Архив

«Kлюч»

Дзюнъитиро ТанидзакиИностранка

Немощный, но наделенный фантазией муж провоцирует притворно-скромную супругу на откровенность, как бы нечаянно выкладывая интимный дневник в свободный доступ — забывает ключ от письменного стола на видном месте и ждет продолжения. Супруга включается в игру, громоздится интрига; в обсессивной атмосфере проводятся эксперименты с участием молодого любовника, метящего попутно в зятья; секс по декадентскому обычаю рифмуется со смертью — чувственный морок и убийственная страсть.

7 марта 2005 03:00
748
0

Немощный, но наделенный фантазией муж провоцирует притворно-скромную супругу на откровенность, как бы нечаянно выкладывая интимный дневник в свободный доступ — забывает ключ от письменного стола на видном месте и ждет продолжения. Супруга включается в игру, громоздится интрига; в обсессивной атмосфере проводятся эксперименты с участием молодого любовника, метящего попутно в зятья; секс по декадентскому обычаю рифмуется со смертью — чувственный морок и убийственная страсть. Довольно сумрачный самурай Танидзаки воспел ницшеанские красоты по ту сторону морали в унисон своему младшему современнику Мисиме — но, как стилист несравнимо более сдержанный и скупой на эффекты, известностью обладает скорее академической. «Ключ» (1956) — хрестоматийная эротика; но «откровенная», «непристойная» и «провокационная» проза, если взглянуть на нее ретроспективно, позволяет оценить динамику полового раскрепощения: та романтическая телесная тьма, в которую на ощупь и робея от собственной смелости ступали тонкие эротоманы и модернисты прошлого, сгущалась, набухала; к пятидесятым источала уже потную испарину и превратилась-таки в довольно удушливую банальность времен «Эммануэли» и Тинто Брасса. На финише эту процессию поджидает Уэльбек.