Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

По ту сторону волков

Звериный бульвар

26 сентября 2005 04:00
392
0

Когда директор студии «Мосфильм-КИНОлогия» Виктор Зуйков появляется на улице со своей собакой Метелью, то встречные прохожие обязательно задают ему один и тот же вопрос: «Это у вас волк?». Действительно, его любимица породы хаски очень похожа на этого хищника, да и волка ей приходилось не раз изображать, но только в кино. А в жизни Метель — очень доброе и ласковое животное.

Когда директор студии «Мосфильм-КИНОлогия» Виктор Зуйков появляется на улице со своей собакой Метелью, то встречные прохожие обязательно задают ему один и тот же вопрос: «Это у вас волк?». Действительно, его любимица породы хаски очень похожа на этого хищника, да и волка ей приходилось не раз изображать, но только в кино. А в жизни Метель — очень доброе и ласковое животное.



В сериал «Граница. Таежный роман» Метель попала не сразу. Поначалу режиссер Александр Митта хотел видеть в картине настоящего волка. Но, как выяснилось позже, это оказалось дорогим удовольствием. «Чтобы снять волка, даже ручного, на природе нужно обязательно огораживать территорию сеткой высотой два с половиной метра, — рассказывает дрессировщик Виктор Зуйков. — И не железной, по которой хищник легко заберется, а матерчатой. Красные флажки, которыми пользуются охотники, подходят только для диких животных. Ручного же волка эти ограждения не беспокоят, и он может легко убежать в лес. Я знаю, как однажды, это было на другой картине, снимали медведя без сетки. Так он быстренько сбежал, и вся съемочная группа его три дня по лесам искала». Поэтому от волка отказались и взяли вместо него Метель, а в качестве дублерши ее маму по кличке Ася.

Сначала собаку решили снять в прыжке. Для этого оператор сериала Сергей Астахов («Брат», «Брат-2») и Виктор Зуйков нашли небольшой овраг, завалили его деревьями, а под ними поставили камеру с дистанционным управлением (оператор мог испугать животное во время прыжка). На одном краю стоял хозяин и подзывал собаку, на другом — бегала Метель. В результате был снят один из красивейших моментов: Метель в затяжном прыжке.

На площадке присутствовали и два настоящих волчонка двух месяцев от роду, которых хаски, всем на удивление, приняла и опекала, как настоящая мама. Единственное, чего она не могла допустить, чтобы волчата — Лоба и Бланка — подходили к ее миске. Просто в этом возрасте волчата настоящие обжоры, которым инстинкт подсказывает съедать все, что дают или плохо лежит, впрок. Однажды Бланка схватила кусок мяса, а кто-то попытался у нее его отобрать. Но не тут-то было: она провисела в воздухе, вцепившись зубами в кусок, пять с половиной минут (специально засекали). За такое геройство пришлось отдать волчонку его мясо. Из-за их прожорливости у съемочной группы появился новый термин: «пора кормить волков». Дело в том, что задолго до того, как подъезжала машина с обедом, Лоба и Бланка начинали сходить с ума и мешали съемкам. Естественно, работа останавливалась, и все с фразой «пора кормить волков» шли перекусить. Зато повышенный аппетит волчат пригодился при съемке не менее сложной сцены, чем прыжок, — оскал Метели. Она по натуре собака добрая и просто так рычать не будет. Вот и придумали, как снять ее злой: Чуню (так ласково называет ее хозяин Виктор Зуйков) привязали к дереву, а недалеко от нее положили кость, да так, чтобы собака считала ее уже своей, но дотянуться не могла. Затем к кости подносили волчонка, и Метель, охраняя свой трофей, начинала грозно скалиться, как настоящий волк.

На самом деле окрас хаски отличается от волчьего. У них намного светлее морда, лапы и грудь. Очень долго гримеры думали, чем же «подкрасить» собаку, потому что специальная краска на шерсть ложилась очень плохо. Но помог случай: как-то Метель и Ася носились по площадке и извалялись в грязи. Дрессировщик, увидев их в таком чумазом виде, сразу понял, что собаки стали того цвета, который необходим. Так и пачкали Метель и Асю перед каждой сценой грязью, а морды мазали специальным раствором: самый дешевый растворимый кофе смешивали с сажей. А для самой знаменитой сцены фильма — схватки Алексея Гуськова (Голощекин) с волком — потребовался обычный кетчуп. «В этой сцене я дублировал Алексея Гуськова, — вспоминает Виктор Зуйков. — Главное было не помять собаку. Под гимнастерку я положил целый пакет с костями, Чуня на меня прыгнула, я ее прижал к себе и покатился с обрыва. Кстати, не очень приятный момент был, поскольку высота оказалась около пяти метров. Получилось все с первого дубля, но режиссер попросил свалиться еще раз и подольше покататься по земле». Во второй части сцены играла уже не Метель, а Ася. Поскольку нужно было колоть наркоз, то выбрали собаку постарше и покрепче. «Без наркоза обойтись, к сожалению, было нельзя, — объясняет дрессировщик. — Собаке, конечно, можно дать команду „умри“, и она будет лежать неподвижно. Но передать вялость тела она не сможет». Поэтому на площадку пригласили ветеринара. Он вколол Асе слабый наркоз, и собака с актером прекрасно отработали дубль. Кстати, после этого получилось очень смешно: Асю пошли мыть в близлежащий ручей, который окрасился «кетчуповой кровью». Непосвященные люди потом еще долго шептались о странном цвете местного ручья и непонятной деятельности киношников.