлана: «Скорее я ведомая. Но у нас в семье нет такого: ты — главный, а я за тобой как хвостик плетусь. В каких-то вещах мужчина занимает главенствующие позиции, в каких-то вещах — я. Мне кажется правильным, когда у мужчины чуть-чуть больше привилегий в семье. Хочется быть за мужчиной, за мужем».

Кто за продуктами ходит?

Светлана: «Кто заметит, что холодильник пустой, тот и идет по магазинам».

Сама готовишь, стоишь у плиты?

Светлана: «Готовлю, а как без еды? Но когда я дома одна, то вообще ничего не делаю, мне за глаза хватает пиццы с какими-нибудь печенюшками и тортиком. А вот если гости или просто муж дома, приходится кухарить».

Супруга к плите подпускаешь?

Светлана: «Обычно готовлю я».

Не любит или не умеет?

Светлана: «Да нет, у него хорошо получается. Но просто мужчина мешается под ногами на кухне». (Смеется.)


Животные радости

Знаю, что ты раньше снимала стресс, гуляя по магазинам. Как сейчас прогоняешь тоску?

Светлана: «Все так же! Вот недавно рядом с домом открылся огромный торговый центр, 252 магазина. Ой, господи, когда я их все обойду, не знаю! Как только стресс — я туда!»

А что приносит больше удовольствия: просто бродить, смотреть новые коллекции или покупать-покупать-покупать?

Светлана: «Я просто хожу и лицезрею. А покупки происходят, если в них существует необходимость. Вот недавно я посетила новый огромный магазин, где представлены различные товары для животных. А самое интересное, что в магазине есть и сами животные. А животные очень успокаивают».

Какая у тебя живность?

Светлана: «Собачка, как раз такая маленькая, которую в сумочке надо носить». (Смеется.)

С кем ты ее оставляешь, когда уезжаешь из дома?

Светлана: «Она у нас самостоятельная девушка. Если предстоят длительные командировки, с ней сидят по очереди родственники. Правда, кто-то уже отказывается».

Мужа берешь с собой в походы по магазинам?

Светлана: «Нет, я люблю ходить одна. Максимум — с подружками. Но он может совершенно спокойно без моего присутствия что-то приобрести мне. Так же и я. Нам необязательно вместе для этого ходить по магазинам. Мы очень хорошо знаем вкусы друг друга. Просто когда я говорю ему, что загляну на минутку в магазин, посмотрю только одним глазком, на меня будет психологически давить тот факт, что Володя стоит у входа и ножкой постукивает, ожидая, когда же я выйду! Поэтому одной мне спокойней!»

Его реакция на твое хобби понятна. А как ты реагируешь на его увлечение мотоциклами?

Светлана: «Уже нормально. Привыкла. Я понимаю, что это страшно опасно, но так же опасно просто пройтись по улице, спуститься в метро. Главное, чтобы человек ко всему подходил с мозгами».

А тебя его увлечение не захватило?

Светлана: «Пару раз я с ним ездила, даже где-то по МКАДу катались. Здорово! Но вот сейчас я понимаю, что скоро — открытие мотоциклетного сезона, и от этого потряхивать начинает сильнее. Зимой я немного успокоилась, а сейчас опять начинаю волноваться за него».


Актерский клан



Двум актерам сложно жить вместе: то один в экспедиции, то другой, видитесь нечасто. Это нормально, не устаете от разлук?

Светлана: «А что тут ненормального? Профессия такая! Мы же друг друга силком не тянули в загс, мы все понимали».

А как общаетесь, когда оба в разъездах?

Светлана: «Как все — звоним, отправляем эсэмэски. Но на съемки друг к другу не летаем. Мы заранее решили, что так делать не будем».

Родной человек мешает работе?

Светлана: «Не то чтобы мешает! Это лишняя информация для сплетен: кто к кому прилетел, кто с кем. Не всем же известно, что мы женаты. Многие знают нас как актеров. Поэтому лишний раз не хочется показывать свои слабые стороны — какая ты сентиментальная и прочее. Поэтому семья — это семья, а съемочная площадка — это работа!»

Но уж на свои презентации фильмов вы наверняка ходите вместе?

Светлана: «Если у Володи есть возможность и желание, он идет. Но я понимаю, что тяжело одному актеру приезжать на презентацию другого. Едем мы на какую-нибудь мою премьеру, и я отдаю себе отчет, что его будут воспринимать как моего мужа, а не как актера. А на его презентации, наоборот, меня воспринимают как актрису, а не как его жену. Хотя мне приятно, ему — тяжело. Видимо, поэтому желание куда-то поехать у него возникает реже, чем возможность. Но я с этим не спорю. Зачем заставлять?»

Уже боюсь спросить: а в отпуск как же, тоже порознь?

Светлана: «В основном вместе. Но бывает, что он едет куда-то с мальчишками, а я — с девчонками. Мы не держим друг друга на коротком поводке. Мы считаем: хочешь — езжай».

Где были в последний раз?

Светлана: «В Турции на Эгейском побережье. Там безумно красиво. Везде сосны, тенек. Правда, дети одолели».

Чьи дети?!

Светлана: «Мы были там в дни школьных каникул. Признаюсь, я никогда раньше не видела такого количества детей в одном месте. Чуть с ума не сошла! Вечные крики, писки. Пойми, я не против детей, но иногда хочется отдохнуть. А еще начинает немного напрягать то, что ты на отдыхе, в расслабленном состоянии, без макияжа, а к тебе подбегают с криками: «Светлана Владимировна, мы вас узнали! А можно с вами сфотографироваться?» Или часто бывают такие восклицания: «Маша, Петя, идите сюда, это она, я же вам говорила! Вы мне проиграли бутылку!» От таких разговоров становится неприятно.

И, к сожалению, были такие моменты, когда я отвечала: «Извините, пожалуйста, но я, так же как и вы, на отдыхе, поэтому не буду с вами фотографироваться».

Хотя бы на две бутылки поспорили!

Светлана: «Да, хотя бы. (Смеется.) И хотя говорят, что у меня началась звездная болезнь, я так не считаю. Это такое же мое свободное время, такой же отпуск, как и у других людей. Я так же за него заплатила. Почему я тут же должна вставать, начинать плясать с кем-то и фотографироваться?»

Но это же издержки профессии.

Светлана: «Профессия — когда я прихожу на съемочную площадку, на какие-то встречи, необходимые по работе. Вот это я понимаю.

А эти издержки меня не устраивают". (Смеется.)


Польский «Оскар»

Ты сказала, что едешь в Польшу. Новые съемки?

Светлана: «В ноябре вышел фильм „Малая Москва“, который взял все наши призы. А в Польше состоится вручение премии: как мне объяснили, это что-то типа „Оскара“, только местного масштаба. Я представлена в номинации „Русская актриса года“, но почему-то польского кино. Не знаю, получу — не получу, но мне сам факт нравится. А моя польская подруга, которая снялась в этом же фильме, представлена в номинации „Дебют года“. Вдвойне приятнее ехать».

Какие у тебя сейчас предложения от режиссеров?

Светлана: «Я суеверная. Пока все бумажки не подписаны, боюсь что-то говорить. Летом будет продолжение „Любви в большом городе“, есть еще один полный метр и сериал».

То есть, я так понимаю, хотя бы тебя как отдельную творческую единицу экономический кризис не коснулся?

Светлана: «Тьфу-тьфу-тьфу! Давай будем держать кулаки, чтобы и дальше обходил стороной!»