Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Черный «ящик»

Александр Минкин: «Людям, которые хотят вырастить добрых и умных детей, нужно выбросить из квартиры телевизор и компьютер»

3 октября 2008 23:04
594
0

Публикации Александра Минкина всегда острые и шокирующие. Одна из последних работ — серия материалов о телевидении «Под властью маньяков» — вызвала огромный резонанс в обществе и переворот в сознании очень многих людей.

Публикации Александра Минкина всегда острые и шокирующие. Одна из последних работ — серия материалов о телевидении «Под властью маньяков» — вызвала огромный резонанс в обществе и переворот в сознании очень многих людей.

Мы попросили Александра Викторовича поделиться своим опытом с другими родителями, воспитывающими детей в непростой ситуации информационного хаоса, царящего сегодня в нашей стране.


«Наше общество еще не созрело: ради денег продают ребенку водку»

— Есть ли сегодня в России газеты, которые можно положить на стол в доме, где живут дети?

— Такие издания есть, но их немного. Слава Богу, детей лет до 7—8, даже если они научились читать, газета не влечет. Поэтому она если и представляет опасность, то для людей от 10 лет и старше.

— А в чем опасность?

— К сожалению, газеты (даже те, которые считают себя приличными) часто публикуют вещи, разрушительные для личности. Речь о табу. Цивилизация — это не свобода, а бесконечные запреты: не убий, не укради, не пожелай… Есть вещи, которые запрещены с доисторических времен, и очень жестко. Они запрещены так сильно, что люди не только об этом не говорили, они даже об этом не думали. В голову не «взбредало». А теперь появляется заметка о том, что кто-нибудь убил, расчленил и съел — извините — свою собственную маму. Вот о таких вещах я и говорю. Все равно — матом написано или чрезвычайно приличным академическим языком (лучше уж матерное ругательство, чем такая заметка). Потому что статья, хотя и осуждает этого людоеда, производит катастрофически разрушительное действие. Она выводит запрет из небытия. Вот оно описано, это запрещенное. Значит, такое может быть. И в голове у человека с этого момента и навсегда (!) поселяется эта информация. И если его психика неустойчива, то никто не знает, какое слово и как в нем отзовется.

Вот история, рассказанная психологом, судебным экспертом. Один подсудимый объяснил, как съехал в свои серийные «приключения»: очень расстроенный, так как что-то не получалось с очередной невестой, он зашел в бар выпить пива. И вдруг из-за соседнего столика, где пили два мужика, донеслась фраза: «Из-под земли достану!» И тут у него в голове что-то щелкнуло, ему стало все ясно, и с тех пор он стал заниматься описанными в томах уголовного дела преступлениями.

Что хотел из-под земли достать тот мужик в баре?! Может, картошку, может, деньги, чтобы долг вернуть, — мы не знаем. Но для человека в пограничном состоянии случайно услышанная невинная фраза стала стартером — включился маньяк. Что уж говорить о жутких заметках и тем более телепередачах о людоедах, педофилах и пр.

— Что же делать? Выкинуть все газеты, компьютер и телевизор?

— Да. Я бы жестко запретил телевидение и Интернет. Газеты все-таки по-другому устроены. Читая, человек должен приложить интеллектуальные усилия, чтобы опознать буквы, слова, понять фразы и в конечном итоге нарисовать у себя в голове образ. То есть это интеллектуальная работа. А телевизор сразу тебе как животному дает картинку и звук. Не надо никаких усилий прикладывать. Поэтому он лупит по самым незащищенным, тем, кто еще не умеет читать, но уже получает весь этот ужас.

Телевизор убивает. Нет, не физически; включив его, вы не умрете, но он разрушает личность. Вот если бы вы выпили яду и умерли, все бы сказали: «Да, это вредно. Это яд». А когда умирает душа, то внешне это не сразу видно.

Телевидение же душой вашей абсолютно не интересуется, оно просто делает деньги и больше ничего! Это как китайцы, которые сделали отравленное молоко не потому, что они убийцы и хотят отравлять своих же китайских детей. У них не было такой задачи. Они просто делали деньги на очень грязном молоке. Без всякого злого умысла.

— Что же делать? Можно ли изменить ситуацию?

— Если успеем. Ну, случилось же изменение в человеческих взглядах на алкоголь. Во времена Оливера Твиста в Англии совершенно спокойно наливали в пабах 12-летним мальчикам пиво. Во всех этих добрых книжках дети пьют и не прячутся при этом от взрослых. Постепенно общество осознало, что детям нельзя. И теперь им не продают алкоголь. В Америке до 21 года. И даже дочку президента арестовывают за банку пива. А у нас до 18, и это нарушается повсеместно — во всех городах и селах, и никого не арестовывают. То есть наше общество еще не созрело, и ради денег продают ребенку водку. И продают не потому, что хотят его убить, а ради денег.

— А что-нибудь у нас есть хорошее? А то все плохо и плохо!

— А разве вы меня спросили хоть о чем-нибудь хорошем? Представьте, вы пришли к зубному врачу, а он вам говорит: «Ой, какие у вас красивые ручки, какие прекрасные формы». А у вас зуб болит. Я говорю о том, чем больно общество — такая работа. Телевидение — это зло. В статье «Под властью маньяков» есть эпиграф из великого американского фантаста Артура Кларка: «Тем, кого боги хотят уничтожить, они сначала дают телевизор». Поэтому людям, воспитывающим детей, нужно решительно выбросить из квартиры телевизор и компьютер.

— А такие дети будут готовы к жизни в нашем обществе, когда вырастут?

— Дайте тогда своему ребенку стакан водки, чтобы он был подготовленным — ему же придется водку пить. Накормите грудного малыша солеными огурцами, жареными куриными котлетами, маринованными грибами — когда-нибудь ведь все равно это попадет ему в рот. Но все понимают, что месячный малыш не в состоянии все это переварить, для него это смертельно.

— Имеете в виду, что всему свое время?

— Да. Именно это я и имею в виду.

— Как понять, когда пришло это время?

— А куда торопиться? Пока нет запросов, не надо «для подготовки к будущей жизни» совать ему взрослое. Вы послушайте внимательно своего ребенка — и поймете, что он ничего лишнего никогда не просит. Например, на вопрос: «Откуда берутся дети?» — многие родители, краснея, начинают рассказывать про отношения, любовь, мужчину, женщину, яйцеклетки. Но он ведь этого не спрашивал! Можно ответить прямо и просто: «Из живота». А когда он задаст следующий вопрос, думайте над следующим.

— А когда ребенку уже можно доверить принимать самостоятельные решения о том, смотреть телевизор или нет, почитать газету или пойти в кино?

— Это вопрос взаимоотношений между вами и вашим ребенком. До 8 лет ребенок еще не интересуется чем-то запретным. И если родитель за первые годы жизни заработал доверие, то сын или дочь будут принимать его советы. И, скорее всего, не станут смотреть телевизор.

— Не будет ли тяжело такому ребенку в школе поддерживать разговоры со сверстниками? Они, например, обсуждают какой-нибудь фильм, а он ведь его не смотрел!

— Вот мой сын сейчас перешел в другую школу, в седьмой класс. И знаете, что его поразило? «Папа, там никто не ругается матом! Ни мальчики, ни девочки». То есть он, попав в другой коллектив, испытал счастье. Потому что до этого он учился там, где все ругались матом, кроме него. Он знает все эти плохие слова, просто не любит их употреблять. Все же идет из семьи. И если родители не ругаются матом, то и сын, скорее всего, не будет. И потом, согласитесь, детский коллектив — это абстракция! А жизнь конкретна. В Солнцеве и, допустим, в Швейцарии — разные коллективы. В Солнцеве родители пьют, ругаются матом, дерутся. В Швейцарии же ведут себя более прилично. В какой коллектив вы отдаете ребенка — швейцарский или солнцевский?


«Настоящий мужской характер — это риск ради идеи, а не безумное хождение по перилам моста»
— Но не у всех же есть возможность поменять школу, район или вообще переехать в Швейцарию? Как же быть, если одноклассники пьют водку и ругаются матом?

— Конечно, нужно готовить ребенка ко всякого рода ситуациям. Вот, например, что я сказал сыну про наркотики.

«Придет момент, когда тебе кто-нибудь их предложит. Во-первых, скорее всего, это будет не черт с рогами, а лучший друг, авторитетный одноклассник или какой-нибудь очень хороший мальчик, на которого вся школа смотрит с восторгом. Второе: пробовать нельзя. Потому что есть наркотики одноразового привыкания. А это смерть! Ты уничтожишь все: себя, меня, всю семью. И знай, что эффект от наркотиков скорее всего очень приятный. Но расплата — смерть. И если ты готов ради минутного удовольствия умереть, то это очень глупо». То есть не надо врать ребенку, что это отвратительно. Потому что если он все-таки попробует и выяснит, что это очень приятно и вкусно, окажется, что папа с мамой врали. Задача родителей в том, чтобы ребенок душевно и умственно был достаточно стоек к тому моменту, когда ему наркотики будут предложены.

С алкоголем проще. Потому что водка все-таки противная. И вкус, и запах у нее отвратительный. Макните палец в стакан, капните мальцу на язык — пусть попробует на вкус, понюхает. Наверняка желание пропадет.

— Да, но многие подростки пробуют лишь для того, чтобы не опозориться перед одноклассниками…

— Проблема большая, но она решается. Нужно дать подростку инструменты защиты, потому что он может не успеть придумать их сам. Объясните ребенку: «Тебе говорят: ради того, чтобы продемонстрировать свою силу, ты должен сделать какую-нибудь гадость — выпить водку, закурить, украсть. А ты скажи: «Моя сила в том, что я умею отказываться. А вы нет. Я сильнее вас». Или: «Я не буду прыгать с крыши, потому что не хочу ломать ноги, у меня скоро соревнования по карате». То есть подросток должен быть готов к тому, что его будут испытывать. Я, например, сыну объяснил, что настоящий мужской характер и мужская сила — это риск ради какой-то идеи, ради защиты слабого. А не просто безумное хождение по перилам моста или по крыше, чтобы кому-то чего-то показать.


«Сейчас люди читают этикетки»
— А известный журналист Александр Минкин в каком обществе вырос?

— Я жил на Таганке, в рабочем районе. В те времена все дружили дворами. А дворовый уклад сродни бандитскому. И не дай бог быть в своем дворе изгоем. Так что коллективчик тот еще был. Школу я ненавидел. Там было очень скучно.

Единственный педагог, которого я любил и уважал, — физик. Было интересно, и по этому предмету у меня была «пятерка». И по математике — науке всех наук — тоже. А вот по русскому языку одни «тройки». Писал-то я грамотно, а правила знал плохо. И по литературе был троечником, потому что Онегин — очень интересно, а «образ Онегина» — жутко скучно. Всегда очень любил книги. Когда все плохо — книга единственное спасение. Десять минут — и пацан уже не здесь, а там, с д’Артаньяном и Томом Сойером.

Сейчас люди, к сожалению, читают лишь макулатуру и этикетки. И все мои заметки, если посмотреть в самую их суть, призывают читать не газеты и глянец, а великие книги.