Архив

Любовь с расчетом

Любовь Толкалина: «В начале нашей семейной жизни я была очень ревнивая»

Эта девушка весьма умело распоряжается всем, чем наделила ее природа. Рекламе крема Люба «подарила» свои ноги, рекламе шампуня — волосы, индустрии сериалов — актерские способности, и наконец Егору Кончаловскому — свою любовь и дочь Машу. В 27 лет ей можно не жаловаться на жизнь и уже есть что вспомнить. Cвоими мыслями и воспоминаниями Люба Толкалина делилась с «МК-Бульваром» в интерьерах семейного очага.

29 августа 2005 04:00
885
0

Эта девушка весьма умело распоряжается всем, чем наделила ее природа. Рекламе крема Люба «подарила» свои ноги, рекламе шампуня — волосы, индустрии сериалов — актерские способности, и наконец Егору Кончаловскому — свою любовь и дочь Машу. В 27 лет ей можно не жаловаться на жизнь и уже есть что вспомнить. Cвоими мыслями и воспоминаниями Люба Толкалина делилась с «МК-Бульваром» в интерьерах семейного очага.



— Вас зовут Любовь. Как вы считаете, у женщин с таким именем особое отношение к понятию «любовь»?

— Я думаю, что особое отношение к этому имени скорее у всех остальных. Вообще-то женщины с таким именем, как правило, неутомимые ворчуньи, характер их далек от романтического. Мое имя мне очень долго не нравилось. Казалось старомодным и каким-то грубоватым, что ли. Только недавно стала понимать, что это имя мне подходит лучше любого другого. Вообще-то очень многие люди называют меня ласкательно: Любаша, Любушка, Любаня. Мама в детстве звала Любавета, Любашка. Во ВГИКе однокурсники — Любэн, дедушка — Люблянушка, а Егор — Любочка и иногда Любча.

— Кстати, я заметила, что в своих интервью вы никогда не говорите о своей любви к Егору. Почему?

— Потому что это касается только нас с Егором! И озвучивать это публично я не считаю возможным. Я много раз попадала в ситуацию, когда мои слова переворачивались с ног на голову, комментировались со стороны, отчего фраза приобретала совершенно иной смысл. Выходят такие статьи, что волосы от них становятся дыбом! И не только у меня. Умудряются обидеть множество дорогих мне людей. Поэтому о своей любви к Егору я, пожалуй, промолчу. И впредь буду молчать о многом другом. Неужели меня больше не о чем спросить, кроме как о наших взаимоотношениях с Егором? Почему журналистам это не дает покоя?

— Возможно, потому, что долгое время о вас говорили как о жене Егора Кончаловского и об актрисе, которая снимается в рекламных роликах и фильмах своего мужа. Но сейчас многое изменилось. Ваши фотографии на обложках журналов, вы популярная актриса. Ощущаете свою известность?

— Добавьте к этому рекламу, потому что сейчас я лицо Pantene Pro V и рекламирую продукты серии «Густые и крепкие». Но узнаваемость на улице мне по-прежнему не грозит. Между моим образом на экране и мной настоящей трудно уловить сходство. Узнавать меня начали после «Талисмана любви». Изначально все телепроекты, которые делает продюсер Александр Акопов, призваны не очень известных актеров превратить в абсолютно узнаваемых и любимых. Я ему благодарна. А вот, например, на Украине я — знаменитая актриса. Может быть, потому, что в прошлом году мы сделали там две картины. «Талисман» тоже прошел там с большим успехом. Узнавание начинается прямо с паспортного контроля при въезде в страну. Пограничник с серьезным лицом обязательно скажет: «О! Так вы же та актриса, что на нашу Юльку похожа». Они там считают, что я похожа на Юлию Тимошенко. Мне бы только косу через голову!

— Как вы попали в «Талисман любви»?

— Я была на пробах на «Бедную Настю», снималась в небольшой роли в «Грехах отцов». В «Талисман» меня пригласили как известную актрису на одну из главных ролей. Я довольна результатом. Работа получилась интересной, и я очень многому научилась.

— Вы когда-нибудь пользовались протекцией Егора?

— Я думаю, что ни я, ни он в этом не нуждаемся. Да и в своих фильмах Егор снимал (и, я надеюсь, будет снимать меня) не как свою жену, а как актрису, утвержденную продюсерами.

— После выхода «Талисмана» приглашений от режиссеров стало больше?

— Я не вижу большой разницы. Может, потому, что я постоянно чем-то занята. Дома с Машей сейчас провожу больше времени и счастлива от этого. Я стараюсь отказываться от картин-экспедиций. Сейчас вот заканчиваю картину в Баку, и дома все страдают от моего постоянного отсутствия. Да и я тоже страдаю.

— Вы когда-нибудь сравнивали себя с другими женщинами из клана Михалковых-Кончаловских? Анной Михалковой или Юлией Высоцкой? Чья жизнь, по-вашему, сложилась интересней?

— Ну, во-первых, они обе еще слишком молоды для того, чтобы подводить итоги о том, как сложились жизни… А во-вторых, сравнение — неправильно по сути своей. Сравнение может повлечь страдание, зависть, ревность. Нет ничего хуже, чем завидовать. Это провокация несчастья. А быть несчастным — непозволительно, по-моему, это грех. Как можно сравнивать жизни разных людей? Кому-то приятно заниматься хозяйством, семьей и наблюдать, как растут твои дети. Кому-то — покорять новые вершины. Анна и Юля — женщины абсолютно разные, но обе они достойны уважения и восхищения!

— А как относится Егор к тому, что вы стали известной актрисой?

— Вопрос к нему, во-первых. Во-вторых, известной я себя не считаю. Известность — последнее, о чем надо думать. Я работаю, потому что люблю это делать и без работы не могу. Я — Лошадь по гороскопу, мне необходимо пахать, иначе зачахну. Егор это понимает, он, кстати, тоже Лошадь, но на 12 лет старше. Единственное, что его раздражает, как я думаю, так это мои разъезды по городам и странам. Я все-таки хозяйка и мать, на мне лежит быт семьи.

— Вы человек влюбчивый?

— Думаете услышать от меня правду?

— Неужели это такой большой секрет?

— Я невлюбчива, недоверчива, хотя стараюсь верить людям. Я — скептик по натуре и ко всему, в том числе и к себе, часто отношусь критически. Сложись моя жизнь иначе — я была бы другой. Возможно, влюбчивой и доверчивой, а может быть, даже охотницей на мужчин. Я же актриса и женщина. И, как все женщины, очень зависима от мужчин: от режиссеров, продюсеров. Сегодня я счастлива, что мне не нужно каждый день с утра ходить на работу, чтобы прокормить своего ребенка. Не нужно никому ничего доказывать. Сложись все иначе, я, может быть, свернула бы горы, вошла бы в любые двери, пренебрегая многим. У меня есть качества, которыми я еще никогда не воспользовалась в силу отсутствия необходимости. Знаете, как говорят, человек не меняется, меняются обстоятельства…

— Помните свою первую любовь?

— Помню. В ней не было никакой романтики. Я сама ее себе придумала и успокоилась. Знаете, со мной так бывает: хочется чего-то очень-очень. Представишь, что это у тебя есть, убедишь себя в этом, и все как будто появляется на самом деле. Мне часто помогало такое самоубеждение. В детстве я была некрасивым ребенком. В юности — выглядела старше своих лет, девушкой вполне созревшей для глупостей. При этом очень серьезной, поэтому до глупостей не доходило. Потом я была занята, занималась в театре на воде (группа синхронного плавания), и свободного времени хватало только на сон. Так что придумать что-то, чего не было на самом деле, было для меня обычным занятием.

— Вы как-то сказали, что именно любовь привела вас во ВГИК…

— Можно и так сказать. Я абсолютно случайно была утверждена для съемок рекламного ролика. Нужна была хорошенькая девушка, с навыками ориентирования под водой, и мой тренер решила, что я отлично подойду. Режиссером ролика был студент ВГИКа — симпатичный, молчаливый молодой человек. Мне так понравилось сниматься, несмотря на то, что работали мы в жутких условиях. Снимали в павильоне «Рыболовство» на ВДНХ. Мне пришлось всю ночь плавать в грязной ледяной воде вместе с перепуганными рыбами, но я совершенно не замечала неудобств. И все потому, что меня потрясла атмосфера съемочной площадки, на которой главным был он — режиссер-студент

ВГИКа. По имени Виталий. Я была влюблена. Не столько именно в режиссера, сколько в то, что он был главным «в кино». После этого я поинтересовалась, что такое ВГИК, съездила туда и поступила на актерские курсы. Несмотря на то что ранее актерские способности у меня никак не проявлялись.

— С Виталием отношения в итоге сложились?

— От всей истории с ним осталась лишь любовь к кинематографу в целом. За что я режиссеру Виталику очень признательна. Иначе не училась бы я на курсе у Баталова и не ходила бы в «Иллюзион» смотреть шедевры мирового кино. Мама, кстати, думала, что я гуляю с каким-нибудь мальчиком.

— Что бы вы могли пожелать самой себе?

— Поучиться!

— Чему?

— Просто посидеть с учебниками, заняться английским, компьютером, чтением книг, на которые никогда нет времени. Встретиться со своими старыми друзьями, которые, наверное, обижаются. И правильно. На дружбу тоже нет времени. Еще пожелаю я себе хорошего урожая на огороде, который я собираюсь разбить во дворе нашего строящегося дома.

— Как, кстати, продвигается строительство?

— Дом почти уже готов. Я выбрала сантехнику себе в ванную и занимаюсь разработкой ландшафта. Моя мечта — проводить летние деньки с дочкой на даче. Носить соломенную шляпу, поливать капустку, морковку, укропчик и, конечно, сорок розовых кустов. Я уже купила кучу книжек по садоводству, а Маша запланировала, где и что мы посадим. Главное, чтобы не поступало никаких интересных предложений от хороших режиссеров! (Смеется.) А то ведь я немедленно соглашусь и сорвусь, как любая себя уважающая рабочая лошадка. Подмосковье, Баку, Киев, Волгоград, Питер, Варшава, Владивосток, Воронеж, Нижний Новгород, далее везде. А что поделаешь — охота пуще неволи.