Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Любимчик Примадонны

Пока пресса усиленно пытается поженить Аллу Пугачеву с Максимом Галкиным, в окружении певицы уже случилась одна свадьба

26 сентября 2008 22:50
2355
0

Экс-супруг Примадонны Евгений Болдин тайно женился на другой певице. Причем говорят, что «добро» на торжества дала сама Пугачева.

Экс-супруг Примадонны Евгений Болдин тайно женился на другой певице. Причем говорят, что «добро» на торжества дала сама Пугачева.

Евгений Болдин был третьим и самым «долгоиграющим» мужем Аллы Пуга-чевой. Вместе они прожили почти пятнадцать лет — с 1980 по 1993 год. Проработали бок о бок — и того больше. Он был ее администратором, она — его музой. Да и сегодня они по-прежнему продолжают общаться — не чужие ведь люди.

В свое время зарегистрировать отношения их заставила… партия. Перед очередными зарубежными гастролями секретарь Октябрьского райкома столицы довольно-таки грубовато намекнул Пугачевой на ее безнравственное поведение: мол, есть слухи, что за границей вы, дама незамужняя, живете в одном номере с мужчиной. Разгневанная певица, вернувшись домой, тут же потащила Евгения Болдина в загс: уже через полчаса они были мужем и женой, и отныне никто не мог указывать приме на ее незамужний статус.

Но именно штамп в паспорте, как признается позже сам Болдин, наложил на их отношения негативный отпечаток: он уверен, что официальные браки вообще не самое лучшее, что придумало человечество. Именно поэтому новость о том, что недавно Евгений Болдин вновь связал себя узами Гименея с молодой певицей Мариной Лях, бывшей солисткой Кубанского казачьего хора, весьма удивила весь отечественный шоу-бизнес.

И хотя Болдин и попытался узаконить отношения тайком, его довольно быстро рассекретили: по неожиданному совпадению в том самом загсе, куда пришли новобрачные, работала невестка известного поэта Ильи Резника.

Евгений Болдин: «Мы расписались еще в июне. Свадьбы никакой не устраивали, потому что месяц такой неинтересный, все в разъездах. Тихо отметили, в очень узком кругу. Может быть, в планах и созреет сделать что-то более грандиозное. Но пока я такой необходимости не чувствую. Так получилось, что в последнее время я бывал на многих свадьбах и понял, что они мне не нравятся. Основная масса гостей на таких праздниках — совершенно посторонние люди, которым вся эта церемония вовсе не интересна».

Ну-у, это ваш мужской взгляд. Свадьбы-то устраиваются для девочек: чтобы невеста в белом платье, с красивым букетом в руках…

Евгений: «Да все по-разному относятся, девочки тоже. Многие сейчас просто сразу же уезжают в свадебное путешествие, безо всяких там праздников. Как, собственно, мы и сделали. Расписались и тут же уехали в нашу любимую и обожаемую Турцию. Это гораздо интереснее и приятнее, чем устраивать очередную попойку по поводу бракосочетания».

Вы знаете, в вашем окружении вообще все удивились самому факту бракосочетания. Потому что, говорят, Евгений Болдин — явный противник официально узаконенных отношений. Мол, штамп в паспорте — первый шаг к разводу…

Евгений: «По сути своей так и есть: если нет росписи, то нет и темы для развода. И вообще я считаю, что самое главное — это человеческие отношения. Если они присутствуют, то уже не имеет значения, есть в паспорте штамп или нет. Я к этому так отношусь. А расписался я только потому, что не мне самому это нужно. А нужно молодой девушке. Женщинам всегда важен этот факт. И мы, мужчины, идем навстречу вам».

Скажите, какими путями надо ходить, чтобы молодой девушке попасться вам на глаза и потом стать вашей женой?

Евгений: «Нас познакомил Лев Валерианович Лещенко. В свое время он увидел Марину на сцене (она выступала в Кубанском казачьем хоре) и пригласил к себе в музыкальное агентство работать — уже в качестве сольной исполнительницы. Как раз в день ее приезда в Москву он нас и познакомил».

Прямо в первый же день вы и поняли, что созданы друг для друга?

Евгений: «В первый же день! И у нас как-то сразу сложились отношения. Моментально. Я тогда был совершенно свободным, одиноким. Мы просто начали жить вместе. И мне было хорошо рядом с молодой, красивой, талантливой девушкой. И ей — уютно и удобно со мной. Так редко бывает. Когда мы начали жить вместе, то заранее договорились: как сложится, так и сложится, не будем торопить события. Если все окажется серьезно, тогда и подумаем о дальнейшем. И вот прошло пять лет, и мы решили расписаться».

Вот вы когда характеризовали свою будущую супругу, то помимо «молодая и красивая» добавили еще и «талантливая». Это обязательное условие для вашей избранницы?

Евгений: «Нет. Талант не обязателен — в том смысле, что моя избранница не должна непременно петь. Это-то мне как раз и не понравилось совершенно — то, что она поет. Лучше бы она занималась каким-то другим делом. Мне бы было от этого легче и спокойнее».

Почему?

Евгений: «Певиц так много! И все хотят на сцену! А сцена-то все равно выбирает небольшое количество людей. Плюс ко всему я считаю, что пение может быть лишь хобби, а не профессией. Я вот тоже пою, но ведь не выступаю… Я отношусь к этой профессии без особой любви. Наверное, потому, что вокруг меня слишком много все пели, и у меня на это аллергия. В Марине мне нравится другое: что она человек хороший, что она порядочная и очень домашняя. И помимо того что бог наградил ее внешностью, она еще и умненькая девочка. А талант лучше бы проявлялся в другом: вот сейчас она снялась в одном фильме многосерийном, идет учиться на актерские курсы.

И мне кажется, это даже интереснее, потому что более современно. Этот бизнес сегодня активно развивается. А пение… Я не вижу смысла бороться за то, чтобы стать известной певицей, добиться успеха, признания.

А потом что? И я вам скажу, что потом: мотания по пырловкам, по казино, по ночным клубам, по лужайкам — петь среди пьяной публики, ходя мимо столов. Этот бизнес сегодня не такой приятный, как был раньше. Потому что раньше концерты были для людей настоящим праздником. А сегодня все превратилось в междусобойчик".

И Марина согласилась, что ей не стоит петь?

Евгений: «Она все понимает. Конечно, петь она продолжает. И песни новые пишет. Но мы не собираемся превращать это в дело ее жизни».

А вы, как я понимаю, от шоу-бизнеса тоже отошли? Чем вы сейчас занимаетесь?

Евгений: «Я с шоу-бизнесом завязал два года назад. Считаю, что мне как-то и неприлично уже в этой сфере работать, потому что я 35 лет отдал шоу-бизнесу. К тому же сегодня все стало мелко и как-то дворово. 99 процентов концертов — в ресторанах и клубах. Это не мое. Я перестал заниматься российской эстрадой в 94-м году — когда все рухнуло в стране.

Тогда я стал делать гастроли в России западных артистов. Был президентом крупной компании, привез около шестидесяти артистов: среди них и Пол Маккартни, и Элтон Джон, и многие-многие другие. Я немало сделал в этой сфере. И самое главное — наша компания приучила Запад к тому, что можно выступать и в России. Сегодня многие заграничные артисты ездят в Москву, Питер как к себе домой. А когда мы только начинали, было сложно вообще убедить, что мы — цивилизованная страна. Сюда туристы боялись приезжать, что уж говорить про звезд…"

Кого сложнее всего было уговорить приехать?

Евгений: «Первый артист, которого мы приглашали, — Элтон Джон. На дворе стоял 95-й год. Всеми правдами и неправдами мы убеждали его агентов. Зато после европейского тура они же прислали нам письмо, что Москва была лучшим городом по организации гастролей. Но после того как мы сделали концерт Пола Маккартни на Красной площади, я почувствовал, что мне уже неинтересно заниматься этим делом: всех звезд, которых я хотел привезти в Россию, я уже привез. А ходить на работу и заниматься делом без интереса — не в моих правилах. И я ушел. Сейчас занимаюсь больше собой. И еще инвестициями, строительством — тем, что мне тоже нравилось много лет».


Стиляга из Москвы

На самом деле один из самых известных в шоу-бизнесе людей по профессии — учитель черчения. Он трудился в самой обычной московской школе, когда ему поступило предложение, от которого невозможно было отказаться: попробовать себя в роли организатора гастролей советских звезд.

Евгений: «Меня всегда тянуло в шоу-бизнес. Еще в юности, до армии, я проводил всякие музыкальные фестивали, делал вечеринки. Сам играл на гитаре в бит-группе „Зигзаги“. Тогда это запрещалось, надо было все обставлять хитро, осторожно. За нами милиция повсюду гонялась, нас забирали в эти „воронки“ и воспитывали».

Так вы, Евгений Борисович, и стилягой, наверное, были?

Евгений: «Естественно! И стилягой, и хиппи, и рокером. Я прошел все! Я же родился в центре Москвы, улица Горького — дом родной. Поэтому мимо меня ничего не могло пройти. Учеба, работа, служба в армии — все шло фоном. Главным же для меня были эти концерты, вечеринки. Поэтому, я считаю, мой приход в Союзконцерт предначертан судьбой. А дело было так: я встретил как-то Олега Непомнящего, которого хорошо знал, и он сказал, что есть свободное место. Рекомендовал меня. Вот так, с корабля на бал, я и стал заниматься гастролями советских звезд. Первыми я повез с концертами коллектив Льва Валериановича Лещенко с оркестром Гараняна и ансамбль „Надежда“. Мне тогда было двадцать четыре года, Лещенко — тридцать. С тех пор мы с ним и дружим».

А потом вы стали работать с Аллой Пугачевой…

Евгений: «Да, мы познакомились 26 мая 1978 года. Я тогда работал директором концертных программ Росконцерта, и туда же из Москонцерта перешла Алла Борисовна Пугачева. Мы встретились, поговорили и решили, что могли бы сработаться».

Я слышала, что у Аллы Борисовны был (да и остается) коронный метод проверки человека — с помощью бутылки с водочкой. И вроде как вы тоже прошли через это испытание…

Евгений: «Это у нее в обязательном порядке присутствовало, чистая правда! Она таким образом познавала „новичков“. Ведь алкоголь раскрепощает людей, тут же проявляет самую сущность. Тогда, в нашу первую встречу, она тоже достала водочку».

И как же вы «проявились», когда вам устроили подобное алкогольное испытание?

Евгений: «Просто вел себя естественно. Мы всего лишь беседовали, рассказывали друг другу о себе, высказывали какие-то мнения по разным ситуациям. И осознали, что вполне понимаем друг друга. Позже, поскольку мы постоянно работали бок о бок, решили, что, наверное, могли бы жить вместе. Я даже точно помню дату этого решения — 13 января 1980 года, в поезде Харьков-Москва».

Сегодня, наверное, молодому поколению сложно даже представить, насколько популярна была Пугачева, собирая стадионы вместимостью в сто тысяч человек…

Евгений: «Никогда не забуду концерт на стадионе Ставропольского края. Это был 1979 год. Собрались, кажется, все проживающие в этом крае: кто попал на стадион, сидели на трибунах, кому не повезло — стояли за воротами. Сотни тысяч! Естественно, в таких концертах участвовало много милиции, а еще помогала охранять артистку армия. Они цепочками становились по диаметру вокруг поля, чтобы люди не прорывались. И тем не менее сумасшедшие все равно были: пробивали охрану и бежали со страшными лицами к сцене, которая стояла посредине. Так вот, на этот случай у нас был приготовлен автомобиль. Как только в одном месте прорывалась цепочка и огромная масса людей бежала к Алле Борисовне, к ней подъезжала машина с уже открытой передней правой дверью, мы ехали в город, катались там минут двадцать-тридцать (пока милиция всех успокоит) и ехали опять на концерт».

Вы проработали вместе с Пугачевой долгих шестнадцать лет. Алла Борисовна всегда была дамой свободолюбивой, могла запросто что-то не вполне корректное сказать. Часто приходилось из-за нее бывать «на ковре» у высоких чиновников?

Евгений: «Да постоянно! Личность яркая, она никого не оставляла равнодушным. Как в народе, так и среди правящей верхушки. А тогда ведь какая идеология была? В системе одинаково плохо живущих выделяться нельзя! Но времена, слава богу, были уже не сталинские, а брежневские, так что как-то удавалось ходить на грани «можно» и «нельзя».

Прощалось ей, конечно, чуть-чуть больше, чем другим. Потому что понимали, что Пугачева слишком любима народом и что ей запрещать какие-то вещи категорически — невозможно. Этим она, естественно, пользовалась. Хотя, конечно, много было примеров, когда артистов за какой-то поступок могли уничтожить, посадить в тюрьму (вспомнить хотя бы историю с Сергеем Захаровым). По кабинетам высоких начальников я ходил часто: после каждого неосторожного высказывания Аллы Борисовны со сцены меня обязательно вызывали в ЦК партии — именно меня, а не ее. И начиналась проработка. Но я ходил «на ковер» спокойно, понимал, что им нужен сам факт проведения работы с нами. К тому же я умел красиво извиняться. Так и играли в эту глупую игру: и они все прекрасно понимали, и мы".

Один из мужей Пугачевой, Александр Стефанович, рассказывал мне, что многие поступки Аллы Борисовны на самом деле умело режиссировались: чтобы постоянно были о ней разговоры, постоянно поддерживался интерес публики. Вот вроде бы и грандиозный скандал в гостинице «Европейская», о котором в свое время газеты писали каждый день на протяжении месяца, на самом деле был ловко просчитан.

Евгений: «Нет, просчитано ничего не было. Совершенно случайная ситуация. Более того — довольно-таки опасная.

Рассказываю, как было дело. Шел 85-й год. Алла Борисовна приехала в Питер, в гостиницу «Прибалтийская», из Москвы на машине, очень устала. Села в холле в ожидании, пока ее поселят в номер. Поскольку у артистов жизнь кочевая, то в разных городах они привыкают останавливаться в определенных номерах. Вот и «Прибалтийская» была для Пугачевой практически домом родным. Поэтому она всегда занимала одни и те же апартаменты. И хотя номер был забронирован заранее, вдруг выясняется: там уже кто-то живет. Алле Борисовне предложили поселиться в другом месте — похожем на «ее». Гостиница, хочу сразу подчеркнуть, в данном случае была неправа.

Конечно, главное, почему этот скандал произошел, — то, что сама артистка начала принимать участие в разборках. К моему большому сожалению, меня в тот раз рядом с Аллой не было. Я-то обычно «отсекал» ее от подобных проблем. И упущение нашего администратора Олега Непомнящего, что она слышала все эти разговоры. А с ее характером начинать выяснять отношения!..

Еще один минус — замдиректора гостиницы оказался из числа нелюбителей Пугачевой. Он тут же ухватился за ее слова, развил эту тему и сообщил о скандале в милицию. В результате нужный номер Алле Борисовне все равно дали, и концерт прошел неплохо. Но ситуация зашла в тупик: было заведено административное дело в Василеостровском отделении милиции.

Далее события развивались стремительно. Пресса зацепилась за инцидент, начались публикации. Было впечатление, что многие журналисты будто ждали чего-то подобного: ну наконец, вот оно! Дорвались! Даже ТАСС — агентство, которое обычно доводило до людей информацию совсем другого рода, — дало новость о скандале в питерской гостинице. Причем на весь мир. Следующие два дня шум был невероятный! Я в это время находился в Москве. Конечно, все тогда испугались. Я тут же начал принимать какие-то меры. Нанял хорошего адвоката — инвалида Отечественной войны, такого крепкого дядьку, — который взял на себя ответственность ездить в Питер, улаживать дела.

Здесь, в Москве, я сам тоже прошелся по инстанциям — в ЦК партии, в Комитет по идеологии, Министерство юстиции. И почувствовал главное: в среде правящих нет решимости доводить ситуацию до логического конца. Мне сразу сказали: улаживайте все сами, мы принимать активного участия в этом деле не будем. Стало понятно: давить сверху не станут!"

И Алла Борисовна тогда тоже испугалась?

Евгений: «Конечно. Тогда все были испуганы. Растопчут и размажут! Помимо походов по инстанциям мы тут же стали подключать к этому делу столичную прессу. За нас вступилась «Московская правда» — в ответ «Ленинградской правде».

Такое впервые было в советское время: идеологически одна и та же газета, подчиненная ЦК партии, выступила фактически против себя же. Нонсенс! Потом появились и другие публикации в московской прессе. И вскоре мы победили полностью, задавили «Ленинградскую правду»! Конечно, такое было впервые".


Пионеры от эстрады

Самая известная пара Советского Союза вообще многое тогда делала впервые. Именно у Пугачевой — конечно же, при участии Евгения Болдина — у первой появился коллектив, который при работе на сцене задействовал светотехнику (пригодились навыки Болдина, которые он получил, работая учителем черчения). А позже супруги создали уникальный Театр песни имени Аллы Пугачевой, который вскоре превратился практически в самостоятельное министерство эстрады.

Евгений: «У нас тогда только административного персонала было человек двести. Мы делали почти все концерты в стране: около 90 процентов гастролей проходило под эгидой театра. У нас даже был Первый отдел: КГБ разрешил мне самому подписывать документы всем выезжающим за рубеж. И я давал разрешения на выезд в Европу сотням людей — начиная от артистов Большого театра и заканчивая цирковыми».

А почему было принято решение закрыть Театр песни? Ведь вы же тогда практически монополизировали всю гастрольную деятельность в стране. Не пришлось бы позже Алле Борисовне заниматься выпуском чипсов…

Евгений: «Конечно, можно было и дальше работать в этой области. Но самой Алле Борисовне не хотелось, чтобы эта громадная машина под названием „Театр песни ее имени“ продолжала существовать. Ей не нравилось, что большое количество людей работают под прикрытием ее имени. Поэтому в 1994 году Театр песни официально прекратил свое существование».

А еще во время работы с Аллой Борисовной вы впервые вдруг появились на телеэкранах — в клипе «Любимчик Пашка». Это вам зачем было нужно?

Евгений: «Да дурачество в чистом виде! Съемки клипа проходили непосредственно у начальника управления музыки на Центральном телевидении. Это была идея Аллы Борисовны: мол, присядь здесь, сыграй на гитаре, на гармошке, что-то изобрази. Ну, получилось. Смешно и интересно. Детям очень понравилось».

Да ладно детям — вся страна тогда обсуждала: что это за Пашка рядом с Пугачевой?

Евгений: «Но дети были самыми главными моими поклонниками! И я даже стал популярным. Смешно было наблюдать, когда мы выходили из Дворца спорта после очередного концерта — я, Илья Резник, Игорь Николаев, Алла Борисовна Пугачева — и вслед кричали только одно: „Пашка пошел!“ Забавно: на фоне других артистов, которые всерьез занимались этим делом, вдруг получалось, что и я — человек значимый. Но я никогда не позиционировал себя как артиста, никогда не лез на экран. Я даже интервью никогда не давал! Всегда считал себя работником закулисья».

Ну как же — вот вы тоже запели: лично видела вас в передаче «Две звезды» на Первом канале, где вы предстали в дуэте с Филиппом Киркоровым…

Евгений: «Опять дурачество! Чистой воды дурачество! Это меня уговорил Филипп Киркоров: мол, получится интересно, смешно. Ну пошел я на студию, записал свою партию, Филипп взял фонограмму, распределил голоса. Получилось неплохо. Конечно, страшно было выходить на сцену. Это ведь было мое первое выступление. Я и микрофон раньше никогда в руках не держал. Помню, Филипп перед съемками сказал мне: мол, репетировать не надо, будет только хуже, поэтому давай уж как-нибудь экспромтом.

Я согласился. А минут за двадцать перед выходом на сцену у меня вдруг начали трястись коленки — страшное дело! Если бы не полстаканчика коньячка, который был в гримерной у Жасмин, я бы вообще отказался от выступления! А так — сразу отпустила дрожь, я подумал: «Будь что будет!» Кстати, перед съемками Филипп купил два букетика цветов — мне и ему. Я поначалу отказывался брать цветы с собой на сцену: зачем это нужно, будем выглядеть как два жениха. Но Филипп меня убедил: «Зато ты точно будешь знать, что делать с левой рукой». И вот — что получилось, то получилось. В принципе не так все оказалось плохо…"

Так вы, насколько я знаю, и дальше пошли в своих вокальных опытах. Чуть ли не диск сольный собираетесь выпускать…

Евгений: «Нет, диска не будет. Просто в музыкальной студии я записал — исключительно для себя — четыре песни (опять же — дуракаваляние). Одна из композиций получилась очень удачной: песня, которую когда-то пел Марк Бернес, — «Голова стала белой». На одной вечеринке, которую Алла Борисовна устраивала у себя в загородном доме, она песню услышала: «Очень здорово! Дай-ка мне фонограмму!» И теперь крутит эту вещь на радиостанции «Алла».

Часто вы на даче встречаетесь со своей бывшей супругой?

Евгений: «Не так часто, но у нас есть какие-то даты, когда мы всей старой компанией обязательно собираемся. Это 13 января (или же 2-е) — отмечаем Новый год. Еще стараемся все дни рождения не пропускать. Первое воскресенье весны каждый год — это тоже обязательно».

А по личным вопросам советуетесь с Аллой Борисовной?

Евгений: «Не могу сказать, что так уж советуемся, но разговоры присутствуют. Мы ведь не чужие друг другу люди, знаем, что происходит в жизни у каждого из нас. Но каждую свою избранницу я показываю Алле».

И я слышала, будто на сей раз Пугачева сказала, что не даст вам обойтись без пышной свадьбы, и уговаривает вас этой осенью все-таки отпраздновать факт бракосочетания: мол, для такого события она песню собственного сочинения приготовила… Значит, торжества все-таки будут?

Евгений: «Мы договорились с Аллой Борисовной, что при хорошей временной ситуации устроим праздник жизни. И даже не будем называть это свадьбой!»


Все мужчины Пугачевой

Первый муж: Миколас Орбакас

Годы брака: 1969−1973

Первого мужа Пугачевой нагадали. Однажды подруга сказала Алле, которая тогда была студенткой Музыкального училища имени Ипполитова-Иванова, что одному коллективу срочно нужна вокалистка — для поездок по селам и городам в составе студенческих выездных коллективов. Организовывал бригаду преподаватель московского эстрадно-циркового училища Олег Непомнящий.

Перед встречей с Непомнящим другая подруга, умеющая гадать, раскинула карты. И поведала: Алле предстоит деловая встреча в казенном доме, и первый мужчина, которого она там увидит, станет ее мужем.

И вот Пугачева ждет в эстрадно-цирковом училище Олега Непомнящего. Тот появляется в проеме двери, и вдруг из-за его плеча выскакивает высокий рыжеволосый юноша-студент, который первым здоровается с Аллой. Алла обращает на это внимание. Следует взаимное представление. Оказывается, рыжий — это будущий клоун с экзотическим именем Миколас Эдмундас Орбакас, в просторечии — Миша. Так начинается это знакомство, быстро переросшее в нечто большее. Свадьбу сыграли в Москве. В конце мая 1971 года у Аллы и Миколаса родилась дочь Кристина, которая получила фамилию Орбакайте. Слава и успех не самым лучшим образом отражались на атмосфере в семье. К тому же начала сказываться разница в темпераментах. Алла повсюду оказывалась в центре внимания, в отличие от Миколаса, который скромно оставался в стороне. В ноябре 1973 года пара рассталась. Пугачева стала жить одна, воспитывая дочь.

Миколас из мужа превратился в друга и советчика. Сейчас первый супруг Пугачевой с новой семьей живет в Москве и постоянно встречается со своей любимой дочерью Кристиной, изредка появляясь на юбилейных концертах Аллы Борисовны.

Второй муж: Александр Стефанович

Годы брака: 1976−1980

Ленинградского режиссера Алек-сандра Стефановича и Аллу Пугачеву познакомил осенью 1976 года все тот же Олег Непомнящий. Знакомство состоялось в ресторане «Сосновый бор». После ужина очарованные друг другом мужчина и женщина незаметно оторвались от компании и исчезли в сумраке ночи. Так начался этот самый бурный роман десятилетия. Новый муж певицы оказался прирожденным менеджером. Именно он со всем азартом Пигмалиона перекроил сценический облик своей возлюбленной. Союз с модельером Вячеславом Зайцевым привел к рождению маленького шедевра — знаменитого балахона-размахайки, который стал неотъемлемой частью образа певицы на многие годы.

Со Стефановичем Пугачева поднялась на вершину не только профессионального мастерства, но и материального достатка, переехав в большую четырехкомнатную квартиру на улице Горького. Вскоре их отношения расстроились, и певица фактически не скрывала роман со своим директором Евгением Болдиным. По воспоминаниям Ирины Гинзбург-Журбиной, однажды они встретились с Пугачевой в абхазском Доме творчества композиторов, в финской бане. «Как ты думаешь, он меня любит или использует?» — неожиданно спросила будущая Примадонна свою приятельницу.

Окончательный разрыв случился, когда Стефанович пригласил на главную роль в фильме «Душа», задуманном как кинобенефис Пугачевой, ее невольную соперницу — Софию Ротару. Развод двух больших художников стал вполне эффектным событием.

Четвертый муж: Филипп Киркоров

Годы брака: 1994−2005

Филипп Киркоров был принят на службу в знаменитый Театр песни Аллы Пугачевой сразу после окончания Гнесинского училища. Произошло это в 1988 году. Как говорил сам Филипп, он с детства боготворил Пугачеву, что, впрочем, никак не отразилось на его положении в коллективе, скорее наоборот — к нему отнеслись без должного пиетета. Постоянные придирки в итоге сделали свое дело: Филипп, «хлопнув дверью», через пару лет покинул Театр песни Аллы Пугачевой, однако «спрятаться» от Примадонны не получилось. Как гласит легенда, на фестивале «Звездный прибой» в Сочи Киркорова (случайно или нет?) поселили рядом с дачей Пугачевой — раз. Затем Филипп «то ли с помощью лески, то ли с помощью рыбаков» ловит настоящую камбалу, которую без промедления в зажаренном виде посылает на стол певицы. Получив неожиданный подарок, Пугачева не растерялась и тут же спросила: «А ящик шампанского где?» Киркоров, несмотря на ночь, тут же нашел ящик шипучего «Аи» и собственноручно доставил его Примадонне. Подвиг не остался без внимания. Более того, Алла Борисовна прилюдно одобрительно высказалась в его адрес. Акции Киркорова моментально взлетели вверх. Вскоре Пугачева приходит на день рождения одного из участников группы «На-На», мило проводит время, пока в самый разгар торжеств на банкете не появляется Киркоров с охапкой фантастически дорогих цветов. Приняв «скромный» — как выразился даритель — подарок, Пугачева неожиданно объявляет, что раз так, то, видно, скоро у нее состоится помолвка с Киркоровым. Фразу, брошенную Примадонной, восприняли как шутку. Все, кроме Киркорова.

Филипп Бедросович и Алла Борисовна поженились совершенно неожиданно, во время гастролей Киркорова в Санкт-Петер-бурге в марте 1994 года. Паспорта со штампом им вручал лично мэр Северной столицы Анатолий Собчак.

Говорят, не обошлось без курьезов. Печать на запись о гражданском акте в паспорте певицы пришлось ставить на странице «Дети» — в нужном месте не осталось свободного пространства. Праздничные торжества напоминали «свадьбу соек»: шампанское лилось рекой, молодые были счастливы, репортеры светской хроники — довольны. Вообще брак любимицы советских женщин с их же любимцем стал главным событием не просто того года, а целой десятилетки. Об союзе судили на все лады. Препарировали размолвки главных лиц этой то ли драмы, то ли комедии. Что было на самом деле, знали только двое, но предпочитали на этот счет не распространяться. Хотя лучше других об отношениях двух артистов сказал один финский журналист, случайно оказавшийся в числе приглашенных на торжества гостей: «Это любовь. О чем тут еще судить?» Но, как и полагается в настоящей драме, хеппи-энда в сей истории не последовало.

Начиная с 2005 года в прессе все чаще стали появляться слухи, что Пугачева и Киркоров давно не живут вместе.

Официально пара развелась в конце марта 2005 года в Таганском загсе. Самими сотрудниками учреждения этот факт держался в строжайшей тайне. Тем не менее дотошные журналисты обо всем прознали. Даже о таком пикантном обстоятельстве, что забирать свидетельство о разводе Алла Борисовна приехала с Максимом Галкиным и его братом Дмитрием. Так закончился этот пока последний брак Примадонны. Впрочем, пресса уже давно поженила Аллу Пугачеву с ее очередным фаворитом Максимом Галкиным.

И та же пресса злобно вычислила: если Алла Борисовна и далее продолжит стабильно выходить замуж, то ее следующий избранник будет годиться ей в праправнуки.