Архив

Алена Левкович: «Я никого не ищу, мужчины меня сами находят»

На долю Светланы из сериала «Огонь любви», которую сыграла актриса Алена Левкович, выпало немало испытаний

Пережить все трудности ей помог сильный характер. Алена тоже девушка непростая. Это на вид она милая и улыбчивая. И только близкие знают ее вспыльчивый и взрывной характер. Говорят, может кулаком по столу стукнуть или телефон из окна автомобиля выбросить. «МК-Бульвар» на всякий случай вел себя поосторожнее.

24 сентября 2008 18:39
6131
0

Пережить все трудности ей помог сильный характер. Алена тоже девушка непростая. Это на вид она милая и улыбчивая. И только близкие знают ее вспыльчивый и взрывной характер. Говорят, может кулаком по столу стукнуть или телефон из окна автомобиля выбросить. «МК-Бульвар» на всякий случай вел себя поосторожнее.

— Насколько известно, по паспорту вы Елена. Чем вам это имя не понравилось?

— Мама хотела назвать меня Алиной, но против этого имени был папа. Мои родные пришли к компромиссу и стали называть меня Аленой, что наиболее созвучно имени Алина. Мама решила и в документах меня оформить как Алену, но ей сказали, что православное имя — Елена. А дома можно и Алиной называть. Мама не стала спорить и согласилась. Вот так я и стала для всех Алена, а по документам Елена. Но Елена — это не «мое» имя, я даже на него не откликаюсь.

— Роль Светланы в сериале «Огонь любви» — ваша первая крупная работа. Эта роль принесла вам известность?

— На днях я приехала из Костромской области, где отдыхала и собирала грибы. Вот там «известность» я почувствовала сполна! Мне буквально не давали прохода, особенно дети и, конечно, женщины. Все интересовались: а что же будет дальше? Никакой камуфляж не помогал: ни темные очки, ни панамы. В Москве я это чувствую меньше. Здесь я передвигаюсь на автомобиле. Выхожу со съемочной площадки, сажусь в авто и еду домой.

— Вы сейчас с мамой живете?

— Да. Недавно мы с моим молодым человеком решили взять паузу в наших отношениях, и я переехала к маме. Раньше мы с мамой жили в Красноярске. А потом, когда я уже училась на 2-м курсе ВГИКа, мама переехала в Москву. Все было очень непросто, мы купили квартиру, пришлось взять деньги в долг, потом отдавать. Тогда я бралась за любую работу. Танцевала в ночных клубах, вела корпоративные вечеринки, детские праздники, снималась в массовках, участвовала в пародиях, работала Снегурочкой…

— Кто у вас в Красноярске остался?

— Отец, друзья и еще есть родственники. С отцом мы, к сожалению, не общаемся, видимо, у него в этом нет необходимости. У него своя семья. Мама у меня по профессии юрист, а у отца свой бизнес.

— Ваша мама юрист. Выходит, с заключением договоров у вас проблем нет? Вас обмануть не смогут?

— Прецеденты были, когда я пыталась заниматься этим самостоятельно. Но теперь я все приношу маме. Лучше лишний раз перестраховаться.

— В детстве вы танцевали в ансамбле. Успехи были?

— Я профессиональная танцовщица. Танцевала и народные танцы, и модерн. Ездила в Испанию, училась танцевать фламенко. А после преподавала для маленьких детей, когда зарабатывала деньги на квартиру. Если у меня будет простой в кино, то без работы я не останусь. Могу преподавать и танцевать. Еще я на радио новости читала, был опыт работы на ТВ.

— По маминым родителям у вас польские корни. Как ваши предки оказались в Красноярске?

— Бабушкин отец был сослан в Сибирь за переход советско-польской границы. И моя прабабушка вместе с дочерьми поехала искать его. Они знали, что его сослали в Красноярск, но о том, что его расстреляли как врага народа в 1937 году, узнали только в 2002-м. Мама через своих друзей получила разрешение ознакомиться с архивными документами. Это жуткая история, без слез нельзя читать. Моя бабушка мечтает поехать в Польшу, чтобы найти там родственников. Но я из-за недостатка времени, к сожалению, не могу ей в этом помочь.

— Вы как-то рассказывали, что театром увлеклись после того, как пошли брать автограф у Светланы Крючковой. Что вас поразило за кулисами?

— Это случилось в Красноярске, когда мне было лет 15. Я посмотрела спектакль с участием Светланы Крючковой и пошла через служебный вход взять у нее автограф. Ходила как завороженная, смотрела на сцену, костюмы — и вдруг поняла, что это мое и я хочу остаться здесь, в театре. И пришла к Крючковой уже не за автографом, а с вопросом, что нужно для этого сделать. Помню, что даже читала Крючковой стихи и басни. А она учила меня правильно стоять и держать спину.

— Как ваша мама отнеслась к вашему решению стать актрисой?

— Мама была этому не очень рада, но она всегда дает мне возможность сделать свой выбор. Конечно, она говорила мне, что это очень трудная и сложная профессия. Но мама всегда в меня верила.

— Про себя вы говорите, что характер у вас не сахар. Как это проявляется в повседневной жизни?

— Я вспыльчива, и настроение у меня часто меняется. Если с посторонними людьми я стараюсь быть сдержанной и терпеливой, то с близкими людьми, к своему стыду, иногда проявляю свой характер. Потом, конечно, очень жалею об этом, но в пике эмоций не могу себя контролировать. Вот у меня сейчас противоударный телефон, который я не раз из окна автомобиля выбрасывала. Вещь полезная, он у меня уже целый год держится.

— Еще говорят, что вы с режиссерами ругаетесь…

— Конфликты возникают, когда режиссер не может мне объяснить, почему моя героиня поступает так, а не иначе. Я не могу просто принять — я должна знать: почему? Это мой любимый вопрос по жизни с детства. Но не все режиссеры идут навстречу. Некоторые обижаются, считают меня очень сложной. Но есть режиссеры, с которыми мы понимаем друг друга буквально с полуслова, тогда и работа с ними доставляет огромное удовольствие.

— Как у вас сейчас на личном фронте?

— Я в свободном полете, в паузе, в осмыслении того, что у меня было. Но я никогда никого не ищу, мужчины меня сами находят. Я безумно влюбчивый человек. Влюбляюсь сильно и часто. И, по-моему, это никогда не закончится.

— Как реагируют мужчины, когда вы от них уходите?

— Все по-разному. Одни принимают это, другие преследуют.

— В свое время у вас был молодой, но состоятельный человек, с которым вы расстались якобы из-за того, что он ограничивал ваше свободолюбие. В чем это выражалось?

— Он приезжал на съемки, знакомился с актерами и режиссерами, был всегда рядом, и это мешало работе. В результате он стал мне неинтересен. Он ревновал, хотел контролировать мою жизнь и весь мой рабочий процесс. Даже читал мои sms и потом не стесняясь мне об этом рассказывал.

— Видимо, по отношению к мужчинам вы девушка с претензиями?

— О да, с большими. Для меня настоящий мужчина — это который сам принимает решения. Он должен быть очень сильным и, конечно, состоятельным. Так сложилось, что сильнее меня быть сложно.

— Вы можете назвать себя модницей?

— Нет. Одежда не самое главное для меня. Я могу ходить в джинсах, майках, кроссовках и при этом хорошо себя чувствовать. А бывают периоды, когда мне хочется носить только платья, каблуки и драгоценности. Я никогда не мечтаю о вещах — для меня это скучно. Я мечтаю о путешествиях, странах. Например, мечтаю поехать в Австралию: там я еще не была.

— А где уже успели побывать?

— Я не считала. Но мой паспорт почти весь заполнен печатями и визами. Самая запоминающаяся поездка у меня была на остров Маврикий. В 150 км от него есть еще один маленький остров, где живут аборигены. Они не знают ни французского, ни английского, говорят на своем языке. Вот на этот остров я и поехала. Одна. Просто издалека увидела гору и решила нарисовать с нее пейзаж. Меня привезли на лодке и оставили. И вот тут мне стало страшно. Я шла, тайком снимая все на камеру, а за мной бежала вся деревня во главе с худыми маленькими коровами, маленькими худыми кабанами и такими же маленькими и худыми курицами. Женщины почему-то сильно кричали. А я не знала, что это значит. В итоге я нашла общий язык с двумя мальчишками и знаками попросила отвести меня на гору. Я получила море впечатлений. Они, наверное, тоже.

— Вид с горы удалось нарисовать?

— Удалось. Эта картина висела в рамочке у моего молодого человека, а когда я оттуда съехала, то отдала ее маме на сохранение. Чтобы в порыве эмоций не разорвать и не выбросить.