Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Дамы кавалера

Как утверждают знающие люди, трижды премьер Италии, телевизионный король и футбольный бог Сильвио Берлускони предпочитает всем этим титулам прочно укоренившееся за ним прозвище Cavaliere

1 февраля 2009 18:23
1010
0

По общему мнению, оно очень точно отражает тестостероновую суть итальянского лидера, который и в свои 72 года не прочь подогреть имидж галантного рыцаря. Впрочем, как и положено, короля играют его прекрасные синьоры, ближний и дальний круг которых описывает Елена Пушкарская.

По общему мнению, оно очень точно отражает тестостероновую суть итальянского лидера, который и в свои 72 года не прочь подогреть имидж галантного рыцаря. Впрочем, как и положено, короля играют его прекрасные синьоры, ближний и дальний круг которых описывает Елена ПУШКАРСКАЯ.

Вероника Иларио, жена Сильвио Берлускони, которую на самом деле зовут Мириам Рафаэлла Бартолини, — пожалуй, одна из самых загадочных женщин Италии. Она отказалась следовать стандартам первых леди задолго до того, как это стало трендом. Впрочем, и сам Сильвио, женившийся во второй раз на актрисе, которая младше его на 20 лет, действовал нестандартно для выходящего на политическую арену итальянского политика правого толка. Ему и сейчас часто пеняют, что он, ратующий за католические ценности, оставил первую семью, в которой было двое детей.

Берлускони влюбился в 23-летнюю Мириам, увидев ее на сцене миланского театра Manzoni в комедии Фернандо Кроммелинка «Великолепный рогоносец». Судя по охапкам роз, которыми забросал актрису будущий премьер, поистине великолепной в этой пьесе была именно она, выходившая на сцену полуобнаженной. Произведенный на Берлускони эффект был столь велик, что Кавальере решил воплотить спектакль в жизнь и не успокоился до тех пор, пока Вероника не ответила ему взаимностью.

Продолжавшийся пять лет роман завершился рождением дочери Барбары, разводом с первой женой и свадьбой с Мириам, оставившей на память от своего артистического прошлого лишь псевдоним Вероника Иларио. Ее жизнь круто изменилась. Из актрисы она превратилась во вполне буржуазную синьору. Через год после появления на свет их дочери Барбары родилась еще одна девочка — Элеонора, а еще через два года сын Луиджи.

Артистическую деятельность пришлось забыть настолько, что когда на принадлежащем ее мужу телеканале Mediaset был показан фильм Дарио Ардженто «Сумерки», где Вероника Иларио сыграла свою лучшую роль, ее достаточно трансгрессивный эпизод оказался полностью вырезанным. Положение первой леди обязывало.

Однако, как оказалось, именно эта роль — первой леди страны — никогда не прельщала жену премьера, без устали отстаивавшую свое право на частную жизнь. Ее практически никогда не увидишь рядом с мужем на официальных мероприятиях. Исключения можно пересчитать по пальцам. Одним из них была злополучная «семерка» 1994 года в Неаполе, которая вместо триумфа для только что выигравшего свои первые парламентские выборы Берлускони обернулась позором. Именно на этом мероприятии итальянскому премьеру была вручена повестка о возбуждении против него уголовного дела. В те времена подобные вещи еще производили впечатление. Во всяком случае, с тех пор Берлускони возненавидел прокуроров, а Вероника — светские обязанности.

Поэтому когда несколько лет назад итальянские СМИ сообщили, что Иларио прилетает в Рим из Милана специально для того, чтобы отужинать с четой Путиных, которую принимал в правительственной резиденции ее муж, это было сенсацией. Таких изменений в своем графике Вероника прежде не делала ни для одного из мировых лидеров. С тех пор она заступает на вахту первой леди всякий раз, когда ее муж встречается со своим русским другом и его семьей. Но это является исключением из давно установившихся правил жизни супруги итальянского президента. Такой независимый образ позволяет ей самой решать, на каких мероприятиях бывать, игнорируя мнение своего властного мужа. Совсем недавно, 7 декабря, она одна появилась на открытии сезона «Ла Скала», тогда как Сильвио Берлускони потерял интерес к спектаклю после того, как из-за кончины патриарха Алексия на премьеру «Дона Карлоса» не смог прибыть Дмитрий Медведев.

Особенно ярко независимость Вероники проявилась в 2005 году, когда в стране проводился референдум по поводу закона, позволяющего использование человеческих эмбрионов в научных целях. Италия является одной из немногих стран, где такие исследования до сих пор находятся под запретом из-за непримиримой позиции на этот счет Ватикана.

В ходе подготовки к референдуму Папа метал громы и молнии против готовящегося закона, призывая население игнорировать избирательные участки. Не желая ссориться с могущественным соседом (формально Ватикан является анклавным независимым государством), правый истеблишмент во главе с Берлускони счел за благо в то воскресенье, как и положено правоверным католикам, остаться дома. Но Веронику было не остановить. Мало того что она открыто проголосовала за разрешение использовать человеческие эмбрионы в науке, так еще дала интервью газете «Репубблика», занимающей крайне критическую позицию по отношению к итальянскому премьеру. Высказав свою, весьма прогрессивную позицию по вопросам биоэтики, жена Берлускони публично призналась, что в молодости была вынуждена сделать аборт, а это в католической Италии, где до сих пор существуют врачи, отказывающиеся предписывать такую операцию даже по медицинским показаниям, считается делом крайне небогоугодным.

После такого неординарного поступка первой леди лидер нынешней оппозиции Вальтер Велтрони в знак восхищения пригласил Веронику вступить в ряды своего политического объединения. Впрочем, кроме гражданской сознательности бывшей актрисы он, вероятно, уловил в ее поступке мотивацию уязвленной женщины. По признанию самой Вероники, Сильвио не слишком много времени уделяет ей и семье.

«Я разговариваю с ним по телефону и часто вижу по телевизору», — не слишком весело шутила она в интервью.

Самое обидное, что вокруг полно других представительниц слабого пола, готовых разделить с красавцем Берлускони все на свете. Да и сам он, кажется, не прочь увлечься какой-нибудь красоткой. Скандал разразился, когда на церемонии вручения телевизионных премий Telegatti Сильвио в порыве вдохновения сказал одной из лауреаток — телеведущей Маре Карфанья, что с радостью отправился бы с ней на необитаемый остров и даже без особых раздумий женился бы на ней.

Оскорбленная законная половина не сдержалась. Но на то она и первая леди, чтобы не закатывать банальных скандалов. Вероника обратилась к высокому эпистолярному жанру — опять же через «Репубблику». Она направила главному редактору газеты открытое письмо, в котором весьма эмоционально заявила, что оскорблена («он мне показал: я — половина от ничего»), и потребовала от мужа публичного извинения. Что Берлускони не преминул сделать через ту же газету, взывая к таким вечным ценностям, как «прожитая вместе жизнь» и «прекрасные дети». Для пущей убедительности к извинениям было присовокуплено рубиновое кольцо с бриллиантами, которое премьер сам доставил своей синьоре, прилетев к ней в Марокко, как и положено рыцарю и супермену без страха и упрека.

За этим газетным сериалом затаив дыхание следили все домохозяйки Италии. Актриса и телемагнат сработали очень убедительно, подтвердив свой высокий класс и поговорку насчет мужа и жены.

С тех пор литературный дар Вероники стал проявляться все ярче.

В ходе предвыборной кампании 2006 года ее именем была подписана статья, где Иларио объясняла итальянцам, почему им надо голосовать за ее мужа. А ровно год назад, ко Дню святого Валентина, бывшая актриса выпустила эссе «Нравственный ангел», где изложила свои мысли о мужских и женских ценностях жизни.


ВЗРОСЛАЯ ДОЧЬ МОЛОДОГО ЧЕЛОВЕКА

И все же самой могущественной женщиной, притом не только клана Берлускони, но и всей Италии, является старшая дочь Сильвио от первого брака Марина. Во всяком случае, так считает журнал Forbes, поставивший Марину Берлускони в мировой лестнице могущества на 33-ю ступень — выше, чем Лору Буш и королеву Елизавету. А все потому, что папина дочка с самого детства трудится не покладая рук. Это не шутка.

Мне повезло встречаться с Мариной по делам журналистики. Скажу честно, с самых первых ее шагов по карьерной лестнице (а ее первой серьезной позицией была должность вице-президента холдинга Fininvest) Марина производила впечатление натуры очень цельной.

Хотя детство у нее было не самое радостное. Помню, Марина рассказывала мне о своих юных годах — без папы, с одной мамой и маминым разбитым сердцем. Марина, которую на самом деле зовут Мария-Эльвира (женщины Берлускони любят придумывать себе имена), росла в провинции, училась в Монце, небольшом городке неподалеку от Милана.

Одно время она жила с матерью в Лондоне. Осваивала там английский и подрабатывала простой продавщицей. На первую зарплату сделала маме подарок. В 15 лет (примерно в ту пору ее родители официально развелись) она ушла из дома с намерением жить самостоятельно. За гроши работала в кооперативе, помогала монашенкам, торговала с лотка пиццей. А вообще-то в детстве она мечтала стать ветеринаром.

Но когда в середине 90-х из-за конфликта интересов встал вопрос, продавать свой бизнес Мердоку или призвать в него своих взрослых детей, Берлускони принял лучшее решение. Он вспомнил о бойцовских качествах своей старшей дочери.

«Я безумно волновалась, делая первые шаги в компании, стеснялась и того, что слишком молода для этого поста, и того, что я, по мнению многих, папина дочка», — вспоминает о том времени Марина.

Конечно, сейчас эти тревоги в прошлом. С 1996 года компания, в которой трудилась Марина, увеличила свою операционную прибыль в четыре раза. И в этом большая заслуга именно дочери Сильвио Берлускони.

В 2005 году Марина Берлускони стала президентом Fininvest, а кроме того, с 2003 года возглавляет старейший в Италии издательский дом Mondadori, входит в административные советы нескольких крупных банков. При этом, как рассказывали мне близкие к Марине люди, могут обрушиться мир и Миланская биржа, но в полседьмого вечера Марина уже в своем пентхаусе на corso Venezia, который к этому времени покидают прислуга и няньки, а могущественная синьора превращается в обыкновенную маму и жену.

Говорят, Марина всегда была очень серьезной девушкой. Из ее прежних романов журналисты могут вспомнить только десятилетнюю связь с миланским барменом Джулио, с которым она как-то засветилась на Бермудах.

Выбор спутника жизни Марины Берлускони довольно необычен для женщины топ-менеджерского круга. Это бывший танцовщик театра «Ла Скала» Маорицио Ванадиа, в которого, как вспоминает Марина, она влюбилась с первого взгляда.

Однако мне кажется, что главным мужчиной ее жизни является все-таки могущественный отец. Когда в 2002 году у нее родился первенец Габриэль, Марина шутила, что не назвала сына в честь своего отца только потому, что еще одного Сильвио в семье было бы не выдержать. Впрочем, второй сын, появившийся на свет в 2004-м, все же получил имя Сильвио.

Как ни странно, танцовщик не спешил под венец с самой богатой невестой страны. Журналисты гадали, когда же эта пара решит официально узаконить свои отношения. Сначала ждали, что после рождения первенца, затем — после появления Сильвио.

И вот наконец-то месяц назад, под занавес года, это все-таки свершилось. Церемония была очень скромной, закрытой (не набралось и пятидесяти гостей) и без журналистов. Все происходило в любимом поместье Берлускони — на расположенной вблизи Милана вилле Аркоре. Для церемонии невеста выбрала туалет от Дольче и Габбана.

Удивительно, но на свадебных фото вы не найдете фотографии мамы Марины, первой жены Сильвио Берлускони. О ее судьбе в итальянской прессе — ни слова. Вот такая законспирированная особа.

Не довелось побывать на свадьбе и прабабушке Марининых детей, маме Сильвио Берлускони — синьоре Розе. Она скончалась год назад в возрасте 97 лет в самый разгар парламентских выборов, которые в третий раз принесли ее сыну власть.

К слову, после этой победы прекрасных дам вокруг Сильвио Берлускони стало еще больше. Формируя свое третье правительство, Сильвио Берлускони решил развеять представление о гендерном неравенстве в Италии.

А может, ему просто хотелось видеть в течение рабочего дня не только двубортные пиджаки, но и мини-юбки. Так или иначе, в его кабинете — пять женщин-министров. Все они молоды и хороши собой. Старшей из них, 42-летней министру образования Стефании Престиджакомо, не дашь и тридцати. Недаром за привлекательность ее окрестили «Мисс парламент». Так что от недостатка женского внимания Кавальере точно не страдает. И к 14 февраля ему придется готовить не одну валентинку.

КСТАТИ…

Из последних проделок Сильвио в Италии часто вспоминают, как на проходившей минувшей осенью в Турине итало-германской встрече в верхах Берлускони спрятался за колонной. Пока Ангела Меркель недоуменно искала глазами итальянского премьера, он ей выдал из-за колонны «ку-ку». А еще итальянцы бурно обсуждают недавнюю похвальбу своего лидера, заявившего, что он спит три часа в сутки и столько же занимается сексом. Как и положено истинному кавалеру, с кем — он не объявил.